Истребитель МиГ-15

Е.Арсеньев, Л.Крылов

Истребитель МиГ-15

Приложение к журналу «М-ХОББИ» Выпуск № 10

АРМАДА

Издатель: фирма ЭксПринт

При работе над книгой авторами были использованы документальные материалы следующих организаций: ОКБ им. А.И. Микояна, ОКБ им. А.С. Яковлева, Российский государственный архив экономики (РГАЭ), Центральный архив Министерства Обороны (ЦАМО).

В работе над книгой авторам помогали: А.Н. Аверин, Р.Б. Борисов, Н.Ф Веслова, А.В. Горшков, Л.Б. Девятов, Ю.В. Засыпкин, С.Н. Зенкин, В.И. Перов, В.В. Пименов, Г.П. Серов, Ю.Г. Тепсуркаев, Г.А. Юрьева.

Рисунок на первой странице обложки: А. Жирнов Цветные рисунки: С. Свинков Масштабные проекции: В. Паньков

Авторы выражают благодарность директору ОКБ АНТК "МиГ" А.В.Горлову за помощь в подготовке материала.

© Е. Арсеньев, Л.Крылов, 1999

© М-Хобби, 1999

ISBN 5-85729-019-8

На фото слева: Артем Иванович Микоян (справа) и Михаил Иосифович Гуревич

К читателю

За свою пятидесятилетнюю историю самолет МиГ-15 получил широкую мировую известность и в особом представлении не нуждается. Он стал первым массовым реактивным истребителем, состоящим на вооружении как ВВС СССР, так и многих других стран мира. О МиГ-15 написано немало, но, к сожалению, преимущественно о его службе за пределами Советского Союза. Думаем, не стоит утруждать читателя пересказом заграничных публикаций о работах по производству, совершенствованию и эксплуатации самолета в Польше, Чехословакии и других странах, материалов об этом и так предостаточно. Поэтому мы уделим основное внимание малоизвестным страницам биографии «пятнадцатого» в СССР, а также его боевой работе в небе Корейского полуострова в 1950-53 г. г.

SUMMARY

It was this aircraft that made the word "MiG" familiar to the world. Since Sikorsky's Ilya Muromets, the MiG-15 became the first design that put the Russian airspace industry to leading position. From that time the words "MiG at your six!" mean "trouble".

The work on the new fighter initially called "1-310" or "S" begun in January 1947. The initial plan was to install on the new aircraft Rolls Roys Nene II an engine. It was soon was put into serial production under the designation RD-45F. Despite the well-known myth the design of the German Та 183 never was a starting point for the MiG-15. Many features of the Та 183 were found to be unsatisfactory and the work on the design was started from the blank sheet of paper. The swept-back wing plane with an air intake in the nose was certainly the most promising that time — most of the fighters of the era had similar layout and nobody blames them for copying them from the Та 183. This legend was born partially by German designers who were willing to sign their name under the good work and partially by Western mass-media that tried to assure everyone that Russians could not produce something worthy themselves (only a few years later they understood how wrong they were!). After the War Kurt Tank developed his Та 183 into Pulgui II — the fighter that turned out to be nothing interesting.

The maiden flight of the MiG-15 took place on December, 30, 1947 and in March 1948 first MiGs rolled out of the production line of the Plant # 1 in Kuybyshev. Putting the new fighter into serial production so quickly is explained by the fact that the MiG-15 performance far exceeded WS specification requirements.

In 1949 the improved MiG-15bis model appeared. It differed from it's predecessor in being powered by the VK-1 engine. The new engine was more reliable and it significantly improved the performance. Initially the design fitted with VK-1 engine was called MiG-17, but later this name was given to another design with 45 degree swept-back wing. Like the original MiG-15 the MiG- 15bis was put into serial production before the evaluation program was completed.

In 1949 the trainer version was born — the UTI MiG-15 ("1-312", "ST"). For a long time it served in WS flight schools and for many Russian pilots this aircraft became the first they were flying. In 1951 two new versions were put into serial production — the reconnaissance MiG- 15Rbis and long-range MiG-15Sbis intended to protect the bombers during their missions. Two other variants — the MiG-15Pbis (interceptor) and MiG-15bis with a brake parachute were produced in a small series.

The glory came to the MiG-15 in the sky of Korea. MiGs took part in this conflict from 1 November 1950 up to the end of the war. Both MiG-15 and MiG-15bis were employed there and both planes proved themselves to be the best fighters of their time. Hundreds of MiGs killed by the Western newspapers lethal linotypes each day returned home safely and the next morning took off for another mission. During the war the fighter was further improved that made it even more dangerous opponent in the air combat. The idea to send the MiG-17 to Korea was rejected because of the simple reason — the MiG-15 did the job quite well.

The MiG-15 was produced on nine production plants (#1, #21, #31, #99, #126, #135, #153, #292, and #381). During the years of the serial production (1949-1959) 13131 aircraft were built.

Начало

Еще со времен становления истребительной авиации конструкторы стремились создать такие самолеты, которые бы имели заметное преимущество в скорости над своими противниками, что в значительной степени предопределяло исход воздушного боя.

Увеличение скорости полета шло, главным образом, за счет повышения мощности силовых установок и улучшения аэродинамики самолета. Однако к середине 40-х годов стало ясно, что силовая установка, состоящая из поршневого мотора и воздушного винта, подошла к пределу своих возможностей. Достигнув скорости порядка 750 км/ч, самолеты, имеющие поршневую винтомоторную группу (ВМИГ), встретили ряд неразрешимых для них проблем. По мере увеличения скорости и приближения ее к скорости звука резко возрастает сопротивление воздуха, в связи с чем мощность, потребная для обеспечения полета самолета, растет уже не пропорционально кубу скорости, как на меньших скоростях, а значительно быстрее. Поэтому даже небольшая прибавка в скорости полета свыше 700 км/ч требует значительного роста мощности поршневой ВМИГ, а, следовательно, и ее габаритов, и веса со всеми вытекающими последствиями. Таким образом, уже к концу второй мировой войны назрела необходимость перехода на новые силовые установки.

Первый опытный экземпляр истребителя МиГ-15 (С-1, С-01) с двигателем "Нин-1" №1036.

Общий вид самолета И-310 (С), утвержденный А.И. Микояном 8 августа 1947 г.

Наиболее перспективным двигателем для установки на самолеты-истребители был ТРД. Именно на него сделали ставку в Германии, Англии и США. Использование же других силовых установок (комбинированных, ОРД в качестве основного двигателя или дополнительного ускорителя и пр.) позволяло лишь кратковременно увеличивать скорость, что было явно недостаточно. К тому же значительно усложнялась эксплуатация и снижалась надежность материальной части.

Разработка ТРД в СССР началась практически одновременно с подобными работами в Англии. Фрэнк Уиттл приступил к реализации своего проекта нового двигателя в 1936 г. Проект первого отечественного ТРД предложил Архип Люлька в 37-м. К маю 1941 г. люльковский РД-1 с проектной тягой 530 кг был готов в металле на 70%. На стенде работали камера сгорания и турбина, в производстве находился компрессор. Однако с началом Великой Отечественной войны работы над РД-1 свернули. Перед эвакуацией из осажденного Ленинграда Люлька закопал техническую документацию и готовые детали двигателя на территории Кировского завода, в эвакуации же конструктора переключили на танковые моторы. Решение «заморозить» работы по ТРД с началом войны и предопределило отставание Советского Союза в области реактивной авиации после ее окончания. Вряд ли такое решение было оправдано.

Продолжение работ потребовало бы не таких уж больших затрат сил и средств, что бы они сколько-нибудь существенно сказались на поставках авиатехники фронту.

Вновь заняться реактивной техникой советское военно-политическое руководство решило только к 1944 г., получив информацию об активных работах в Германии, Англии и США. 18 февраля 1944 г. Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял постановление о создании (на базе ГИРТ) специализированной организации по реактивному двигателестроению — НИИ-1. Возглавивший отдел ТРД A.M. Люлька перевез в НИИ-1 из Ленинграда чертежи и детали РД-1, в течение трех лет ожидавшие своего создателя. Забегая вперед, скажем, что первый отечественный ТРД, правда, с более высокими, чему РД-1 характеристиками, начал проходить стендовые испытания в 1945 г., показав тягу в 1250 кг. В 1947 г. двигатель под обозначением ТР-1 успешно прошел государственные испытания, его тяга достигла 1360 кг. Таким образом, от возобновления работ до завершения испытаний прошло около трех лет. А теперь представим, что перерыва в создании отечественных ТРД не было. Тогда уже к 1944 г., а то и раньше, мы бы могли иметь свой двигатель, как минимум не уступающий западным!

22 мая 1944 года вышло постановление ГКО о развитии реактивной авиации. Ввиду отсутствия в нашей стране ТРД, практически единственным реальным его результатом стало появление самолетов И-250 («Н») и И-107 (Су-5) с мотокомпрессорной силовой установкой (ВК-107А плюс ВРДК), взлетевших в марте и апреле 1945 г. И-250, показавший луч ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→