Собачье дело

Александра Бегунова

СОБАЧЬЕ ДЕЛО

1 часть

Алан работал в Департаменте уже третью неделю. Он привык и к подъему в семь, и к наставнику, и потихоньку привыкал к коллегам. Хотя временами это было трудно. Грелль ввергал Хамфриза в когнитивный диссонанс. Как вообще можно жить с таким ураганом в голове?! Вот мистер Слингби выглядит, как настоящий жнец, не то что…

В мысли стажера ворвался какой-то странный, рычаще-урчащий звук. Алан вздрогнул и остановился.

— Алан, — напряженно окликнули юношу с парадной лестницы, — стой и не шевелись, если жизнь дорога.

— Р… Рональд?

Стажер Сатклиффа стоял на лестнице, сжимая ручку газонокосилки, и с непривычной серьезностью глядел на Хамфриза.

— Что такое?

— Не говори. И не дыши, если можешь. Кто-то спустил Цербера с цепи.

Алан глотнул и мееееедленно повернул голову к источнику звука. Огромный трехголовый пес из преисподней замер в тридцати футах от юноши. Из трех глоток Цербера вырывалось глухое рычание, и всем своим видом он показывал, как ему отвратительны всякие Хамфризы, шляющиеся по его территории.

— Боже, — одними губами сказал Алан, сжимая косу. Стажерам была запрещена телепортация в пределах Департамента, и Алан все равно не смог бы перенестись отсюда в кабинет — было маловато сил и опыта Как влепится в шкаф с документами…

— Убил бы тупого шутника, — сквозь зубы кинул Рон. — Совершенно не смешно.

Газонокосилка и секира не слишком подходили для укрощения пса ростом двенадцать футов в холке. Даже если Алан успеет выставить перед собой косу, Цебби легко перекусит древко… Пес перешел к плотоядному урчанию и напружинился.

— Рон?! — капризно раздалось откуда-то с вернего пролета. — Где тебя носит?!

Все три головы синхронно выщерили зубы — голос Грелля подействовал на нервы адского пса, как скрип гвоздя по стеклу. Хамфриз завороженно глядел на капающую с клыков Цербера слюну. Видимо, животное давно не ело.

— Грелль, замолчи! — выдохнул Рон, делая шаг вниз. — Тут Цебби с цепи спустили, и Алан сейчас…

— Чтооо? — удивленно присвистнули сверху, и Грелль, вскочив на перила, стоя съехал вниз. За секунду оценив ситуацию, алый жнец с места прыгнул вперед, как раз в тот миг, когда Цербер наконец ринулся на потенциальный обед. Сатклифф приземлился точно на спину голодной твари, сжал ребра пса коленями и с силой рванул на себя шипастый ошейник, как наездник — узду слишком норовистой лошади.

— Алан, брысь!

Шипы вонзились в горло Цебби, и тот, дико взвыв, завертелся на месте. Алан даже не успел удивиться — неведомая сила сгребла его в охапку и рванула прочь. Лязгнула о плиты двора оброненная секира.

— Господи… — за долю секунды перед глазами Хамфриза пронеслась вся его жизнь, включая человеческую. И только потом он понял, что практически висит на плече своего наставника. — Алан? — Эрик осторожно поставил юношу на ступеньки лестницы; тонкая рука стажера приятно скользнула по плечам шинигами. — Алан, ты цел?

— Дддда…

— Боже, Грелль! — завопил Рональд. Слингби и его стажер обернулись. Цебби испытал прозрение — он принялся кататься по земле, чтобы сделать из наездника мокрый коврик. За миг до встречи с гранитными плитами двора Сатклифф кубарем слетел со спины пса, перекатился на бок, схватил секиру Алана и крутанул над головой. Свистнувшее перед мордами лезвие несколько охладило пыл зверя.

— Моя коса! — дернулся Алан. Прикосновение чужих рук к косе было почти физически неприятно, но пока они сбегают за бензопилой… Да Цебби порвет жнеца на цветные тряпочки! Грелль, опровергая устоявшееся мнение о том, что он слабое, хрупкое, бесполезное создание, вскочил на ноги и перехватил древко двумя руками. Скользя вокруг бросающегося в бешенстве пса, алый жнец не подпускал его к лестнице и одновременно пытался оттеснить к клетке.

— Грелль! — Нокс кинулся вниз, но Эрик бдительно перехватил его за шкирку:

— Куда, щенок?! Жить надоело?! — жнец устремился на помощь коллеге. Полоснув Цербера пилой по боку, Слингби привлек к себе внимание адского создания; Грелль тут же врезал дверком секиры псу под ребра. Животное заметалось между двумя врагами, не в силах выбрать, кто вкуснее; жнецы успешно заманивали тупого зверя к клетке.

Нокс спустился с лестницы и присел на корточки перед валяющейся на земле цепью. Юноша взял конец цепи и провел пальцем по разрубленному звену.

— Ох и ни хрена же себе у кого-то дурной силищи…

Алан склонился над плечом Рональда:

— Похоже на удар топром.

— Окстись, какой к черту топор, — цепь была толщиной в две руки Нокса, что стажер и продемонстрировал, наглядно приложив цепь к локтю. — Гильотина разве что. Но какой же гад это сделал и главное — зачем?!

— Я бы еще понял, если бы Цербер ее перегыз, — покачал головой Хамфриз. — Сил много, ума мало, заняться нечем… Но кому могло придти в голову такое?! И почему пес не бросился на того, кто разрубил цепь?

— Может, он и бросился, — мрачно предположил Рональд. — Учти, эта тварь ногу быка может сожрать вместе с костями и копытом. Так что может на одного шинигами уже стало меньше… и честно говоря, плакать по этому дураку я не буду.

Над Департаментом пронесся тоскливый вой Цебби, сквозь который стажеры разбрали лязг замков и засовов: Грелль и Эрик все же водворили пса в положенное место. Спустя пару минут наставники вновь появились в поле зрения. Алан вскрикнул и бросился к Эрику:

— Боже мой, что с вами?!

Слингби взглянул на правую руку — сквозь разодраные рукава пиждака и рубашки была видна глубокая рваная рана.

— А, эта тупая скотина таки прихватила меня, когда я замок закрывал… Схожу-ка в лазарет.

— Ох, простите меня, сэр! Это из-за меня…

— Не бормочи ерунды. Я за тебя отвечаю. А боль, при нашей профессии, ты быстро приучишься выносить молча.

— Эй, Алан, держи, — Сатклифф бросил юноше секиру. — Прости, что схватил без разрешения, но как-то не до того было.

Хамфриз уставился на кровавые следы на древке. Конец его был измочален, как старая губка для посуды.

— Это еще что? — сухо осведомился Рональд. Грелль поглядел на ладони, распоротые шипами от церберовского ошейника.

— Тьфу. В запале не заметил.

— А ну в лазарет, живо! — прикрикнул Рон. — Последний ум потерял?! Я найду смотрителя. Алан, гони рысью к Спирсу, скажи, что в Департаменте завелся буйный идиот, и это не мой наставник.

— К Сп-п-п-пирсу? — заикаясь, переспросил стажер.

— Да не убьет он тебя. Он уже с утра мне вставил за дисциплину, за отчет и за девушек, сейчас, наверное, сидит в кабинете, довольный, как удав.

— Он прав, — поддержал Нокса Эрик. — Если у кого-то хватило ума на одну такую шутку, то сам черт не скажет, что еще придет в голову дебилу. Надо обезвредить до того, как он пригласит сюда пару сотен демонов на вечеринку.

Алан кивнул, собрался с духом и устремился навстречу опасности.

* * *

Смотрителя департаментского зверинца звали Нед Старк. Высокий, сухопарый, чуть сутулый, этот уже «неиграющий» жнец следил за Цербером и сворой адских гончих, которые, по идее, должны были охранять Департамент от вторжения извне. На деле к этим тварям не рисковали подходить даже самые старшие и опытные жнецы; для взаимодействия с подопечными у Старка имелся целый набор палок с крючьями, ампул со снотворным и прочих приспособлений, позволяющий держаться от собак на безопасном расстоянии.

Уильям, в сопровождении Старка, подошел к клетке Цербера. Животное уже напичкали снотворным и успокоительным, поэтому при виде Спирса пес ограничился тем, что влепился со всей дури в решетку, зарычал, вцепился зубами в прутья и затряс дверцу. Шинигами чуть приподнял бровь.

— Так вы говорите, что снотворное и успокоительное уже подействовало?

— Так а то, сэр! Тут часа полтора все ходуном ходило, так он скакал и выл!

— Хммм, — Спирс поправил очки и тронул кончиком секатора обрубленный конец цепи. — Кто мог это сделать? — Цебби тут же попытался ухватить секатор зубами, и Уильям быстро отдернул косу.

— Понятия не имею, сэр. Я так близко к нему не подхожу. Оно как-то жить хочется.

— А кормите вы его как?

— На крюке мясо в клетку просовываю.

— У кого, кроме вас, есть доступ к вашим инструментам?

Старк потер многодневную щетину.

— Так… ни у кого вроде бы?

— Ни у кого или вроде бы?

— А кому эти палки-то нужны, сэр? Ну, ампулы там я еще понимаю, я их в шкаф железный запираю. А арбалеты для них, в общем-то, на видном месте лежат.

— То есть любой, при должной настойчивости, сможет открыть вашу подсобку и взять оттуда…

— Так ведь крюком-то вы цепь все равно не перерубите, — резонно заметил Старк.

— Их могло быть двое. Один держал пса, другой рубил.

— Да кому это надо, прости Господи? Это ж совсем мозгов не иметь — такие фокусы откалывать. И потом, Цебби, он на еду сразу же бросается. Кровищи бы тут было…

— И то верно, — задумчиво сказал Спирс. Если бы не сумасшедший Грелль — кому еще могло придти в голову сделать из Цебби ездовую собаку?! — то стажера Хамфриза уже собирали бы в коробку. Когда Алан в полной мере осознал этот факт, Уильяму пришлось пожертвовать остатками валерьянки. Но кто станет убивать стажера таким образом? Кто вообще станет убивать юношу, который провел в Департаменте двадцать два дня?!

«Ерунда», — подумал Спирс и вслух заметил:

— Я хочу на всякий случай взглянуть на вольеры с адскими гончими.

— Да пожалуйста, сэр. Только днем они спят.

Старк вытащил ключи и на ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→