Космический вальс. Повесть

Николай Алексеевич Бондаренко

Космический вальс

Фантастическая повесть

«Будущее человечества связано сейчас с Человеком. Тем Человеком, который будет жить при коммунизме.

Этому человеку будущего не будет предписываться обязательный курс страданий, тем более, что какая-то мера страдания навсегда останется его уделом. Он всегда будет знать потерю близких, неразделенную любовь и вряд ли сразу будет находить свое место в мире. Но, стараясь победить страдание. человек никогда не будет уклоняться от борьбы за познание мира и раскрытия себя в этом мире…»

Ю.Кагарлицкий. Что такое Фантастика?

«Проявляя и усиливая уже заложенную в ребенке психическую наследственность, люди высокоразвитого коммунистического общества будут в точном смысле слова формировать гениальных ученых, инженеров, музыкантов, художников, писателей. Воспитатели, педагоги выдвинутся в ряд наиважнейших людей в обществе будущего; они станут в полном смысле слова производительной силой, они будут ответственны за создание необходимого количества талантливых специалистов для самых различных областей хозяйства, науки - жизни вообще».

И.Забелин. «Физическая география, и наука будущего»

«Надо жить и поступать так, как будто на тебя смотрит следующее поколение».

М.Светлая

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

МАТТИ РАНУ

Снег! Снег!..

Долгожданный снег!..

Медлительный, излучающий белизну снежный поток как-то сразу прорвал тяжелую хмурость неба и устремился к домам, деревьям, тротуарам… Плавно летят снежинки - беспрестанно, одна за другой, не торопятся, будто наперед знают, что обязательно достигнут земли, и ошеломят, и обрадуют всех ее обитателей…

Снег!..

Я наблюдаю за неспешным мельканием, и в какое-то мгновенье пространственные и временные границы размываются - за рябью снежинок появляются люди, соединенные воедино в массу, называемую человечеством, и устремленную в будущее…

В снежном живом рисунке, видно, есть высокий смысл - из прошлого нескончаемым потоком шли в наш век люди, уверенно идут сегодня, и завтра продолжат свое неутомимое шествие. Человек - вот суть этого рисунка, навеянного реальностью, человек, который во все времена стремился к лучшей доле и совершенству…

Снег, обыкновенный снег, а я ощущаю его как событие, как некое значительное явление.

За бело-сумеречным потоком возникают даже лица людей - неясно, правда, как очертания домов сквозь снежную завесу. Но все же иногда я различаю выражение глаз, вижу то улыбки, то печально опущенные уголки губ…

Снег! Живой, летящий, удивляющий чистотой…

Да, живой снег. Одно из чудес природы, украшающих жизнь человека на земле.

А ведь однажды вопрос был поставлен сугубо практически: для чего человеку в век высоко развитой науки и техники - осадки? Для чего ему низкие температуры? Ураганы и бури? Гибнут посевы, страдает кормовая база животноводства. Не говоря о том, что необходимо иметь специальную, обогревающую и защитную одежду, тратить энергию на отопление жилых и служебных помещений…

Еще в двадцатом веке люди научились частично управлять явлениями природы - предсказывали плохую погоду, отводили грозы или, наоборот, «приводили» дождь. Уже тогда техника в жаркую пору орошала поля, в морозные дни обогревала тепличные растения.

Разумеется, с сегодняшними достижениями не сравнить те, первые шаги. Все-таки на дворе век двадцать пятый. Мы способны на такие чудеса, какие в двадцатом не снились…

И вот, основываясь на технических и научных достижениях, профессор Гартман поставил вопрос ребром: давайте, наконец, избавимся от стихийных явлений в природе. Пора освободить земной шар от неприятных сюрпризов…

Помнится, на несколько секунд воцарилось молчание - так неожиданно прозвучала повестка дня. Профессор не сомневался, что его поддержат и будет принято, как он выразился, важное решение, имеющее историческое значение.

Первым попросил слово Юра, как я зову своего друга, или Юрий Акимович, как обращаются к знаменитому космонавту Петрову все остальные. Юра встал, привычно поправил форменную куртку и бросил на Гартмана гневный взгляд. Густые брови сошлись у переносицы, резкие морщины на лбу напряглись, остро прочертилась по горбинке линия носа. Лишь пухлые губы остались спокойными, их очевидную доброту не тронул невольный гнев.

- Я не согласен! - воскликнул Юрий.

Тогда я еще отметил про себя: в нашем возрасте Юра сохранил молодой, звонкий голос. Не то, что у меня скрипит, как старая телега. Сравнение, конечно, из области истерии - телегу с трудом разыщешь на сельхозработах, да и то модернизированную…

- Пожалуйста, объясните, - улыбнулся Гартман, и морщинки на его верхней губе расправились. - Мне думается, я привел веские доказательства. - Профессор был совсем старик - пронзительно седой, с дряблой кожей на щеках, ссутуленный годами. Лишь карие глаза молодо блестели, свидетельствуя о юношеской неуспокоенности ума.

- Возможно, с рациональной точки зрения доводы профессора Гартмана имеют смысл, - вскинул голову Юра. - Но только ли сугубо рационально мы должны мыслить? Только ли голый расчет должен определять наши действия? Ведь даже в школе разъясняют ребятам - такой подход давно себя изжил. Странно, что мы - кому прежде всего поручено следить за гармонией развития, забыли такую очевидную истину.

- Речь идет о ликвидации вредных явлений природы, - отозвался Гартман. - Не будете же вы утверждать, что человечеству нужны ураганы!

- Насчет ураганов спорить не буду. Все, что разрушает, не должно иметь места на земле! Но на земле должен быть ветер! Пусть шелестят деревья и по воде скользят яхты! Душно станет на земле без ветра… Я понимаю, может быть, мы слишком привыкли к комфорту и нас раздражают погодные колебания. Но поймите, уничтожив ветры, дожди, морозы, мы уничтожим одно из самых прекрасных явлений на земле… - Юра помолчал. - Мне нередко приходится покидать нашу планету. Как вы думаете, что чаще всего я вспоминаю там, на пустых звездных трассах? Грибные, осенние дожди. Когда с лукошком забираешься в лес и бродишь по туманным тропам… И еще я вспоминаю, как в юности мы играли в снежки, как лепили снежные городки и катались с ледяных горок… Неужели все это мы приговорим к смерти и лишим человека радости общения с природой?

Петров сел. Ему зааплодировали. Гартман поскреб крючковатыми пальцами затылок и мрачно спросил:

- А что же делать с жалобами руководителей хозяйств? Они просят стабильной погоды…

Поднялся шумный спор. Профессор призвал к порядку и попросил высказываться как положено. Каждый член Совета посчитал нужным взять слово, в том числе и я. Мы поддержали выступление Юрия и выразили мысль - а почему бы не сделать и погоду устойчивой, и ликвидировать разрушительные силы, и… вызывать по желанию дождь, снег, ветер и даже северное сияние!

Совет утвердил этот единственно приемлемый вариант, и был создан Центр управления погодой планеты. Центр подготовил технический проект и в течение десяти лет работал над его внедрением. И вот теперь, уже более четверти века, мы не знаем, что такое губительная буря: там, где убирают урожай, всегда светит солнце; по заказу, например, грибников, в нужных местах окропляем леса; зимой «устраиваем» снегопады и «устанавливаем», когда необходимо, мягкие морозные дни.

Сегодня, точно по заявке, - снег.

Я стою у окна и не могу оторвать глаз от величественной картины. Медленный густой снегопад. Сонм снежинок, миллион раз описанный в литературе. Сколько радости приносит он людям, сколько поэтов побудил взяться за перо, сколько соединил сердец! Не в такой ли день, в юные годы, решилась судьба Юрия и Жанны, а я окончательно понял, что влюблен бесповоротно, до конца дней своих?

Давно это было, можно и забыть. Но любовь памятлива, она не позволит выскользнуть ни одной подробности, самой незначительной для других, но очень важной для тебя, потому что подробность эта связана с именем любимой…

Безостановочно катит белые волны снежная река. Рябая гладь ее словно огромный фосфоресцирующий экран. Изменился ход моих мыслей - изменилось изображение. Теперь я различаю едва уловимые силуэты моей далекой юности, милых сердцу друзей…

В самом деле - не Жанна ли это в школьном классе? Косички с пышными бантами торчат в стороны, Жанна качает головой, и банты упруго взлетают, опускаются… Выражения глаз не видно, зато шевелятся губы, как будто Жанна поет… Может быть, и вправду - поет? Ну точно, она напевает свою любимую песенку «Динь-динь, колокольчик»… Жаль, изображение беззвучно, слова песенки теряются в еле слышном шорохе падающего снега…

На снежном экране мелькнула тень. Кажется, это рука… Точно - рука! Она тянется к банту и вот-вот схватит его, как мальчишка уснувшую на травинке стрекозу… В мгновение ока руку перехватывает другая рука, и на экране замельтешило, заметались, забегали цепкие тени…

Вон куда потянула память! Она напомнила действительный случай, когда он, Матти, схватил Юркину руку, и они подрались до синяков. Школьное собрание осудило драчунов - ведь было нарушено незыблемое правило взаимоуважения, товарищества. Поскольку Юрка вовсе не хотел обидеть Жанну и намеревался всего лишь притронуться ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→