Рождение миров

Дмитрий Прутков

Рождение миров

Часть первая

«…Если в старой табакерке век не держат табака,

Заведётся в табакерке чёрт-те что, наверняка.

И берётся чертовщина ниоткуда неспроста.

Заведётся чертовщина там, где только пустота…»

м/ф «Стойкий Оловянный Солдатик»

Глава 1

Я шёл по серому осеннему парку. Время ярких осенних красок прошло. Листва уже пожухла и осыпалась, и теперь только холодный ноябрьский ветер гонял редкие сухие листья по тротуарам. Голова болела страшно. Настолько страшно, что временами я прикрывал от боли глаза. А ещё этот холодный ветер, превращавший дорогу в настоящую пытку. Легкая осенняя курточка, накинутая не глядя, совсем не спасала от неприятной погоды. Парк был пустой. Вроде ещё только ранний вечер, а в парке ни души. Хотя, если бы не такая необходимость, я и сам бы ни за что не вылез бы из тёплой квартиры, но не держать дома аптечки, оказалось не совсем предусмотрительно, и теперь приходится топать по пустой дорожке вдоль длинного ряда пустых скамеек, через парк, заполненный холодным ветром.

— Молодой человек, вы зря себя мучаете.

От неожиданности чуть не подпрыгнул. Дыхание сбилось, в висках опять застучало. Я мог поклясться, что ещё несколько секунд назад на этой скамейке никого не было. Обернулся — на скамейке чинно сидел человек высокого роста. На нём был дорогой серый костюм и туфли в цвет костюма. Серый берет он лихо заломил на ухо, а руки держал на набалдашнике чёрной трости, который был выполнен в виде головы пуделя. По виду — лет сорока с лишним. Выбрит гладко. Брюнет. Словом — интеллигент.

— Простите, если напугал. Я только хотел сказать, что аптека всё равно закрыта. Нет смысла туда идти. Если хотите, я могу дать вам таблетку аспирина.

Недоверчиво покосился на странного добродетеля.

— А почему вы решили, что я иду в аптеку за аспирином?

Незнакомец был, безусловно, прав. Я действительно, шипя от боли, бежал в ближайшую аптеку за аспирином. Всё началось каких-то пару часов назад, когда я самозабвенно рубил рейдбоса в новой онлайн РПГ. Мы готовились к этому рейду месяц. Лучшие клановые игроки, дорогущие зелья и свитки из кланхрана, изучение абилок и поведения мобов, разработка тактики боя и стратегии продвижения по уровням. Это же была своя, пусть и любительская, спецоперация, наградой за которую должен был стать ценный приз — «Меч истинной тьмы». На данный момент, заполучить этот артефакт удалось лишь двум из множества кланам. Когда исход боя был уже предрешён, а у босса оставалось не больше десяти процентов здоровья, он применил странное умение. К слову сказать, из описаний было известно только то, что последняя абилка у него была всегда какая-нибудь очень неприятная, но всегда разная и никогда не повторялась. Ко мне метнулись тёмные, когтистые руки, буквально соткавшиеся из воздуха. В одно мгновение перед моим лицом оказалось жуткое, изуродованное лицо умертвия. В его глазах полыхнул огонь, и меня накрыла тьма. Звуки тоже исчезли, осталось только неприятное периодическое пиканье. Обычно так пикают бытовые электроприборы вроде микроволновки или стиральной машины, сигнализируя об окончании работы. Открыл глаза — так и есть. Я лежал в, автоматически разблокировавшейся, и открытой капсуле виртуального погружения. Капсула мигала красной лампочкой на крышке и, в такт этому свету, издавала противный пищащий звук. Выругался. На экране монитора были строчки предупреждений, о сильном превышении нормы сердцебиения, давления и ещё чего-то там. Понятно — опять слишком вжился в мир и немного перенервничал, а эта тупая железяка испугалась и тут же выбросила меня из вирта, по медицинским соображениям. Я не любил такую заботу о своём здоровье. Как можно выбрасывать человека оффлайн в такие ответственные моменты? А если именно меня и не хватит, и весь рейд провалится? Но отключить эти ограничения было невозможно. Зло пнул капсулу. Показалось, что над капсулой мелькнул призрачный бар прочности. Брррр…. всё же правы врачи — уж слишком я восприимчив. Сознание, после аварийного прерывания погружения, до сих пор не перестроилось на восприятие мира реального и, по привычке, пытается дорисовать ожидаемое в воображении. Может капсула всё же была по-своему права? Чувствовал я себя действительно отвратно — в висках стучало, голова раскалывалась. Пошёл на кухню — выпил стакан воды, прилёг на кровать. Надо немного отлежаться, что бы нервы немного успокоились. Всё равно, сейчас капсула меня не пропустит обратно в вирт по медицинским показателям. Сердце успокоилось минут за пятнадцать, дыхание выровнялось, и только голова продолжала также жутко болеть. Ещё минут за десять ситуация не изменилась. Аспирина, впрочем, как и любых других таблеток у меня дома не нашлось — никогда особо на здоровье не жаловался и как-то и не задумывался о хранении дома аптечки или какого-то запаса лекарств. Нужно было идти в аптеку. Благо, недалеко. Минут десять пешком через парк и у ближайшей станции метро круглосуточная аптека. Накинул куртку и, чуть не пошатываясь от разрывавшей голову боли, пошёл знакомой дорогой почти не глядя по сторонам.

— …берите, берите. Аспирин.

Голос незнакомца снова вернул меня в реальность. На открытой ладони, в лёгкой кожаной перчатке, лежал кусочек бумажного блистера аспирина. Две таблетки, оторванные от самой простой копеечной, бумажной упаковки. Машинально протянул руку, но вовремя одумался. Брать непонятные таблетки у какого-то подозрительного типа, непонятно как оказавшегося у меня на дороге посреди пустого парка, да к тому же, ещё и уверенного, что я иду в аптеку за аспирином. Отдёрнул руку обратно.

— Так почему вы решили, что я иду в аптеку?

— А вы готовы оспорить истинность моего утверждения?

Он по-прежнему протягивал мне руку с таблетками.

— А вы претендуете на то, что знаете истину?

Ответил я вопросом на вопрос.

— Истина…

Незнакомец горько усмехнулся.

— Истина, прежде всего в том, что у тебя болит голова, и болит так сильно, что ты малодушно помышляешь забыть об осторожности и принять таблетки от совершенно незнакомого человека, прямо посреди улицы.

Человек говорил с лёгким непонятным акцентом, а его слова показались мне смутно знакомыми.

— Аспирин, говорите?

Я взял с ладони кусок упаковки. Ячейки с таблетками были герметичны, на самой упаковке можно было прочитать часть слова «Аспирин».

Незнакомец опять был прав. Голова болела до того сильно, что я был готов рискнуть. Терять мне, собственно, было нечего. В кармане был универсальный проездной, и почти не было денег. Моя одежда вряд ли могла кого-то привлечь, а больше забрать у меня было нечего.

— Так всё равно аспирин чем-то запить надо будет.

— Аспирин лучше всего запивать простой водой. Вы какую воду предпочитаете?

— А у вас с собой разная?

— Какую предпочитаете? — Повторил незнакомец.

— Ну, бонакву.

Незнакомец немедленно вытащил из кармана пиджака маленькую пластиковую бутылку «Bon-aqua» и протянул мне.

— Бонаква.

Бутылка была запечатана. Никаких признаков вскрытия или повреждения крышки я не обнаружил. Махнул рукой, выдавил таблетки на ладонь, закинул в рот и сделал большой глоток воды.

— Присядьте. Вам надо отдохнуть минут десять и станет легче.

Я аккуратно присел рядом, откинулся на спинку, прикрыл глаза. Так прошло несколько минут, и боль стала немного тише — аспирин начинал действовать. За всё это время, мой нежданный помощник не издал ни звука. Вроде, как и не было никого рядом. Я уже было подумал — «А может, привиделось?». Открыл глаза — нет, не привиделось. Странный человек по-прежнему сидел рядом, его руки лежали на набалдашнике трости, а подбородок на руках. Он задумчиво смотрел вдаль, напрочь позабыв обо мне.

— Спасибо. А то уже думал что помру.

Боль понемногу отступала, а я только сейчас понял, что даже не поблагодарил неравнодушного ко мне человека.

— Непременно помрёте. — Ответил собеседник, не поворачивая головы в мою сторону.

— Это как? — Встрепенулся я.

— Это само натурально.

Собеседник убрал подбородок с трости, повернул ко мне голову и улыбнулся, обнажив зубы, покрытые, с одной стороны платиновыми коронками, а с другой стороны золотыми. И, глядя на моё замешательство, добавил.

— Всё помирают. И вы, безусловно, помрёте, когда придёт время. — И снова улыбнулся.

Поняв смысл сказанного, я облегчённо выдохнул.

— Хууух… вы опять меня испугали.

— А вы так боитесь смерти?

Спросил он с лукавым прищуром.

— Не то что бы боюсь, но… Но, никто же не знает, что там будет после смерти? Да и будет ли хоть что-то? А мне и здесь вроде не так уж и плохо. Ну, по крайней мере, когда голова не болит. — Я вернул собеседнику улыбку.

— Да, я с вами согласен — никто не знает, что там будет и будет ли что-то. Я слышал много разных теорий, впрочем, все теории стоят одна другой. Но есть среди них и такая, согласно которой, каждому будет дано по его вере. Вот вы, во что-нибудь верите?

Я замялся от неожиданного вопроса. Верующим себя никогда не считал, но и доказывать обратное, тоже всегда считал глупым. Можно сколь угодно убедительно опровергать любые доказательства «Бытия Божия», чудеса, эзотерические практики и прочее, но пока нет неоспоримых доказательств полного отсутствия вероятности обратного, этот спор лишён смысла и бесконечен.

— Да, вроде, ни во чт ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→