Маленькая Лизи Кроуфорд и тенистая аллея

Глава 1

Маленькая Лизи Кроуфорд удобно расположилась на заднем сиденье отцовского «Форда» и с любопытством крутила головой в разные стороны. Она то и дело высовывалась в окно, пытаясь разглядеть за мелькающими вдоль дороги деревьями хотя бы один домик. Дорога мирно текла между полями и перелесками лондонского предместья, и пейзажи вокруг были утомительно однообразны. Поэтому девочке казалось, что они в пути уже неимоверно, неимоверно долго. И находятся уже, вероятней всего, на другом конце Англии, в каком-нибудь промозглом Эдинбурге. Лизи без конца дергала за руку маму, сидящую впереди, и спрашивала шепотом, скоро ли они, наконец, приедут.

Рядом с Лизи нетерпеливо ёрзал по сиденью мохнатый скотч-терьер Бадди, поблескивая на хозяйку черными глазенками. Иногда он поскуливал от скуки, и все время просился на руки. Посидев же минуту-другую у девочки на руках, снова начинал тихонько ныть. Лизи отпускала его, и он гнездился рядом на сиденье, или на полу, у ног. А через минуту все повторялось снова. Именно по вине Бадди поездка так затянулась и превратилась в какое-то странное путешествие с бесконечными остановками и игрой в догонялки. Мама Лизи очень переживала за малыша Бадди. Он никогда не ездил в автомобиле так долго. Поэтому ему было тяжело переносить длинный путь, и бедняга просто не находил себе места.

Мама постоянно просила отца остановить машину и дать бедному пёсику немножко побегать на воле. Бадди выскакивал на обочину, и начинал носиться туда и обратно, как огромный шмель. Иногда он смешно подпрыгивал и перебирал в воздухе лапками, а его густая длинная шёрстка развивалась по ветру. В эти минуты пёсик был похож на гигантскую колибри. Набегавшись вволю, Бадди устраивался на траве, положив свою бородатую мордочку на лапки и довольно жмурясь под ласковым мартовским солнцем. Затем начиналось самое сложное. Лизи и её мама долго и безуспешно пытались уговорить Бадди вернуться в автомобиль. Бадди старательно делал вид, что вообще их не знает и видит впервые. Как будто он всю свою жизнь только и делал, что лежал здесь, на обочине дороги. Маленький непоседа убегал от Лизи, если та пыталась взять его на руки. И снова удобно приваливался бочком к какому-нибудь камню или кочке. Ему очень не хотелось вновь маяться в этой непонятной будке на колесах. Только учуяв вкусное угощение, Бадди позволял, наконец, заманить себя обратно.

Лизи тоже было невыносимо скучно. Читать ей надоело, спать не хотелось. Она то и дело оборачивалась, вставала на коленки и смотрела назад, в окно, чтобы убедиться, что большой грузовик с их чемоданами и мебелью ещё не потерялся. «Великое переселение из Лондона», о котором с самого Рождества не переставали говорить родители девочки, наконец-то совершилось.

Три месяца прошло с тех пор, как мама и отец забрали Лизи из пансиона мадам Тьери, где произошло столько интересных и трагических событий, и где Лизи помогла распутать несколько загадочных происшествий. Семья Кроуфордов направлялась теперь в их новый дом в Суррее. Поскольку Лондон по-прежнему бомбили, и оставаться там было все еще не безопасно, родители девочки решили на время оставить свою новую лондонскую квартиру и найти небольшой коттедж где-нибудь в пригороде. Отец Лизи должен был несколько раз в неделю появляться в своей адвокатской конторе в Лондоне, поэтому коттедж должен был находиться не очень далеко от города. Конечно, Лизи с удовольствием согласилась бы снова пожить в пансионе особняка Линсден. Но война все никак не заканчивалась, и в пансионе временно разместили госпиталь для раненых. Все воспитанницы разъехались по своим родным или знакомым.

В самом конце февраля мистер Кроуфорд выбрал, наконец, идеальный вариант для переезда. Небольшой уютный двухэтажный коттедж с четырьмя спальнями, кухней, большой гостиной и кабинетом располагался в маленькой деревне Сенд Марш, примерно в сорока километрах от Лондона, в графстве Суррей. Коттедж стоял на небольшом холме на окраине деревни, недалеко от главной дороги, и утопал в густых зарослях жимолости и дикого шиповника. За коттеджем виднелась красивая тисовая роща, лес и огромный пруд. Невысокий каменный забор отделял сад от улицы. Дворик перед домом был аккуратно вымощен камнем. Соседние коттеджи находились на довольно приличном расстоянии, что придавало дому атмосферу романтики и уединения. К коттеджу примыкали две каменные пристройки. Вокруг дома когда-то были разбиты красивые цветники. Но здесь давно никто не жил, и все они были сильно запущены. Хозяева уехали на север страны больше пяти лет назад, и дом продавался за совсем небольшие деньги, к великой радости семейства Кроуфордов. В эти годы многие семьи ради безопасности переезжали из Лондона и других крупных городов Англии в сельскую местность. Поэтому цены на загородные дома сильно выросли. И найти такой прекрасный, пусть и слегка запущенный, коттедж сравнительно недалеко от Лондона, в живописном местечке Сенд Марш, было большой удачей.

Сенд Марш была типичной английской деревней, с выложенными брусчаткой центральными улицами, аккуратными кирпичными домиками и маленькими магазинчиками в центре. Немного в стороне возвышалась старинная сельская церковь, за которой тянулось деревенское кладбище.

Посередине деревни был вырыт большой пруд. Ему было уже очень много лет, и берега его сильно осыпались. На самом краю пруда росли три старые, кривые от времени ивы. Их длинные ветви изящно свисали до самой воды. Рядом с прудом всегда гуляли деревенские гуси, за которыми иногда ради забавы охотились завсегдатаи местного паба «Зеленый дуб». Тут же недалеко находилась почта. Рядом с почтой была автобусная остановка. Несколько раз в день до Лондона и обратно ходил смешной, старенький, похожий на игрушечный, автобус. Также в Сенд Марш заезжал автобус из Гилфорда, центрального города графства Суррей.

На другом конце деревни находилось одноэтажное здание школы. Раньше здесь был приходской приют, а теперь учились местные мальчики и девочки. Школа тоже относилась к приходу, а тот, в свою очередь – к аббатству Уиверли, расположенному в нескольких десятках километров от деревни. Много веков назад аббатство Уиверли было богатым и процветающим, как и сотни других аббатств по всей Англии. Церковь в те времена имела большое влияние на умы людей, поэтому обладала неограниченной властью и богатством. Священники во всем конкурировали с королем и совсем не хотели слушать его распоряжений и выполнять его повеления. И делиться с ним своими богатствами, разумеется, тоже не хотели. Королю это, конечно, очень не нравилось. Поэтому, в один прекрасный момент, он приказал распустить все монастыри, отобрать у аббатств землю и деньги, и передать все это добро своим родственникам, друзьям и знакомым. Аббатства, в том числе и Уиверли, постепенно пришли в упадок. В монастыре Уиверли сохранилась совсем маленькая церковная община, состоящая всего из 12 монахинь и настоятеля. Монахини занимались преподаванием в приходской школе, к великой радости деревенских жителей, которым не приходилось платить за учебу. Единственное, чего хотели обитатели монастыря взамен за обучение местных детей, были добровольные пожертвования на церковь. Но, поскольку они были добровольными, то не отличались щедростью. Местное население было добропорядочным, суеверным и крайне прижимистым. Как и жители любой другой деревни. Конечно, небольшую поддержку монастырь получал и от государства, но этого было явно недостаточно. Поэтому сестры-монахини вынуждены были выращивать овощи на своем большом монастырском огороде. Также они выращивали цветы и занимались садоводством. Цветы, фрукты и овощи потом продавались на рынках в Гилфорде и Лондоне, а вырученные деньги шли на содержание деревенской церкви, школы и монастыря.

Мастерству выращивания цветов, плодовых деревьев и кустарников монахини научились у профессиональных цветоводов ботанического сада Уизли. Этот огромный старинный сад стал потом любимым местом отдыха Лизи, её мамы и Бадди. Он располагался в местечке Уокинг, сравнительно недалеко от деревни Сент-Марш. Это был даже не сад, а, как казалось Лизи, удивительный зеленый город, раскинувшийся по холмам. Огромные теплицы, дендрарии, колонии вересков, скамейки, фонтанчики и другие замечательные композиции идеально гармонировали с естественными или рукотворными водоёмами Уизли. В сад свозились растения со всего мира, и бережный уход позволял сохранять и даже преумножать их. В этом волшебном месте можно было провести целый день, и не успеть посмотреть всего, чем он был богат.

Глава 2

Пока рабочие выгружали из машины вещи, Лизи и её родители осматривали свой новый дом. За несколько дней до приезда семьи, по настоянию отца, все комнаты коттеджа был тщательно прибраны. Поэтому внутри не осталось и следа запустения. Но маленький Бадди, переступив порог коттеджа, все же принялся подозрительно обнюхивать каждый уголок в прихожей и гостиной. Видимо, дерево надолго сохранило запах мышей. Прежние хозяева оставили здесь почти всю мебель, за исключением стульев и журнального столика. Стулья и еще кое-какие мелочи семья Кроуфордов как раз привезла с собой. Поэтому отец тут же отправился за ними во двор, а мама пошла осматривать кухню и кладовую. Лизи с большим любопытством разглядывала гостиную, холл и маленькие коридорчики. Она открывала тяжелые дверцы старинных деревянных шкафов, выдвигала ящики столов, в надежде найти что-нибудь интересное. Но, кроме сухих цветов в одном из них, не обнаружила ничего стоящего. Все в доме был хорошенько вычищено. Тут мама крикнула из кухни, что Лизи может выбрать себе любую из комнат и начать распаковывать свои вещи. Лизи осмотрела две комнаты первого этажа, но они ей понравились: там было сумрачно и пахло стариной. Тогда Лизи поднялась наверх. Девочке сразу приглянулась большая угловая комната на втором этаже, под самой крышей. Тут стояла высокая кровать с вензелями, старый деревянны ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→