Основы тактической подготовки современного солдата

Раздел I

О ПРИНЯТИИ БОЕВЫХ РЕШЕНИЙ

Бездействие в бою, в боевой обстановке или при подготовке к боевым действиям не допустимо, поскольку оно облегчает врагу задачу по уничтожению наших солдат. Если не действуете вы, то действует враг. Бездействие допустимо, только если оно — составная часть общего плана действий, например, при выжидании в районе сосредоточения или при нахождении в засаде. В прочих случаях, бездействие влечет поражение и гибель. Это самоочевидная истина. Логично было бы предположить, что пехотинцы в любой обстановке будут делать все возможное для нанесения ущерба врагу и уменьшения ущерба своим подразделениям. Однако практика показывает, что бездействие являлось и является широко распространенным в армии явлением.

Каждый пехотинец на своем уровне должен уменьшать военное бездействие.

Этот раздел посвящен объяснению причин военного бездействия и способам его уменьшения.

Действия в бою определяются решениями, принятыми в соответствии с обстановкой. Но нередко наблюдается стремление всячески уклониться от принятия боевых решений. Это стремление объясняется нежеланием принимать на себя большую психологическую нагрузку, неизбежно возникающую в связи с попыткой определиться в ходе боя.

Принять решение в обыденной жизни совсем не то, что сделать выбор в бою и это является одной из главных причин жестокой психологической нагрузки, ложащейся на солдата в боевой обстановке. Этот стресс порождает стремление уклониться от ответственности за выбор. Между принятием боевого решения и принятием обыденного, бытового решения имеются следующие различия:

1. Неопределенность обстановки. Очень редко в бою обстановка бывает полностью ясна: как правило, не все огневые точки врага известны, не известно, сколько солдат противника принимает участие в бою, неизвестно его вооружение, неизвестно, где соседние части, неизвестно подвезут ли дополнительные боеприпасы и т.д. На каждое «за» имеется аналогичное «против». В повседневной жизни человек редко сталкивается с таким уровнем неизвестности, а в бою постоянно приходится принимать решения, основываясь лишь на вероятных данных. Подмечено, что на психику солдата сильно воздействует не столько сила противника, сколько новизна того, что встречается в боевой обстановке. На поле боя солдаты чувствуют себя спокойнее после перехода противника в атаку, чем до ее начала. Когда люди не знают, что их ожидает, им свойственно предвидеть худшее. Когда угроза конкретизируется, ей можно противодействовать. Поэтому в ходе подготовки следует сокращать то новое и неизвестное, с чем человек может встретиться в бою.

2. Невозможность достижения «идеального» боевого результата, боязнь ошибок. Даже после полной и правильной подготовки к бою действия могут быть безуспешными либо сопряженными с потерями. Противник или природа могут оказаться сильнее, в бою возможны всяческие неожиданности, которые способны спутать все планы. В повседневной жизни окружающие ждут от человека «правильных» поступков и ожидают наступления «правильного» результата этих поступков. Люди считают, что «неправильный» результат есть следствие «неправильных» действий. В бою же даже «правильные» действия могут привести к «неправильному» результату и, наоборот, ошибочные действия могут закончиться «правильным» результатом. В обыденной жизни человек нередко же выбрать из ряда возможных действий наиболее правильное и разумное. В бою же найти единственно верное решение чаще всего не возможно. Точнее, когда выбирается один из нескольких вариантов действий, невозможно определить, правильный ли сделан выбор. Только потом, после боя, когда становятся известными все обстоятельства, можно понять, какое решение в той обстановке было бы самым верным.

3. Страх ответственности. Ответственность может быть разной — моральной, уголовной, перед самим собой, перед начальством и т.д. Но в любом случае человек не хочет создавать себе проблемы, вытекающие из отрицательного результата его действий. В обыденной жизни человек несет ответственность за «неправильный» результат. Чтобы избежать ее, нужно действовать «правильно». В бою, когда добиться «положительного» результата, то есть выполнения задачи без потерь, практически невозможно, результат, как правило, «неправильный». Соответственно, солдату кажется, что почти все, что он делает, «неправильно», и он в какой-то форме понесет за это ответственность.

4. Отсутствие времени на обдумывание и рассмотрение всех возможных вариантов действий. События могут развиваться настолько стремительно, что решение должно быть принято молниеносно.

5. Неясность цели действий или кажущаяся бесцельность действий. Нередко общая цель действий в бою неясна, она, например, может сознательно скрываться командованием, чтобы противник не мог раскрыть смысл планируемой операции.

Другим сильным фактором, оказывающим жесткое психологическое давление на лицо, принимающее решение, является страх гибели или получения увечий, страх попадания в плен, в том числе страх за других. Этот страх является проявлением одного из основных инстинктов человека — инстинкта самосохранения. Страх имеет так называемый «туннельный» эффект, суживающий горизонт восприятия. Все внимание человека сосредотачивается на источнике страха, и все действия сконцентрированы на уклонении от этого источника. Даже командир высокого ранга, не привыкший к опасности, в первую очередь думает о себе, а не об управлении боем, хотя от источника опасности он сравнительно удален.

При отсутствии достаточной информации человек под действием страха пускается в домыслы, чтобы восстановить полную картину происходящего, и эти его фантазии работают на усиление страха. Нередко солдату начинает казаться, что он воюет один против множества противников. Нередко возникает желание просто переждать, пока все это само собой не кончится.

Кажется, что солдаты противника стреляют более метко и эффективнее. Выполнять боевую задачу означает идти на сближение с источником страха и, в то же время, уделять внимание и всем прочим явлениям и обстоятельствам. Известно, что лишь небольшая доля солдат, попав под огонь противника, ведет сколько-нибудь прицельный огонь (около 15%). Остальные либо не стреляют вообще, либо стреляют, чтобы только стрелять, в пустоту, расходуя драгоценный боезапас. Солдаты как бы пытаются своим огнем остановить летящие в них пули. Люди стремятся сразу открыть огонь, как только залягут, даже не определившись с целью и установкой прицела. Остановить такой бесполезный огонь очень трудно.

Значительная часть солдат участвуют в бою машинально. Боевая деятельность лишь имитируется, но не осуществляется. Когда большие усилия тратятся на борьбу со страхом, сил на самостоятельные осмысленные действия в бою не остается.

Учитывая фактор такого «поглупения» в бою, следует максимально упрощать совершаемые действия, а во время подготовки разучивать и доводить до автоматизма действия в стандартных ситуациях. Заметим, что «поглупение» возникает не только в связи со страхом, но и в связи с действиями в группе. Как известно, уровень разумности толпы ниже, чем у отдельных людей, ее составляющих.

Действия, лишь имитирующие боевую активность, являются лучшим подарком противнику.

То же самое происходит и в сфере принятия решений. Попадая под огонь, о выполнении задачи не думают, все мысли сосредотачиваются на имитации действий или на уклонении от боя.

Кстати, «туннельный» эффект сосредоточения внимания на чем-то одном может использоваться для борьбы со страхом. Когда внимание человека сосредотачивается на какой-либо деятельности или на чем-то, что отвлекает его от источника страха, страх отходит на задний план. Одним из отвлекающих факторов может быть деятельность командира. Можно организовывать подсчет боеприпасов, углубление окопов или определение установок прицела. Нередко простое повторение какой-нибудь рифмованой фразы помогает снять страх. Многие солдаты отмечают, что с началом боя, когда возникает необходимость что-то делать, страх уменьшается.

Фактором, препятствующим принятию решений, является также боевой стресс или психологическое истощение. Проявления боевого стресса могут быть разнообразны, поскольку каждый человек по-своему реагирует на большую психическую нагрузку. Результатом боевого стресса может быть и сверхактивность, и попытки не обращать внимания на трудности обстановки. Но если реакцией на боевой стресс является угнетение нервной системы, то последствием будет бездействие, безынициативность и халатность.

Серьезным психологическим фактором, препятствующим включению механизма принятия решений, является эффект войны на расстоянии — солдат, не видя противника, считает его как бы нереальным и несуществующим, несмотря на рвущиеся снаряды и свистящие пули. Солдат не может поверить, что кто-то хочет причинить ему реальный вред.

Наконец, есть и общечеловеческие причины стремления уклониться от принятия боевого решения — обыкновенная человеческая лень и нежелание выходить из состояния относительного комфорта, восприятие боевой деятельности, как, впрочем, и любой работы, в качестве своего рода наказания, желание поддержать собственный престиж (показать, что нет нужды в советах подчиненных, что ранее отданный приказ правильный), следование иррациональным мотивам (предвзятое мнение по отношению к противнику, в частности об общем превосходстве противника, пессимизм, следование в фарватере абсолютизируемого личного опыта), следование принципу «молчи и не высовывайся — будешь казаться другим умным и тебя никто не будет критиковать».

Все эти факторы и порождают поведение, направленное на уклонение от принятия решений.

И еще одно замечание: част ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→