Библейские притчи. Сюжеты и размышления

Библейские притчи

Сюжеты и размышления

Составитель Владимир Леонов

ISBN 978-5-4483-2933-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«Сидя под палящим солнцем, мальчик наблюдал, как молодой человек сосредоточенно откалывал куски от большой скальной глыбы.

– Почему ты делаешь это?

– Потому что внутри спрятан ангел, и он хочет выйти наружу», – ответил Микеланджело.

От автора

Жизнь – трудный путь. За многие годы я ходил разными дорогами. На каких-то меня встречали ветра, дующие в лицо. Какие-то были ровными и прямыми. Многие – темными и опасными. Однажды пробудился и понял, что уже много лет пробираюсь по узкой тропе, ведущей в никуда.

Я хотел совершать за день столько дел, сколько большинство людей не успевают сделать и за год. А потом – еще столько же. И освободить время для самых важных в жизни вещей.

Обычно наша жизнь – погоня за комфортом, материальным и эмоциональным. И в этом нет ничего плохого. Если мы не упускаем главное – заботу высшего порядка. Что мы хотим от нашей жизни? Это принципиальный вопрос. Мы здесь, в настоящем. Но зачем мы здесь? Что представляет собой каждый из нас как индивидуум? Что мы хотим сделать с нашей жизнью?

Нам всем это знакомо. И как же среди нас много тех, кто не может сойти с ложного пути, не говоря уж о том, чтобы отыскать новую дорогу, где можно найти смысл жизни. Я смог. Открыв свое сердце, поверив, что оно подскажет мне правильный путь, и обретя решимость следовать ему, я вскоре полностью изменил свою жизнь.

Начало моего пути…

«Мы поделимся с вами»

Христианский мыслитель эпохи Возрождения писал: «В каждой душе живет тяготение к счастью и к смыслу».

Когда я был подростком, я хотел быть счастливым. И не просто счастливым, а быть в числе самых счастливых людей на свете. Но и этого мне казалось мало – еще я хотел, чтобы моя жизнь была осмысленна. Я испытывал себя вопросами: «Зачем я родился? С какой целью Творец послал меня на землю? Зачем я живу, что я должен делать, и за что я умру? Какой уголок на земле я занимаю, и что я значу?»

Кроме этого, я хотел быть свободным. И не просто свободным, а быть одним из самых свободных людей на свете. Свобода означала для меня «способность делать то, что ты считаешь необходимым».

С возрастом я стал понимать, что многие знают о необходимости и полезности, но у них нет силы воли, чтобы это делать. Они просто живут в оковах – «рабы, прикованные к тачке».

Я искал ответы на все эти вопросы, а поскольку был человеком практично – индивидуально организованной натуры, то спустя время понял, что мое так называемое «счастье» ничем не отличалось от «счастья» любого другого: оно такое, чтобы «примкнуть, подчиниться и наесться». Оно полностью зависело от обстоятельств. Пока все шло гладко, я был счастлив, а когда дела шли в разнос, у меня на душе становилось мучительно безысходно. Вот такой сложился порочный круг.

Я был, как лодка в море, которая попала в волны – обстоятельства. Видимо, именно на такой случай в Библии есть слово, очень подходящее для описания такой жизни: ад.

Я не знал тогда еще, что жизнь – это не высокие горы, за жизнью надо нагнуться.

Я не знал никого, кто бы жил по – другому; я не знал никого, кто мог бы научить меня жить по – другому; я не знал никого, кто мог бы дать мне силы изменить жизнь. Все вокруг только говорили мне, что я должен делать, но никто не мог дать мне силы, чтобы это делать. Я начал испытывать постоянную неудовлетворенность, скрытый заглушенный стон: человек, который мечется в поисках смысла и применения своих недюжинных сил.

Я был искренен в своих попытках найти значение, истину, смысл и, конечно, чувствовать себя счастливым.

Но вот однажды мой дед, прошедший две войны – Финскую и Великую Отечественную, – рассказал мне о женщине, которая во время войны жила со своей семьей в Воронежской области. Как – то вечером они сели обедать, и на столе лежало шесть отварных картошек (у них с мужем было четверо детей). Это была вся их еда, едва ли не вся жизнь в этих шести картошках.

Неожиданно в дверь постучали люди и говорят: «Дайте нам что – нибудь поесть. Мы беженцы. У нас дети умирают от голода». Женщина отдала две картофелины. Увидев такой, на его взгляд, безрассудный поступок жены, не выдержал муж – оделся и ушел из дома. Он бросил детей и сказал: «Ты не мать, ты – волчица: своих детей оставила голодными!» И женщина осталась одна с детьми (в отличие от мужа, она не бросила их).

А спустя небольшое время немцы стали приближаться к селению, в котором жила эта женщина. И она с детьми бежала через степь, бежала к железной дороге, чтобы уехать подальше от пекла войны. Бежать надо было километров четыреста. У нее был мешок с наскоро испеченными пресными оладьями: просто мука и вода. Пока они бежали, лепешки растряслись и превратились в крошево. Вечером, перед сном женщина дала каждому ребенку по горсточке этих крошек. И все – другой еды не было.

Тут подошли к их ночлегу в открытой степи три человека – это были тюремщики, убежавшие из лагеря. Они сказали: «Женщина, дай нам еды. Мы умираем с голоду». Она им сказала: «Садитесь к огню. Мы с вами поделимся, кушайте». И протянула им мешок с этими крошками («оторвала» от своих детей). Они поели (в прямом смысле – «что Бог послал»).

Эти люди, уголовники, злые, забывшие, что такое добро, были потрясены ее душевной щедростью и милостью – ведь они пришли отобрать у нее еду, а она отдала им добровольно, поделилась с ними. Потом эти люди километров триста тащили детей на плечах, ловили в поле тушканчиков, жарили на огне и кормили женщину и ее детей; детей не только донесли до железной дороги, а бежали наперерез последнему уходящему поезду и на полном ходу забрасывали их в поезд. Успели женщина и ее дети сесть в вагон, а мужчины остались в поле – не догнали поезд…

Через три года одного из этих мужчин она встретила случайно на полустанке – он проходил мимо нее, стоящей в очереди за кипятком. Это был уже офицер, майор со звездой Героя. Он узнал ее, помог с кипятком и потом сказал: «Знаешь, я до сих пор твои крошки помню, которыми ты с нами поделилась. У меня душа перевернулась – с того времени у меня новая жизнь началась».

Уже давно нет в живых моего деда, а его рассказ точно душу мою спас. Я понял, что наша жизнь – это море, по которому мы должны идти бесстрашно, как по земле, и осознавать, что все в жизни происходит по необходимости, через борьбу и преодоление; проводить день без тревоги, трусости и притворства; а для этого быть теми, кто помнит и знает, о чем помнить, чему молиться и не «собирать себе сокровищ на земле».

И еще я понял – как сложится судьба, никто не знает… Но жить надо свободно и не бояться перемен. Когда Бог что – то забирает, не упусти того, что он даёт взамен…

Словом, быть в жизни похожим на светлячка, который светит только в полете и не зависит от милости цветов.

Вас тоже ожидает новая дорога. Все, что нужно, – это сделать первый шаг с той самой закваской из притчи Христа: с душой, сердцем, и духом. И этот шаг станет гигантским прыжком в новое будущее.

Владимир Леонов, сентябрь 2016

Всего лишь человек?!

Не обязательно быть верующим христианином, не обязательно верить в божественную природу Христа, но нельзя отрицать исторического феномена и не восхищаться величайшим гением всех времен и народов – Иисусом из Назарета.

Человеком столь необычным, цельным, безупречно последовательным, столь совершенным, человечным, и в то же время неизмеримо возвышающимся над любым человеческим величием.

Человеком, отмеченным небывалым нравственным состоянием и возвышенными помыслами и пожертвовавшим ради любви к человеку собственной жизнью, вопреки жестоким предрассудкам своего народа и своей эпохи.

«Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и веря, имели жизнь во имя Его» (Ап. Иоанн.

Кем – то было замечательно высказано: «Чтобы выдумать Иисуса, понадобился бы человек, куда более великий, чем Иисус».

Иисус из Назарета, еврейский пророк, утверждавший, что он – Христос («помазанник»), предсказанный в пророчествах Ветхого Завета, был арестован, судим как политический преступник и распят.

По еврейскому обычаю тело Иисуса было завернуто в полотняную материю. На тело и на полотно было наложено около 50 кг ароматических веществ в виде клейкой массы (Ин.).

Тело было положено в каменную гробницу (Мф.), вход в нее был закрыт огромным камнем (весом около двух тонн), который двигался с помощью системы рычагов (Мф.).

Охранять вход были поставлены римские солдаты (известные своей дисциплиной). Вход в гробницу был запечатан Римской печатью.

Через три дня после его смерти и погребения к склепу пришли женщины и обнаружили, что Римская печать была сломана (а это означало немедленную казнь для сломавшего через распятие головой вниз) и огромный камень отодвинут от массивной гробницы на значительное расстояние (как будто его подняли – следы движения отсутствовали).

Склеп был пуст, тело исчезло. Первым прибежал Иоанн, заглянул вовнутрь, увидел там пустой саван (частично сохранились следы от формы тела). Следом прибежал Петр.

...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→