Сергей Мякин

ПРОШЕДШИЙ ГОД

— Образование комплексных соединений в первом приближении можно объяснить электростатическим притяжением между центральным катионом и анионами или полярными молекулами лигандов. Наряду с силами притяжения действуют и силы электростатического отталкивания…

До конца лекции по неорганической химии, которую монотонным голосом читал профессор Круглов, оставалось еще целых полчаса. За окном шел дождь с мокрым снегом, и черные ветви деревьев медленно раскачивались на промозглом ноябрьском ветру. А здесь, в просторной аудитории с высоким потолком, из-под которого доносилось тихое убаюкивающее гудение ламп дневного света, было тепло и уютно, и от этого смертельно хотелось спать. Игорь Королев, сидевший на предпоследнем ряду, любил химию и хотел аккуратно дописать лекцию до конца, но время от времени ловил себя на том, что его веки словно наливаются свинцом, глаза закрываются, а рука вместо слов и формул начинает выводить на бумаге какие-то немыслимые сползающие вниз каракули. Даже поболтать было не с кем, потому что Стас, сидевший рядом с ним, куда-то смотался после первой половины лекции, и он остался один на «камчатке».

… — По величине энергии расщепления лиганды располагаются в следующем порядке…

«Все, с меня хватит. У Катьки Петровой перепишу или сам по учебнику разберусь», — решил наконец Игорь, поняв, что конспектировать лекцию он больше не в состоянии. Еще минута — и он бы крепко заснул, но в этот момент неожиданно вспомнил о том, что у него в сумке, возможно, лежит одна очень интересная штука, которая может заставить его забыть и про сон, и про лекцию, и вообще про все на свете. Это был подарок от двоюродного брата — третьекурсника Димы, у которого он позавчера был на дне рождения. После четырехчасового веселого застолья гости стали расходиться по домам, и Игорь остался последним. Когда он стал одеваться, Дима, заметив его не слишком уверенные движения, полушутя спросил:

— Ну что, до дома-то доберешься? А то свалишься где-нибудь, а мне потом за тебя отвечать.

— Да нет, я совсем трезвый, — стараясь говорить как можно более отчетливо, ответил Игорь, хотя после по меньшей мере десятка рюмок водки и ликера он чувствовал себя не очень-то бодро. Он слишком уважал старшего брата, чтобы показать перед ним свою слабость.

— Ну-ну, смотри… А я вот тоже хотел расслабиться, а от всего этого, честно говоря, никакого кайфа… Ты хоть представляешь, Игорь, что такое настоящий кайф? — как-то странно улыбаясь, задумчиво произнес Дима, который сам был изрядно пьян и с трудом ворочал языком.

Игорь молчал, не в силах ответить что-либо подходящее.

— Вот что это такое, смотри, — с этими словами Дима взял со стола книгу и вынул из нее кусок промокательной бумаги. — Диэтиламид лизергиновой кислоты, слышал, надеюсь, о таком соединении?

Игорь не раз читал об этом таинственном веществе, но никогда не видел его своими глазами.

— ЛСД?! — удивленно воскликнул он. — Где ты его достал?

— Это не важно. Важно, как это действует. Ты никогда не летал во сне?

— Нет, — неуверенно пробормотал Игорь.

— А после этого можно полетать. В прямом и переносном смысле. И вообще, как в сказке — все, чего ты хочешь, сбывается. Хочешь за один вечер к экзамену подготовиться — быстро читаешь и сразу все запоминаешь, хочешь с красивой девушкой встретиться — как живая у тебя в руках будет, а говорят, можно и другие планеты повидать. Главное — правильно дозу подобрать, — пьяным заговорщическим полушепотом произнес Дима.

— А это… не вредно? — испуганно спросил Игорь. Сам он однажды в девятом классе по совету приятеля попробовал курить «план». После этого его стошнило, и с тех пор он ни разу не пробовал наркотиков и вообще не курил.

— Ну, если, конечно, всю эту промокашку сожрешь, можно и умереть, но вот от такого кусочка, — он загнул уголок, — еще никому никакого вреда не было. Даже эффекта привыкания, как от других наркотиков, не бывает.

— А можно мне попробовать? — Игорь не собирался это говорить, но слова сами сорвались с его губ.

— Знаешь, сколько такая штука стоит? — надменно посмотрел на него старший брат, но тут же улыбнулся и оторвал загнутый уголок.

— Ладно, тебе, как брату, бесплатно. Здесь полдозы. Только сейчас ни в коем случае не принимай — ЛСД и алкоголь несовместимы. Как-нибудь, когда будет тебе грустно, расслабься, забудь обо всем и прими. Но учти, никому ни слова, — приложив палец к губам, сказал Дима и хлопнул Игоря по плечу.

Только теперь, в понедельник, слушая лекцию по неорганической химии, Игорь вспомнил о том разговоре. Это было в субботу вечером, и он смутно припоминал, как еле добрался до дома и, выслушав упреки родителей, в полвторого завалился спать. В воскресенье он проснулся в первом часу дня с несвежей головой и до вечера сидел над курсовым проектом, который надо было сдать к первому декабря…

А теперь… Игорь отчетливо вспомнил, что шел на день рождения к Диме с занятий, и в его сумке был толстый конспект лекций по высшей математике, в который он и вложил перед уходом тот маленький уголок промокашки. Сегодня занятий по математике в расписании не было, но он, кажется, просто забыл выложить этот конспект.

Он открыл сумку. Действительно, конспект был там. Приоткрыв его, он увидел ЭТУ ШТУКУ между первой и второй страницами. Игорь уже собрался захлопнуть тетрадь и положить ее обратно в сумку, а ЭТО спрятать где-нибудь дома на случай, если Дима пожалеет о сделанном на пьяную голову подарке и попросит вернуть. Но вместо этого он схватил промокашку, быстро засунул ее в рот и, почти не разжевывая, проглотил. Все произошло настолько быстро, что он даже не почувствовал вкуса. Спустя несколько секунд его охватил страх, причем не столько перед возможным действием наркотика, сколько от того, что он не мог понять, почему так поступил. Внезапно у него в голове появилась странная мысль о том, что несколько мгновений назад его тело не подчинялось контролю разума, а делало что-то само по себе или, вернее, повинуясь какому-то внешнему импульсу. Он стал мучительно думать, что же ему следует делать дальше. Хотя он вполне доверял старшему брату и был уверен, что тот не обманывал его, говоря, что такая доза не вызовет никаких последствий, он тем не менее боялся, что на него с непривычки она все-таки подействует, и с ужасом представлял, что может заснуть или, наоборот, начать вытворять что-нибудь непристойное прямо здесь, в аудитории. Он не знал, через какое время должно начаться действие ЛСД, и в напряжении замер, глядя на открытый конспект и на стол. Массивный деревянный стол был очень старым и хранил на себе следы, оставшиеся от многих поколений студентов. BEATLES FOREVER, DEEP PURPLE, METALLICA, СПАРТАК — ЧЕМПИОН, ДМБ-83, ДА ЗДРАВСТВУЕТ ГРУППА 528! МИША+ТАНЯ=LOVE, MICHAEL JORDAN, АКВАРИУМ. Эти, а также многочисленные менее пристойные надписи и рисунки, аккуратные и небрежные, написанные ручкой и вырезанные ножом, заполняли его слегка шероховатую поверхность. Выбрав чистый участок, где потрескавшаяся от времени черная краска недавно ободралась, он с сильным нажимом крупными буквами вывел — ИГОРЬ. Затем, машинально заглянув в конспект, он увидел дату сегодняшней лекции и так же механически дописал: 22.11…

Внезапно только что сделанная им надпись из темно-синей превратилась в ярко-золотистую. Игорь с удивлением посмотрел на нее, и в этот момент такая же яркая вспышка произошла у него в мозгу. На мгновение голову пронзила резкая боль, и все цвета вокруг стали более яркими и контрастными. Потом в глазах потемнело, и все окружающие предметы заволокла серая пелена. Силы покинули Игоря, он не мог пошевелиться и стал терять сознание, но, несмотря на это, ему вновь стало легко и приятно. В голове появилось множество обрывков малопонятных мыслей, мелькающих с калейдоскопической частотой. Страх и любопытство пришли почти одновременно. «Что это со мной такое? Это сон или нет?» — подумал он, и тут же из потока информации, захлестнувшего его мозг, выделился громкий и отчетливый голос: «Привет, Игорь! Не бойся, я твой друг и хочу тебе помочь. Доверься мне.» «Кто ты?» — мысленно спросил Игорь, но тотчас же вздрогнул, с испугом осознав, что у него начались «глюки» после приема наркотика.

«Не прогоняй меня, я не сделаю тебе ничего плохого. Поговори со мной, и ты узнаешь много интересного», — вновь сказал голос, все еще отчетливый, но ставший намного более тихим и отдаленным. Надпись на столе начала тускнеть и приобретать свою первоначальную окраску, а в голове стало проясняться. Страх исчез, и на смену ему внезапно пришло ощущение необъяснимой грусти. Игорь понимал, что находится в состоянии легкой дремоты, часто возникающей перед погружением в сон, когда реальность начинает затуманиваться и смешиваться с подкрадывающимися сновидениями. Достаточно еще одного небольшого усилия воли, чтобы отбросить сон и окончательно вернуться к реальности, сосредоточившись на лекции. Рука потянулась к конспекту, а взгляд устремился на профессора.

«Пожалуйста, поговори со мной. Ты многое потеряешь», — донесся далекий, тихий и очень печальный голос. Волны холода и тепла поочередно захлестнули тело, и появилось необъяснимое ощущение, что в этот момент он действительно безвозвратно теряет что-то очень важное. Одновременно Игорю стало почему-то очень жалко того, кто находился в его голове, и от этого его сердце сжалось, а на глазах выступили слезы. Он сложил руки перед собой и положил на них голову. Многочисленные красочные образы снова замелькали перед ним, и это было уже не грустно и не страшно, а просто интересно. «СТОЙ, ВЕРНИСЬ ПОКА НЕ ПОЗДНО, ИНАЧЕ ТЫ ПОТЕРЯЕШЬ ЕЩЕ БОЛЬШЕ!» — эта мысль словно молнией пронзила какую-то отдаленную часть его мозга, заставив мурашки пробежать по спине, но она тут же потону ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→