Вадим Кирпичев

ПРАКТИК

Суха теория, мой друг,

Но древо жизни вечно зеленеет!

«Фауст» И. Гете.

Автоклав в углу лаборатории зачавкал и затрясся, словно некое чудовище билось внутри. Впрочем, так оно и было.

Практик зевнул.

В Академии Евгеники его все называли Практиком. Он был лучшим экспериментатором Академии, никогда не жаловался на аппетит и имел толстые ляжки русского поэта. Себя Практик называл реалистом и реформатором. Реалистом по жизни и реформатором человеков. И как всякий реформатор Практик имел мечту, точнее цель: сотворить Сверхразум, то есть решить задачу непосильную даже для Создателя. Практик был обычным русским человеком.

Зашедшая лаборантка положила на стол конверт, покосилась на бурлящий автоклав и быстро удалилась, выдав каблучками крещендо.

Почему у дур красивые ноги? Практик задумчиво уставился ей вслед. Сколько раз можно объяснять, что Сверхразум не опасен для человека! Человеку нечего опасаться Сверхразума-одиночки. Чего бояться неандертальцам, создавшим в своей пещере гомо-сапиенса? Смешно! Сверхразум опасен только для себя самого. Это даже теорехтики признают…

Практик покосился на письмо. Оно было от знакомого теоретика, теорехтика, как называл их всех наш Практик. Ишь: «Срочно!!!» Чего такого срочного может быть в их пустых измышлениях?

Автоклав зарычал с новой силой. На этот раз в рев вплелись незнакомые, нежные, но почему-то тревожащие нотки.

Решающий эксперимент по созданию Сверхразума. Решающий… сколько их уже было таких. Конец всегда один. Из автоклава появлялся Сверхразум, очередной задохлик, головастик на тонких ножках с немыслимо высоким коэффициентом интеллекта, озирал окрестность печальными очами и… инфаркт, криз, кровоизлияние в мозг. Еще ни один не протянул больше минуты. Причина? В ее объяснение уже написаны десятки диссертаций, то есть толком никто ничего не знал. Ясно было одно: Сверхразум и жизнь не очень-то совместны.

Практик хохотнул, шлепнул себя по ляжке. Сегодня! Сегодня все изменится. Сверхразум не сдохнет, и все благодаря его, Практика, гениальной идее: Сверхразуму требуется сверхоболочка, обычное человеческое тело здесь не годится. Поэтому в сегодняшнем эксперименте запущен процесс самоорганизации. Сверхразум сам сочинит себе тело, в котором ему вольно жить! Вот так. Просто. И гениально! До такого горе-теорехтикам не додуматься…

Автоклав взревел. Кусочки бетона посыпались на пол. Практик напрягся. Аналогия с неандертальцами уже не успокаивала. Мало ли в какого монстра самоорганизуется этот головастик? Еще раз оглянувшись, Практик распечатал письмо.

По мере чтения ухмылка вернулась на лицо нашего Практика, и она становилась все шире. Что за чушь! Ну и насочиняют же эти горе-теорехтики!

В письме высказывалось предположение, что Сверхразум все-таки может быть опасен для человека, правда, с неожиданной стороны. Мол, защитой разума от невыносимой горечи мироздания является секс. Поэтому жизнеспособный Сверхразум будет сверхгиперсексуальным. В заключение теоретик просил принять все меры предосторожности при работе с таким либидо.

Практик захохотал. Захохотал громко. От души. Такого он не ожидал даже от теорехтика.

Он еще смеялся, когда стальной люк отлетел в сторону и из автоклава выбралось волосатое чудовище с десятками хлещущих по воздуху щупалец. Когда же лицо Практика было вмято в лабораторный журнал, а брюки рухнули вниз, будто к поясу прицепили двухпудовую гирю, Практик вдруг остро почувствовал, что это были вовсе не щупальца…

...