Всемирный следопыт, 1928 № 12

ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ

1928 № 12

*

ЖУРНАЛ ПЕЧАТАЕТСЯ

В ТИПОГРАФИИ «КРАСНЫЙ ПРОЛЕТАРИЙ»

МОСКВА, ПИМЕНОВСКАЯ, 16

□ ГЛАВЛИТ № А—25809. ТИРАЖ 125.000

СОДЕРЖАНИЕ:

Эпопея «Красина». Очерк участника похода Ник. Шпанова. — Шутка злого духа Лон-Гата. Краеведческий рассказ Бориса Юркевича. Удостоен премии налит, конкурсе. Трижды меченый. Повесть об амурском лососе Николая Ловцова. — Шхуна смерти. Морской рассказ Ж. Саркизова-Серазини. — Биби-Эибатская кость. Краеведческий рассказ Алексея Романовского. Удостоен премии на лит. конкурсе. — Как это было: Полное хладнокровие. Рассказ-быль Воронина. — Приключения рыболова и охотника. Юмористический рассказ А. Киселева. — Рейд оленьей упряжки «Следопыта». — «Следопыт» на помощь Л. А. Кулику. — Обо всем и отовсюду. — Галлерея народов СССР: Грузины. Армяне. Очерки.

ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПОДПИСЧИКУ, ВЫПИСЫВАЮЩЕМУ ЖУРНАЛЫ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ЗЕМЛЯ и ФАБРИКА» на 1929 год

1. Во избежание разных недоразумений и в целях скорейшего получения журналов высылать подписную плату непосредственно в издательство— Москва, центр Ильинка, 15, и не забывать в купоне перевода указывать почтовое отделение — куда должен направляться журнал, а затем подробный адрес (неуказание почтового места вызывает невозможность высылки изданий).

2. Точно указать, на какой журнал высылаются деньги, на какой абонемент, на какой срок, и при подписке в рассрочку указывать: «в рассрочку», присылая взносы согласно объявленных условий подписки.

3. В 1929 году рассылка журналов иногородним подписчикам будет производиться не по карточкам, а с именными адресными ярлыками на каждого подписчика; поэтому при всех обращениях в издательство, как то: при высылке доплаты, о неполучении отдельных номеров и т. п. — прилагать адресный ярлык, по которому получается журнал.

4. Заявления о неполучении отдельных номеров присылать не позднее получения следующего номера, иначе справки в Почтамте будут затруднительны и, вероятно, неудовлетворены.

БЕРЕГИТЕ СВОЕ И ЧУЖОЕ ВРЕМЯ! Все письма в контору пишите возможно более кратко и ясно, избегая ненужных подробностей. Это значительно облегчит работу конторы и ускорит рассмотрение заявлений, жалоб и т. п.

Не откладывайте на последние дни возобновление подписки. Высылайте очередной взнос подписной платы заблаговременно!

ОТ КОНТОРЫ «СЛЕДОПЫТА»:

Для ускорения ответа на ваше письмо в изд-во каждый вопрос (о высылке журналов, о книгах и по редакционным делам) пишите на ОТДЕЛЬНОМ, листке.

При высылке денег обязательно указывайте их назначение на отрезном купоне перевода. О перемене адреса извещайте контору по возможности заблаговременно. В случае невозможности этого перед отъездом сообщите о перемене места Жительства в свое почтовое отделение и одновременно напишите в контору Журнала, указав подробно свой прежний и новый адреса и приложив к письму на 20 коп. почтовых марок (за перемену адреса).

Адрес редакции «Следопыта»:

Москва, центр, Пушечная, Лубянский пассаж, пом. 63. Телефон 34–89.

Адрес конторы «Следопыта»:

Москва, центр, Ильинка, 15. Телефон 3-82-20.

Прием в редакции: понедельник, среда, пятница — с 3 ч. до 5 ч.

Рукописи размером менее ½ печатного листа не возвращаются. Рукописи размером более ½ печатного листа возвращаются лишь при условии присылки марок на пересылку.

Рукописи должны быть четко переписаны на одной стороне листа, по возможности — на пишущей машинке.

Вступать в переписку по поводу отклоненных рукописей редакция не имеет возможности.

ЭПОПЕЯ «КРАСИНА»

Очерки участника похода Н. Н. Шпанова

(Окончание)

XXI. На рейде Кингсбея.

19 июля с раннего утра на «Красине» необычайная сутолока. Сегодня один из самых торжественных моментов нашего похода — мы подходим к бухте Кингсбей, где стоит «Читта-ди-Милано», которому мы должны сдать наши живые трофеи.

Передо мной задача: надо сменить мои изодранные брюки и затрапезный пиджак на приличный костюм, в котором не совестно было бы показаться итальянцам. Но когда я вчера вытащил свой костюм из чемодана, у него был такой вид, словно он побывал в желудке белого медведя. Каютная уборщица Ксения, неусыпно пекущаяся о штанах всего командного состава, дала мне слово, что и у меня будет аккуратно заглаженная складочка на брюках. Но на горизонте показался уже вход в Кингсбей, а до моих брюк очередь еще не дошла.

Кончилось тем, что мои брюки были кое-как отглажены; однако чистой рубашки у меня не оказалось. Я прицепил к совершенно грязной, заношенной до темно-серого тона, рубашке белоснежный крахмальный воротничок, купленный в Бергене.

Вид у меня получился довольно непрезентабельный. Весь день при встрече с итальянцами мне приходилось нелепо сутулиться и сдвигать плечи, чтобы как-нибудь скрыть несоответствие цветов воротничка и рубашки.

По свободной ото льда, гладкой, как зеркало, воде «Красин» входил в Кингсбей, второй по величине порт Шпицбергена и следующий за Айсфиордом центр добычи угля.

Я представлял себе, что мы увидим живописные берега фиорда, застроенные домами, ряды кораблей у длинных молов. Однако мы подходим к самому концу фиорда и скоро окажемся под высокой стеной огромного глетчера, а города Нью-Олесунда все еще не видно. Где же резиденция «сюсселмана» (губернатора) Шпицбергена?..

Наконец у подножья полосатых желто-белых гор (похожих на зебр, подобно всем горам Шпицбергена) я увидел высокое решетчатое сооружение — исторический эллинг Нобиле, послуживший приютом дирижаблям «Норвегия» и «Италия». Раз здесь находится эллинг, значит, где-то поблизости должен быть и город. Однако ничего похожего на город я не нахожу и обращаюсь за разъяснениями к вышедшему на мостик профессору Хулю. К моему удивлению, Хуль утверждает, что те немногочисленные хибарки, которые я принял за сторожки и сараи, и есть город Нью-Олесунд.

У небольшой деревянной эстакады стоит закопченный угольщик. Крошечные паровозики бегают по берегу, подвозя уголь от виднеющихся вдали черных штабелей к пристани. Там, за этими штабелями, должны находиться и самые копи с шахтами, расположенными выше уровня моря.

На рейде Кингсбея, подавляющем своим гладким сверкающим простором, совсем небольшим кажется темно-серый «Читта-ди-Милано» и окончательно пропадают крошечные «Квест» и «Тания»[1]).

На противоположной стороне залива, имеющего в ширину около пяти километров, у подножья обрывистых скал ютятся девять избушек. Это тоже «город» — Нью-Лондон. Здесь находились когда-то разработки английской компании по добыче мрамора. В силу каких-то геологических преобразований этот мрамор настолько хрупок, что его невозможно доставлять на поверхность сколько-нибудь значительными кусками. Разработки оказались невыгодными, компания лопнула, и весь «город» Нью-Лондон служит теперь пристанищем для двух охотников…

От борта «Читта-ди-Милано» отделяется нарядный катерок и идет нам навстречу. Круг за кругом описывает он около нас, пока на мостике «Красина» не появляется длинная фигура Вильери. Тогда с катерка раздается радостный крик: «Вильери!» Официальная торжественность подготовлявшейся встречи нарушена, и дальше все идет уже вне рамок этикета.

Круг за кругом описывает катерок вокруг «Красина», пока на мостике не появляется длинная фигура Вильери… 

Вскоре катерок принял у нас и перевез на «Читта-ди-Милано» всех итальянцев. Вместе с Мариано уехал и наш доктор Средневский, которого итальянцы настоятельно просили сделать Мариано ампутацию ноги.

В этот день у нас на борту побывали итальянские и шведские летчики из группы Маддалена и Торнберга — тех самых, о которых в эти дни говорила пресса всего мира.

Однако меня мало интересуют официальные встречи; при первой же возможности я удрал на берег. Для этого мне пришлось воспользоваться катером инженера Кисса, заведующего сооружениями на копях Нью-Олесунда. Киссу так понравился наш спирт, что, угостившись из моей фляжки, он не покидал уже меня в течение всего дня. Гулко шлепая большими красными резиновыми сапогами, он водил меня по Ныо-Олесунду. Впрочем, это слишком сильно сказано «водил», вернее будет сказать, «провел», так как для обозрения города нужно не более десяти минут. Весь он состоит из двадцати небольших деревянных домиков.

У края поселения, на берегу небольшого заливчика, с которого в 1925 году стартовал на своих самолетах Амундсен и где в память этого воздвигнут ...