Йозеф Чапек

Змей на деньгах

Известно, что богачам их крупные состояния часто доставляют и крупные хлопоты. Богачи потому и окружены сочувствием и участием общества, что ощущают двойное неудобство. И в обоих случаях от них требуется изобретательность и напряжение сил: и для того, чтобы эти крупные состояния надлежащим образом истратить, и для того, чтобы их сохранить. Для удовлетворительного разрешения этих задач и преодоления связанных с ними трудностей нужна исключительная сообразительность, фантазия, рассудительность и уйма прочих положительных духовных качеств.

В особенности забота о сохранности и безопасности ценностей должна постоянно соизмеряться с наглостью тех, кто покушается на сокровища богачей и на их золото. Ведь ясно, что никакой сейф, даже самый что ни на есть патентованный, в конце концов не устоит перед хитростью и ловкостью профессиональных грабителей, которые справляются не только с неодолимой броней сейфов, но и со стреляющими, электрическими, фотографическими и сигнальными устройствами, которые охраняют подступы к ним.

Судьбы неприступных сейфов живо интересуют нашу публику. Те, у кого нет ни золота, ни сокровищ, с дилетантским азартом, восхищением и волнением читают в газетах о победах и поражениях в войне между владельцами сейфов и наступающей армией грабителей. Это так же увлекательно, как чтение донесений с поля боя в глубоком тылу. Большое количество павших крепостей свидетельствует об упорстве и отваге грабителей, а хитроумная стратегия, применяемая обеими сторонами, не может не вызвать почтительного удивления и священного трепета у всех, кто следит за этой борьбой снизу и издалека.

Нельзя не упомянуть в этой связи о последнем событии, занимающем английские газеты. Владельцы находящихся под угрозой сейфов придумали необычный трюк, который способен нанести самонадеянному грабителю решительное поражение. Им пришла в голову мысль запереть вместе со своим золотом изрядных размеров удава, метра этак в три. И эта гадина спокойно спит и переваривает пищу, покуда ее покой не нарушит неосторожный взломщик; затратив массу усилий, он открывает сейф лишь затем, чтобы в страхе позорно бежать. Удав, возлежащий на злате, поднимает голову и, разинув зловонную пасть, со страшным шипением показывается из недр сейфа, озаренный волшебным блеском золота и алмазов, доверенных его охране. Словно оживает вдруг старая сказка: на сокровищах тайного клада кольцом свернулся грозный змей. Расход на этого удава не слишком велик, его нужно только кормить да проделать в стальной стенке сейфа несколько дырок, чтобы было ему чем дышать.

Даже дилетанту нетрудно предвидеть, что грабители тотчас додумаются извести гада, пустив через эти дырки какой-нибудь ядовитый газ. Но, как бы то ни было, издавна считалось очевидным, что золото и змей подходят друг другу. На грудах золота и драгоценных камней обычно лежал змей, согревавшийся их сиянием, которое придает блеск их владельцу и ослепляет вожделением завистников.

Обстановка современного банка замечательным образом обогащается этим мифологическим элементом. Вновь оживает старая легенда, возникают прекрасные сюжеты для множества приключенческих историй, которые затаив дыхание могли бы читать и слушать дети и взрослые в долгие зимние вечера на посиделках, где старики рассказывают о делах дней минувших: о дешевизне, и новых: о дороговизне.

Так, могла бы здесь прозвучать в красочном и волнующем изложении история о таинственном грабителе, который отворил безупречно профессиональным приемом сейф банкира Z и тут же перед кучами золота нашел плачевный конец в объятиях змея; наутро приходит ничего не подозревающий банкир, видит труп грабителя, и крик замирает у него на устах, он в ужасе закрывает глаза: грабителем был его внебрачный сын, молодой ученый, ботаник, художник или астроном, который, как оказалось, собирался сделать совсем иную карьеру. Или, наоборот, прекрасная история, написанная талантливым пером: дверь сейфа по доброй воле открывается перед настоящим принцем или графом, а ужасный змей кротко ластится к ногам банкира, доброго волшебника, растроганно созерцающего эту совершенно сказочную сцену и утешающегося мыслью, что этот рыцарь, более прекрасный и мужественный, нежели все другие, станет его зятем. Или же назидательная история об алчном ростовщике, который доверил охранять свой сейф змею, но сам пал жертвой своей жадности, потому что два месяца не кормил разъяренного удава. А возможно, это будет поучительная басня о змее, которого хозяин отругал за то, что он загрязнил своими экскрементами пачки банкнотов; змей, обидевшись, дарит свою привязанность грабителю и становится его пособником — помогает ему опорожнить сейф и вылезает вместе с ним в окно, оставив в пустом сейфе только свой ничего не стоящий помет. Ограбленный банкир, разумеется, тут же сходит с ума. В оставленном змеином помете он начинает видеть груды золота, а себя воображает змеем, заползает в сейф и извивается там, охраняя мнимые сокровища. Вошедшие домочадцы видят ужасную картину: из сейфа на них злобно шипит хозяин, еще недавно такой элегантный и светский глава семейства, обычно благосклонный и благожелательный.

Или вот еще... Но, пожалуй, довольно. Не хватало только, чтобы нам, не имеющим сейфов, начали сниться кошмарные сны о змеях!

...