Йозеф Чапек

О людских различиях

Господь бог предусмотрительно разделил человечество на сословия и классы, чтобы были различия и чтобы, несмотря на эти различия, люди друг другу помогали.

Благородные достоинства, которыми обладает каждое сословие, сопряжены с соответствующим риском. Кузнец замарается сажей, наездник может упасть с коня, у молочника дрогнет рука, и тогда он перельет воды в молоко, мясник забьет уже издохшую корову, у повара что-нибудь подгорит, монах полностью умертвит свою плоть, господин депутат вывалится из автомобиля и т. д., и т. п. до бесконечности, потому что профессий много, а риску нет конца.

Недавно прочитал я все четыре тома «Тысячи и одной ночи» и подивился, как часто фигурирует здесь в самых разных приключениях купеческое сословие. Причем перечисляются не только все преимущества купечества (достославное богатство купцов и исключительная красота купеческих сыновей, которые женятся на феях и принцессах), но и невзгоды, сопутствующие этой великолепной профессии, такие, как, допустим, частые морские бури и кораблекрушения, когда порой погибает либо весь груз дорогих тканей, доставляемых водным путем на рынок, либо драгоценные камни, которые купец получил за проданные дорогие ткани и в блаженном удовлетворении везет домой, или же купца догола обирают разбойники, так что ему уже и продать нечего. Таков риск, связанный с занятием торговлей, которая, как было указано выше, обладает своими утешительными сторонами и своими преимуществами, соответственно вознаграждающими купца за переживаемые опасности и страхи.

Однако в «Тысяче и одной ночи» ничего не говорится о том, что всего за семь недель у нас выявлен 10 721 случай нечестной торговли. Но это на самом деле так, и приведенная крупная цифра свидетельствует, что риск попасться на жульничестве для купеческого сословия чрезвычайно велик и что купцу избежать этой опасности очень трудно. Известно, что шахтерская профессия очень опасна, но приходилось ли вам слышать, чтобы за какие-то семь недель с 10 721 шахтером произошел несчастный случай? Из этого видно, что занятие торговлей требует самопожертвования и тот, кто за нее берется, должен быть мужествен, тверд духом, не бояться препятствий и ударов судьбы и неуклонно стремиться к своей цели.

Насколько доблестно это сословие, свидетельствует и тот факт, что, несмотря на все опасности, купец не изменяет своей профессии, остается ей верен и неизменно к ней возвращается, даже если неблагоприятная судьба и обстоятельства принудят его временно оставить свое занятие. В истории известен, пожалуй, единственный достоверный случай дезертирства, когда изменник пренебрег купеческой профессией и посвятил себя призванию, прямо противоположному и настолько непрактичному, что вся округа считала его безумцем.

Это был святой Франциск Ассизский. Вот что пишет о нем хронист святой Бонавентура: «Когда он некоторые основы святого писания усвоил, будучи в корыстное купеческое ремесло отдан, то искушениям плоти не поддался и среди алчных купцов в деньги и сокровища не уверовал. Ибо в сердце юного Франциска господь взрастил щедрость и сострадание к бедным». И неудивительно, что этот незадачливый купец скоро зашел так далеко, что злоупотребил родительским доверием, и было это в городе Фолинья, где он продал отцовские сукна и коня, на котором их привез, а присвоенные деньги пустил на ветер, предложив их на обновление храма священнику какого-то захудалого прихода. Отец, разумеется, «побивать его стал вначале словами, а потом плетью, а затем и оковы наложил». Напрасно старался. Парень уже ни к какому ремеслу был не пригоден, а в конце концов сделался святым, да таким, что не мог добыть себе даже приличной одежды. Ходил до конца дней своих полунаг, часто не имел куска хлеба, страдал многими болезнями, по-видимому, не пользовался уважением, потому что люди над ним насмехались, и умер на соломе. И все оттого, что пренебрег купеческим сословием и ударился в святость.

...