Тайна Безымянной высоты. 10-я армия в Московской и Курской битвах. От Серебряных Прудов до Рославля.

Сергей Михеенков

Тайна Безымянной высоты. 10-я армия в Московской и Курской битвах. От Серебряных Прудов до Рославля

Выражаю искреннюю благодарность землякам, без чьей помощи эта книга была бы невозможной:

Яшкину Николаю Ивановичу (с. Жерелёво Куйбышевского района Калужской области); Михалёву Валерию Васильевичу (г. Киров Калужской области); Иванову Александру Михайловичу (г. Рославль Смоленской области); Петракову Александру Петровичу (г. Десногорск Смоленской области)

Глава 1

Резервная армия генерала Голикова

«Главный удар в общем направлении на Михайлов…»

Направление главного удара. 10-я вводится в дело. Серебряные Пруды и Михайлов, Сталиногорск и Епифань. Маршал Шапошников о роли 10-й армии в московском контрнаступлении. Состав 10-й армии и ее вооружение. Константин Симонов о городе Михайлове. О чем свидетельствовали Гудериан, фон Бок и документы Подольского архива. Кто бил «быстроходного Гейнца». Гитлер: «Это были дни, которые истрепали мне нервы…»

Потом, через много лет после рокового поворота от Тулы, Гудериан будет придумывать различные доводы в объяснение тому, что стряслось с его танковой армией в октябре– декабре 1941-го на подступах к этому русскому городу. И они, те доводы, действительно успокоят многих читателей его мемуаров, погасят волну вопросов, как, должно быть, успокоили и самого автора «Воспоминаний солдата».

Но тогда, в русской осенней грязи и в русских зимних снегах 41-го года, он изо всех сил толкал свои танки вперед, вначале на Тулу, потом, когда она сожгла десятки боевых машин его передовой группы, с тем же неистовым упорством гнал их в обход, на Сталиногорск, чтобы в конце концов прорваться к Москве с юга.

Однако везде, от Алексина до Каширы, на его танки и его солдат смотрели через прицелы «сорокапяток» и мосинских винтовок солдаты другой армии. И она, та, другая, которую они рвали по частям и крушили все лето и в начале осени, теперь оказалась сильнее.

В начале декабря 1941 года группа армий «Центр», сконцентрировав свои последние ударные части на важнейших направлениях, предприняла последние атаки. Красная армия выдержала и этот напор. Одновременно дивизии, которые постоянно подтягивались из тыловых районов по железной дороге, занимали исходные районы для предстоящего контрудара.

На рассвете 5 декабря левое крыло Калининского фронта перешло в наступление. Вслед за войсками генерала Конева вперед пошли дивизии 5-й армии Западного фронта. На следующий день, 6 декабря, немецкая оборона была атакована частями 1-й ударной, 13, 20, 30 и 10-й армий. 7-го числа вперед ринулись 16-я армия и оперативная группа генерала Костенко. Снежный ком нарастал и в последующие дни, достигнув в конце концов колоссальных размеров. Напор русских оказался настолько мощным, что немецкие армии ничего поделать уже не смогли.

10-я армия действовала на левом фланге Западного фронта.

«Главный удар армия наносила в общем направлении на Михайлов с фронта Захарово, Пронск. 322-й стрелковой дивизии ставилась задача перейти в наступление в направлении Серебряных Прудов и овладеть последними к исходу 6 декабря, имея в виду в дальнейшем развивать удар на Венёв; 330-й, 328-й и 323-й стрелковым дивизиям ставилась задача овладеть Михайловом. Остальные дивизии нацеливались в направлении Сталиногорска, а 41-я кавалерийская дивизия выбрасывалась в направлении Епифани.

Выполняя поставленную задачу, войска 10-й армии к исходу 7 декабря овладели Серебряными Прудами, Михайловом и вышли на рубеж Елисеевка, Мочилы, Курлышево, Б. Дорогинка, ст. Гагарино и южнее. Перед фронтом армии вели арьергардные бои 29-я и 10-я моторизованные и 18-я танковая дивизии и другие мелкие пехотные части и подразделения противника. Особенно сильного сопротивления немцы на левом фланге 10-й армии не оказывали»[1] – так характеризовал обстоятельства первых суток на участке 10-й армии начальник Генерального штаба маршал Б.М. Шапошников в своей книге «Битва за Москву». Книга до сих пор считается основным аналитическим трудом, подробно и достаточно объективно отражающим ход боевых действий зимой 1941/42 и весной 1942 года на московском направлении. А потому в нашем более узком и локальном исследовании мы будем время от времени обращаться к этому капитальному труду[2].

10-я армия третьего формирования была довольно сильным войсковым объединением.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

10-я армия имела три формирования.

1-е формирование. Армия была сформирована в Белорусском особом военном округе в 1939 г. В начале войны включена в Западный фронт. Боевой состав: 1-й и 5-й стрелковые корпуса, 6-й и 13-й механизированные корпуса, 6-й кавалерийский корпус, 155-я стрелковая дивизия, 66-й укрепрайон, а также артиллерийские и другие части. Оборонялась в районе Белостока. Армейская группа в составе 6-го мехкорпуса и 6-го кавкорпуса под командованием генерала, заместителя командующего Западным фронтом И.В. Болдина пыталась контратаковать в районе Гродно, но была разбита. Под Минском в результате глубоких танковых прорывов (2-я танковая группа генерала Гудериана и 3-я танковая группа генерала Гота) с последующими охватами окружены и разгромлены остальные части армии. Большая часть пленена и истреблена, некоторые подразделения мелкими группами вышли из окружения. В том числе вышло полевое управление армии во главе с командармом генерал-майором К.Д. Голубевым. В июле 1941 г. в соответствии с директивой Ставки расформирована, а ее части переданы на укомплектование 4-й армии.

2-е формирование. Формирование было начато 1 октября 1941 г. на юго-западном направлении. Формировал армию генерал-лейтенант М.Г. Ефремов. Состав: 393-я, 411-я стрелковые дивизии, 38-я и 49-я кавалерийские дивизии, другие части. В связи с прорывом немецких войск в районе Рославля и Брянска формирование прекращено. Войска переданы Южному фронту. Полевое управление обращено на формирование управления вновь образованного Калининского фронта.

3-е формирование. Армия начала формироваться 1 ноября 1941 г. в Приволжском военном округе. В состав вошли: 322, 323, 324, 325, 326, 328 и 330-я стрелковые дивизии, 57-я и 75-я кавалерийские дивизии, а также артполки и другие части. Сосредоточилась юго-западнее Рязани. 1 декабря 1941 г. вошла в состав Западного фронта. В Московском сражении принимала участие только во второй части – контрнаступлении. Стрелковые дивизии в общей сложности насчитывали 85 тысяч штыков, кавалерийские – 8 тысяч сабель. К 10 января 1942 г., после 250-километрового марша с боями, армия вышла на рубеж Киров – Людиново – Жиздра (ныне все города – Калужской обл.). В августе – октябре 1943 г., имея в своем составе шесть стрелковых дивизий и танковую бригаду, принимала участие в Смоленском сражении (7 августа – 2 октября), в ходе которого ударом из района Кирова на Воронцово прорвала оборону 4-й армии противника и, успешно развивая наступление на Рославль, Снигиревку, Чаусы, к началу октября продвинулась в глубину до двухсот километров и вышла к реке Проне восточнее Могилева. На рубеже по реке Прони находилась в обороне, ведя позиционные бои, до апреля 1944 г., когда была расформирована. Войска вместе с участком фронта переданы в состав 49-й армии генерала И.Т. Гришина. Полевое управление обращено на формирование управления 2-го Белорусского фронта. Армией 3-го формирования до февраля 1942 г. командовал генерал-лейтенант Ф.И. Голиков, с февраля 1942 г. по апрель 1944 г. – генерал-лейтенант В.С. Попов. В апреле 1944 г. В.С. Попов назначен заместителем командующего 1-м Белорусским фронтом, а в мае, накануне операции «Багратион», – командующим 70-й армией 2-го Белорусского фронта.

У этой армии было одно очень существенное уязвимое место. Особенно если учесть, какую задачу ей предстояло выполнять. 10-й предстоял дальний и трудный поход на запад. Армия не имела своих баз обеспечения. Ощущался дефицит транспорта, даже гужевого. Не было ни одного автобата. Не было и своих медицинских учреждений. Обеспеченность вооружением тоже желала лучшего. Все это скажется очень скоро.

Жуков с самых первых дней начала операции торопил генерала Голикова.

7 декабря 330-я стрелковая дивизия полковника Соколова[3] ночью ворвалась в Михайлов. К полудню старинный рязанский город был очищен от противника, наши войска захватили богатые трофеи. Сразу начались потери. В одном из уличных боев погиб командир 1113-го стрелкового полка майор Андрей Петрович Воеводин.

330-ю дивизию называли Тульской, так как сформирована она была в Туле и в основном из туляков. Хотя в историю Великой Отечественной войны она вошла как 330-я Могилевская. Свое почетное наименование она получит в 1943-м, когда ее полки отличатся при взятии Могилева и Чаусов.

Вот как действовала в эти дни авиация.

«Из оперсводки № 03. ШТАБ ВВС 10-й армии. РЯЗАНЬ 20:30 6.12.41:

Два ЯК-1 атаковали войска пр-ка и автомашины на южн. окраине СЕРЕБРЯНЫЕ ПРУДЫ, отмечено 3 взрыва, предположительно взорвались цистерны с горючим.

10:10–12:10. Два ЯК-1 (мл. л-т ДОБРЫНИН и сержант СПИРИДОНОВ) атаковали автоколонну по дороге МИХАЙЛОВ – ХАВЕРТОВО.

13:15–13:55. Один ЯК-1 (капитан ПАНКРАТОВ) атаковал автомашины на дороге МИХАЙЛОВ – ХАВЕРТОВО».

«Из оперсводки № 04. ШТАБ ВВС 10-й армии г. РЯЗАНЬ 22:00 7.12.41:

1. Части ВВС 10 армии в течение ночи с 6-го на 7.12.41 г. бомбардировали ВЕНЁВ. Всего произведено 24 самолето-вылета, из них: Р-5 – 7 (ночью) и ЯК-1 – 17 (днем).

66 ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→