Матрос Кошка. Герой Севастополя

Олег Сотников

Матрос Кошка. Герой Севастополя

Шёл девятнадцатый век. Англия, Франция и Османская империя объединили свои армии и пошли войной на Россию. Враги хотели лишить нашу страну выхода к Чёрному морю. Но больше всего неприятели хотели захватить Севастополь – главный порт русского Черноморского флота, город славы и гордости русских моряков. Поэтому и собрали они армию, которая по численности превосходила наши войска почти в четыре раза.

Если бы вражеские корабли зашли в бухту Севастополя, город был бы очень быстро захвачен. Поэтому на военном совете русские моряки вице-адмирал Владимир Корнилов, адмирал Павел Нахимов и контр-адмирал Владимир Истомин решили перегородить вход в бухту, затопив в ней несколько наших кораблей. Пушки и припасы с них перевезли на берег, а матросы пополнили ряды защитников Севастополя. Было решено также возводить вокруг города оборонительные сооружения – бастионы и редуты, на строительство которых вышли все жители города: и женщины, и дети, и старики. Вскоре Севастополь был превращен в неприступную крепость. Объединённые войска французов, англичан и турок окружили город, подтянули большое количество пушек и начали осаду Севастополя. Но, несмотря на все их усилия и численное превосходство, защитники земли русской держались стойко и навсегда остались в народной памяти как настоящие герои.

С той поры прошло сто пятьдесят лет, но мы до сих пор с благодарностью вспоминаем их славные имена: адмиралов Корнилова, Нахимова, Истомина, военного инженера Эдуарда Тотлебена, великого хирурга Николая Пирогова, сестру милосердия Дашу Севастопольскую (Дарью Михайлову), матроса Игнатия Шевченко. И, конечно же, матроса Петра Кошку. Подвиги этого храброго разведчика до сих пор вызывают уважение и восхищение.

О пользе матросской каши

Бастион на Малаховом кургане обстреливали постоянно. Над головами наших матросов свистели пули. Адмирал Корнилов неотрывно смотрел в подзорную трубу, наблюдая, как на склоне горы английские солдаты в красных мундирах разворачивают пушки. Высокая фигура адмирала в черном сюртуке с золотыми эполетами была видна издалека. – Владимир Алексеевич, ваше превосходительство, пригнитесь!

Вас видят враги! – предостерегали его.

– Меня видят не только враги, но и наши матросы и солдаты!

Пусть видят, что их адмирал, водивший их в боевые походы, как и прежде, на мостике корабля! – отвечал адмирал.

Пули впивались в мешки с песком, которыми был укреплён бастион. Одна пуля просвистела рядом с головой Корнилова, едва не задев фуражку. Однако адмирал даже не шелохнулся. Тем временем заговорили пушки англичан. Ядра то взрывались прямо перед бастионом, то с громким свистом летели над головами защитников бастиона, взрываясь где-то вдалеке. «А пушкари у них неважные. Стреляют в белый свет как в копеечку. Ни одного грамотного прицельного выстрела. Впрочем, как раз в таких случаях и есть опасность, что какой-нибудь шальной снаряд залетит сюда…» – только подумал так Корнилов, и тут же под ноги ему со свистом упало ядро.

Ядро закрутилось на месте, издавая неприятный резкий запах горящего пороха. Никто ещё не успел ничего сообразить, как вдруг откуда-то сзади метнулась фигура матроса в белой рубахе. Схватив ядро, он опустил его в стоящий над огнём котёл с кашей. Над котлом поднялось облако пара. Постепенно все присутствующие вышли из оцепенения.

– Благодарю! Молоде́ц! – сказал Корнилов.

– Доброе слово и кошке приятно, – отозвался матрос, вызвав взрыв хохота на батарее.

Адмирал Корнилов не понял причину такого веселья и спросил:

– А как звать-то тебя, молодец?

– Кошка Пётр Маркович.

Тут и сам адмирал расхохотался.

– Послушай-ка братец, а как же теперь каша? Небось, испорчена?

– Никак нет! Осмелюсь доложить: для матросского желудка каша с чугунными ядрами намного полезней. Она мускулам крепости придает. Чугунными становятся мускулы-то!

Сказано это было с такой плутовской серьёзностью, что Корнилов вновь рассмеялся.

А матрос уже совсем без шуток сказал:

– Ваше превосходительство, думается мне, негоже, когда на нашей земле супостаты[1] свои флаги ставят. Дозвольте по справедливости! – и мотнул головой в сторону наступающих англичан.

Корнилов вскинул подзорную трубу. Над батареей англичан развевался на длинном шесте британский флаг.

– Негоже, согласен. С какого раза срежешь?

Кошка бросил взгляд в сторону неприятельского флага, поднял глаза к небу, пошевелил губами и чётко произнес:

– Со второго! Точно!

– Да ну? Не врёшь? – в азарте переспросил адмирал и тоже пристально посмотрел в сторону флага, что-то прикидывая в уме. – Однако, далековато… Да и ветер сильный!

– Не извольте сумлеваться, первым пристреляюсь, а уж вторым точно срежу!

– Тогда действуй, Пётр Маркович!

Матрос бросился к пушке. Поколдовал минуты три, наводя орудие на флаг. Схватил фитиль. «Бааах!» – громко выстрелила пушка.

Адмирал Корнилов не отрывался от трубы. Ядро ударило рядом с шестом, подняв клубы песка и распугав англичан.

– Правее бери, – не удержавшись, крикнул адмирал Кошке.

– Не извольте беспокоиться, как нитка в игольное ушко войдёт! – ответил Кошка, припав щекой к пушке и стараясь точнее навести орудие на цель.

Грянул второй выстрел. Теперь уже все защитники бастиона неотрывно смотрели в сторону вражеской батареи.

Ядро точнёхонько ударило в самое основание шеста. Британский флаг горящим лепестком взвился в воздух, а крымский ветер быстро развеял комочки сажи.

– Попал! Попал! Ай да Кошка! Глянь-ка, точно в тютельку, – загалдели на бастионе.

– Помяни мое слово: быть тебе георгиевским кавалером, – сказал адмирал Корнилов.

– Не за кресты служу, ваше превосходительство. Супостатов гнать надо с земли нашей! – ответил Кошка.

А шутка о пользе каши с чугунными ядрами долго ещё передавалась из уст в уста и особенно нравилась севастопольским мальчишкам. Они с детской непосредственностью заявляли своим мамам, что хотят кашу непременно с чугунными ядрами, чтобы быть сильнее.

Кошка и арабский скакун

В тот день утро выдалось на редкость тихим. С моря тянулся лёгкий туман. И вдруг в утренней тишине раздался дробный топот копыт. «Тревога!» – забил барабан, матросы бастиона кинулись на позиции. Вдалеке показался всадник. Красивый, серый в яблоках арабский скакун мчался к английским позициям.

Расшитый золотыми позументами[2] мундир всадника выдавал в нём офицера.

Лейтенант Николай Бирилёв рассмотрел в подзорную трубу и самого всадника, и закреплённый позади седла большой кожаный планшет. Лейтенант быстро сообразил, что это штабной офицер и что везёт он важные документы. Рассуждать было некогда. «Стрелки, огонь!» – загремели выстрелы. Пули вздымали фонтанчики земли всё ближе и ближе к всаднику. Англичане, опомнившись, открыли частый огонь по нашим позициям. Но вот меткая русская пуля свалила всадника. Потерявшая седока лошадь начала испуганно метаться из стороны в сторону, в страхе мотая головой.

– Прекратить огонь! – скомандовал Бирилёв.

Замолчали и англичане. А лейтенант напряжённо думал: как добраться до этого планшета? Наверняка там имеются очень важные сведения, если уж англичане решились доставить их на позиции таким рискованным способом.

– Разрешите, я попробую? – услышал Бирилёв и обернулся. Перед ним стоял матрос Кошка.

– Как же ты попробуешь? Тут и головы не высунешь… – начал лейтенант.

– Да уж как-нибудь… – улыбаясь, ответил матрос. – Да и способ один есть. Авось клюнут! Вы только прикажите зарядить ружья холостыми[3] патронами и палите в меня… – и снова широко улыбнулся.

Бирилёв только успел кивнуть, а храбрый матрос, разбежавшись, уже перемахнул через укрепления бастиона и покатился вниз по склону. Стрелки видели, как он бежал в сторону английских укреплений, размахивал руками и что-то громко кричал. Неприятели, видимо, подумали, что русский бежит сдаваться в плен, поэтому стрелять перестали. А из русских окопов, наоборот, беспорядочно захлопали холостые выстрелы. Кошка, поравнявшись с оставшимся без седока арабским скакуном, резко повернул к нему и вскочил в седло. Всё произошло так быстро, что оторопели все – и наши, и враги. Резвый конь, почуяв сильную руку, послушно помчался галопом к русским окопам. Повернувшись в седле, Кошка грозил неприятелю кулаком и снова что-то кричал. И только тогда враги поняли, что их обманули. Но на первые же их выстрелы наши стрелки сразу ответили. И теперь уже залп русских ружей был совсем не холостым!

Как и предполагал Бирилёв, в планшете были карты, схемы и другие важные документы.

– Ну, молодец, Кошка! А скажи-ка, братец, что это ты кричал там? Ты же английского не знаешь? – с улыбкой поинтересовался лейтенант.

– Да много чего кричал, – смутился матрос. – Что за наш Севастополь они ещё ответят! И слёзы жен и матерей наших отольются им! Ну, и ещё всякие словечки матросские. Уж простите, не сдержался, – Кошка даже покраснел от стыда.

Стоящие рядом матросы грохнули хохотом.

– Наш Петро иногда в бою такие словеса плетёт! Не каждый боцман[4] таким искусством владеет…

– А вот так не годится. Зачем же нам словами нехорошими русский язык поганить? – нахмурился лейтенант.

Кошка покраснел ещё больше, опустил голову вниз, а потом резко вскинул голову и сказал:

– Ваше благородие! Братцы! Клянусь, что отны ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→