Агентство «Пустячок»

  История 1.     Знакомство

  О героях, их родственниках и их наследстве.

Фамильный особнячок на Локтедерной улице замер. Не скрипели половицы, замолк желтый кенар, даже старинные часы старались тикать потише. Только слышно было, как на кухне звонкий голос хозяйки выводит: "... и пять аццких псов...".

  Крумгильдата чистила доспех. Сосредоточенно хмурилась, тихо напевала себе под нос семейный марш ведьм: "...и четыре мантикоры..." , привычными движениями натирала разложенный на дубовом столе нагрудник. Она была так увлечена своим занятием, что даже не обращала внимания на полировочную пасту на носу. И на замерших в дверях кухни брата и тетку тоже совсем не обращала внимания.

  – Остин, скажи мне, Остин, это не то, что я думаю – трагическим шепотом спросила Милисидада. Обычно, когда тетя Мили так трагически шептала, от страха приседали даже тролли, но племянница даже не повернула голову. Тогда тетка присела рядышком за стол и ласково спросила – Ташенька, милая, это ты что делаешь?

  – И три упыря... нагрудник полирую.

  – Таша, не надо. Это очень хороший доспех.

  – И два мертвеца... Он хороший, но он велик мне в груди. А в бедрах... не по размеру он мне. И вообще велик.

  – Таша, это историческая ценность. Фамильное достояние.

  – Да. А я наследница. И если мне не добраться сейчас до денег, то я его продам. Мне надо на что-то жить.

  – Остин, ну скажи ей – и тетка беспомощно оглянулась на невысокого крепыша.

  – Таша, гном Тибус не даст тебе нормальной цены. Дождись Ярмарки.

  – А на что мне сейчас жить?

  – Найди работу.

  – Найди! Ты думаешь все так просто! Я пол Кривайда обошла. Меня не берут. Выпускницу Академии магии с хорошими оценками – не берут.

  – Таша, может дело в том, что ты идешь устраиваться в булочные? А закончила ты боевой факультет?

   Тут Таша так посмотрела на брата, что тот отошел подальше к двери. Таша, конечно, была девушкой очень доброй и домашней, но все же закончила боевой факультет.

  – Ташенька, а у меня есть чудное место в городской страже. Да, да я помню, ты поступила на боевой факультет только в память о родителях, и работать по специальности не собиралась, но Таша! У тебя были такие чудные оценки.

  – Да? Балл за способности, балл за усердие, балл за имя предков, балл за то, что я никогда не выйду на ведьминскую тропу. Вот мои хорошие оценки.

  – Ладно, не хочешь в стражу. Тогда ты можешь выйти замуж, и получить деньги в качестве приданого. У меня есть на примете замечательный мальчик. Не понимаю, почему ты от него так быстро сбежала?

  – Может быть от того, что от него невыносимо воняет чесноком? – подал голос Остин.

  – Он на упырей ходил! – теперь уже и тетушка Мили так глянула на племянника, что Остин решил, что у него срочные дела.

  Срочные дела у него действительно были. Остин был ведьмаком. Потомственным ведьмаком, и в отличие от сестры, ведьмачью жизнь очень любил. Это он со стороны мамы был ведьмаком, а со стороны папы – очень хозяйственным гномом. И поэтому Остина с удовольствием брали в любую команду, знали, что лучше него никто не соберет снаряжение и провизию. К завтрашнему походу у Остина уже все было готово, осталось последнее дело – купить артефакты. С этим было просто. Лучший друг Остина был лучшим артефактором. По крайне мере за те деньги, что команда Остина могла потратить на снаряжение, артефакты Эвана были лучшими. Ну, а в лавке Остин чуть не рассмеялся. Ушел из дома от одного семейного скандала, а пришел к другому. Напротив высокого и худого Эвана стояла такая же высокая и худая дама и шипела разъяренной кошкой.

  – Чудный дом, в курортном городе. Море, сосны, горы. А библиотека. Ты же всегда мечтал поработать в Лимской библиотеке. Небольшое дело. Свое дело, это тебе не у тетки в лавке сидеть. Чего ты думаешь?

  – Я думаю о деле. Детективное агентство! Как дядюшка Зиги всю жизнь следить за неверными супругами? А когда мне тогда в библиотеку ходить?

  – Ну не следи. Тебе же не обязательно брать все дела.

  – Да ну? А патент? А налоги? А дом содержать? Где я деньги возьму?

   – Приданое. Не пойму, почему ты не пригласил на свидание дочку госпожи Натины? Чудесная девочка...

  Тут Остин кашлянул, хозяева лавки обернулись к посетителю, и Эван с радостью оборвал неприятный разговор.

   Остин купил все. Даже те артефакты, которые не планировал и то купил. Точнее взял в долг, с тем, чтобы завтра Таша занесла в лавку деньги. Купил и ушел в поход. А когда вернулся на Локтедерную улицу, в фамильном особняке было тихо. Не скрипели половицы, не тикали часы, а клетки с кенаром не было. На столике под портретом основательницы династии лежало письмо. Рыжая ведьма на портрете неодобрительно косилась на аккуратный конверт. Остин вытащил надушенный листочек.

  " Милый братец, я уезжаю с Эваном в Лимс. Оказалось, что у нас с ним схожие проблемы. Мы подумали, подумали, и решили поступить так, как советуют нам наши тетушки. Мы будем жить в доме, оставшемся от дядюшки Зиги, и откроем агентство, нет, контору, которая будет заниматься самыми мелкими, самыми пустяковыми проблемами. Назовем ее "Пустяки". После того как я застала тетю Мили в прачечной, где она угрожала хозяйке и требовала не брать меня на работу ни в коем случае, мы с тетушкой поговорили. И оказывается, чтобы заплатить за патент и за налоги, я могу взять деньги из наследства. А тетушка Эвана и ее лучшая подруга Натина почему-то не обрадовались. И даже ругались. Странно, ведь совсем недавно они так уговаривали Эвана уехать.

  Словом, все замечательно. Я буду собирать рецепты и к своему тридцатилетию, когда получу наследство, я открою кондитерскую в Лимсе. А Эван в тишине, не отвлекаясь, сделает наконец свой артефакт перемещений.

  Надеюсь, клиенты не будут беспокоить нас по пустякам.

  Твоя Таша".

   История 2.     Провинциалы.

  О городе, терпимости и нетерпимости.

  Таша выскочила из дома и с удовольствием посмотрела на новую вывеску, на которой было написано 'Пустячок'. Сначала они хотели назвать агентство 'Житейские мелочи', потом Эван решил, что 'Не очень важные вещи' будет звучать интеллигентнее, и точно отпугнет клиентов. Ну а потом Таша пришла к мастеру, который в Лимсе рисовал вывески, и выяснила, что он берет деньги за каждую букву. 'Пустячок' получился дешевле всего. Осталось совсем немного сделать, всего -то пробежаться до маленькой типографии, где должны изготовить визитки, и можно сказать, что их агентство работает. Когда Эван и Таша только приехали, на визитки они тратиться не думали. Но, после того, как им в доме разбили оконные стекла, о, совершенно случайно, конечно, просто от проезжающей кареты отлетел камешек, Эван решил, что о том, что 'Пустячок' необычное агентство, должны знать все жители Лимса. Поэтому, после названия Пустячок, и приглашения обращаться к ним только по самым пустяковым и мелким делам, и предупреждения 'Дорого' в визитках было примечание: 'Слежку за неверными супругами не ведем'. Это примечание успокоило владельцев трех детективных агентств Лимса, сохранило старый дом дядюшки Зиги целым и открыло для Таши все двери в приличных домах города.

  Удивительный город Лимс, теплый, солнечный, курортный. Всюду отдыхающие, всюду кафе и ресторанчики, всюду изображения символа Лимса – котенок, поймавший рыбку. Разумеется, на гербе Лимса никакого котенка не было. Там было что-то геральдически важное: серебряные щиты, червленые эмали, копья и, кажется, грифон. А может и дракон, Таша не рассматривала. Куда интереснее было рассматривать нарисованных рыбачащих котят: толстых и тощих, рыжих и серых, и пушистых и облезлых. А еще интереснее смотреть на жителей Лимса.

  Когда Таша собиралась уезжать, тетушки стали ее пугать. 'Таша, провинция очень консервативна', – рассказывала тетушка Джили, – 'твой рыжий цвет волос и веснушки, знаешь, во многих местах это просто неприлично, тебе придется постоянно выводить веснушки огуречной водой. И прятать волосы'. Таша весело поздоровалась с местным булочником, мастером Гро, на голове которого были ярко-синие кудряшки. 'Таша, ты будешь жить одна в доме с посторонним мужчиной. Провинциалы этого не поймут' – вторила тетушка Мили. Таша кивнула трем милым молодым людям, Лою, Джою, и Анту, выходящим из здания магистрата – все трое жили в одном доме и были мужьями. 'Таша, в провинции к работающим женщинам относятся с недоверием. Общество не признает тебя равноправным партнером в деле', – утверждала тетя Бруня. На бегу Таша кивнула троллине Опусии, владелице борцовского клуба. Лимс оказался совсем необычной провинцией. Здесь актрисы принимались в обществе, никто не расспрашивал о твоей личной жизни и доходах, и никого, совсем никого не интересовал твой внешний вид. Не понятно, может ли что-то вообще смутить жителей Лимса.

  А на обратном пути Таша забежала в храм. В Кривайде Таша никогда не ходила в храм, во– первых, не положено ведьмам из рода Крастерв обращаться к богам, а во-вторых, в храме было так все серьезно, так величественно и торжественно, что Таше становилось жутко. Храм Всех Богов Лимса был совсем другим. Небольшой, уютный, очень домашний. Вечерами и в выходные в храме было полно приезжих, а вот по утрам там собирались местные дамы. Сначала жрец читал небольшую проповедь, которая больше походила на пересказ местных сплетен, но с обязательной моралью в конце, а потом дамы беседовали. Морали в их разговорах было меньше, зато новости были свежее. Таша гордо вручила визитки своим новым подругам, и принялась живо обсуждать сегодняшнюю важную тему: госпожа Глиг, заводчица фейских лимских кошек, объявила о долгожданной продаже котят. Ах, фейские котята: крошечные, синегл ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→