Воля и разум

Молка Лазарева

Заветы Предков

Книга 1: Воля и Разум

Пролог

Заведение было паршивым, но не ужасающим. Хотя, чего можно ожидать от придорожной забегаловки за сотню верст от ближайшего города. Обычно, здесь останавливались торговцы, держащие свой далекий и тяжелый путь через недружелюбные земли Третьего Горного Перевала. Передвигались представили этого сословия, как правило, небольшими группами человек по десять‒ пятнадцать, плюс лошади, телеги с грузом, поэтому в «Раскоряченном Феликсе» редко бывало многолюдно.

Еда здесь была отвратительна, пойло не лучше, но усталые путники были не привередливы. Когда несколько дней тебя окружают горы, камни, песок, твоя одежда пропитывается дорожной пылью и потом, тогда даже такой кошмар, как «Феликс» кажется райским оазисом с царскими удобствами и обслуживанием.

Однако сегодняшний день был невероятным исключением из правил, хозяин таверны Рудольф довольно потирал ручки, мысленно пересчитывая будущую выручку. Много уставших с дороги людей, в заведении это всегда пополнение его и так немалых накоплений.

Рудик, как и все почтенные господа его профессии был толстым, упитанным и жадным, приступами внезапного благородства не страдал, но и свою выгоду ни упускал никогда, поэтому поняв, что сегодня у него ожидается аншлаг, незамедлительно, прищёлкнув пальцами, легким заклинанием заставил доселе черные от грязи стаканы засверкать кристальной чистотой. Пускай выпивка у него и паленая, но клиент предпочитает ее пить из вымытой посуды.

От сладостных мыслей о выручке Рудольфа внезапно отвлек высокий черноволосый мужчина. Он стоял напротив трактирной стойки и внимательно изучал хозяина заведения. На торговца незнакомец был не похож, слишком высокий и мускулистый, да и сам взгляд чужака невольно заставлял вздрогнуть ‒ слишком цепкий и хищный. Такие чаще всего работают наемниками, убийцами, силовиками, кем угодно, но не тружениками рынка. Однако оружия у «незнакомца» не было, хотя его излишне просторный плащ мог скрывать от посторонних глаз много сюрпризов. Отметив, для себя странности стоящего перед ним потенциального клиента, трактирщик вежливо поздоровался и расплылся в самой приторной из своих улыбок:

‒ Добрый вечер! Я могу вам чем-то помочь? У нас сегодня в меню прекрасный ром собственного приготовления, по фирменному рецепту моего далекого предка.

‒ Нет, спасибо, ‒ коротко ответил брюнет, продолжая изучать трактирщика цепким взглядом. В голосе «незнакомца» слышался странный легкий акцент.

«Кажется, южанин, только они так буквы нелепо тянут», ‒ отметил для себя Рудольф, и тут же продолжил обрабатывать потенциального постояльца.

‒ Может, тогда отбивную из мяса горного крокодильера?

Брюнет брезгливо скривился.

‒ Спасибо, резиновую подошву и я так могу пожевать.

‒ Ре‒ зи‒ но‒ вую? Это что означает? Вкусную?

‒ Не обращайте внимания, ‒ незнакомец внезапно начал очень располагающе улыбаться, ‒ это выражение из моего родного языка, означает непередаваемо фееричный вкус еды. Но я сейчас не об этом. Господин, трактирщик, у меня для вас уникальное предложение ‒ хотите заработать некоторую сумму денег?

При слове «деньги» глаза Рудольфа жадно блеснули искорками, однако сильно радоваться он не спешил, заработок с неба не падал, а мужчина стоящий перед ним, «монахом‒ благодетелем» не казался.

‒ Поподробнее, пожалуйста!

‒ Господин-трактирщик, от вас фактически ничего не требуется, только разрешение на выступление в вашем замечательном заведении.

Незнакомец открыто и нагло льстил «Раскоряченному Феликсу», даже сам Рудик не мог назвать свое детище замечательным, максимум не имеющим аналогов на ближайшие пятьсот верст.

‒ Какое еще выступление? ‒ все же заинтересовался трактирщик. Жадность великое чувство, и сейчас в глубине души Рудольфа оно боролось с благоразумием.

‒ Простите, я забыл представиться. Мое имя Олег фон Верес, путешествую по вашей замечательной стране с тремя моими кузинами. Так вот, одна из них, замечательная певица! И мы хотим сделать вам уникальное предложение. Сегодняшним вечером моя сестра выступит перед достопочтенной публикой вашего заведения. Десять процентов от денег, которые она заработает, мы отдадим вам, как хозяину, предоставившему нам такую замечательную сценическую площадку.

Рудольф лишь расхохотался, кого‒ кого, а залетных певичек в его «Феликсе» еще никогда не было. Представительницы женского пола в подобных заведениям, могли зарабатывать деньги только одним способом, в кровати и раздвинув ноги, другие здесь популярностью не пользовались.

‒ Я боюсь, вашу сестру здесь не правильно поймут, господин Верес. А пьяные драки из‒ за бабы мне не нужны. Вы как взрослый мужчина, должны понимать, что женщина в таком заведении как наше, словно красная тряпка для быков. Ущерб от потенциальной драки за внимание вашей сестры, будет гораздо выше, чем, она сможет заработать своим голосом.

‒ Безопасность мероприятия я возьму на себя, ‒ уверенно и четко заявил брюнет, ‒ Поверьте, ваш трактир не первый в котором мы будем выступать. Двадцать процентов!

Но настырность незнакомца хозяина таверны не впечатлила:

‒ Да, и что вы сможете сделать против толпы взрослых мужиков? Если начнется серьезная драка, один вы не сможете выстоять. Первым же групповым заклинанием вас по стене размажет. Торговцы только с виду народ мирный, но когда надо, они умеют работать в команде. Иначе на Третьем Горном от разбойников не отобиться.

‒ И все же я настаиваю на выступлении, ‒ не унимался незнакомец. ‒ Моя сестра прекрасно поет, ее талант должны услышать все.

‒ Вы, наверное, больной. Но если вам не жалко свою сестру, давайте попробуем! Но учтите, любые убытки, я заставлю вас отработать! И с вас пятьдесят процентов выручки…

‒ По рукам, ‒ не дослушивая трактирщика до конца, перебил Верес, ‒ Но у нас еще одно маленькое условие.

‒ А вы наглец, молодой человек. Еще и условия ставите. И какое, позвольте полюбопытствовать?

‒ Две мои другие кузины тоже будут работать этим вечером.

До хозяина таверны начало доходить.

‒ А вы случайно не сутенер? ‒ хитро подмигнув левым глазом, спросил он у незнакомца.

Эти слова больно резанули Вересу ухо, будь его воля, он бы уже минут пять назад открутил надменному толстяку голову, но приходилось вежливо улыбаться.

‒ Ну что вы, как можно?! Мои сестры приличные девушки, старшая сильный целитель, и если кому‒ то из постояльцев понадобятся её услуги, она с радостью окажет их за определенную плату.

«Однозначно, сутенер», ‒ окончательно убедился в своих мыслях Рудольф.

‒ А у второй какой дар?

‒ В магии, к сожалению, очень слабый. Поэтому она может помочь вам, поработав сегодня официанткой. Думаю, пара лишних рук вам сегодня не помешает.

Вот последнее предложение Рудика заинтересовало гораздо больше, чем информация о певичке и лекарше.

‒ На помощницу я пожалуй соглашусь, только учтите, я ей ни монеты не заплачу, работать будет только за чаевые.

"Кто бы сомневался", ‒ ухмыльнулся про себя Олег фон Верес.

‒ Мы согласны. Только вы нас тоже поймите, нам просто очень сильно нужны деньги.

«Конечно-конечно, деньги сутенерам всегда нужны», ‒ хозяин «Раскоряченного Феликса» все же остался при своем мнении насчет наглого брюнета…

Через пару часов таверна была битком набита уставшими и запыленными постояльцами. Целых три каравана торговцев сегодня волей случая пересеклись в этом злачном и грязном заведении. Мужчины с радостью жевали резиновые отбивные из горного крокодильера, запивали отвратительной ромовой брагой, и громко ржали над не смешными шутками друг друга.

Меж столов с подносом скользила высокая миловидная блондиночка, каждый второй торговец норовил ущипнуть ее за попку, или смачно шлепнуть по этому же месту. Блондиночка стойко и мужественно сносила все эти тяготы и лишения таких унижений, и даже умудрялась мило улыбаться в ответ.

На импровизированной сцене из четырех сдвинутых столов пела и пританцовывала симпатичная брюнетка. Ее песня была прекрасна, однако ценителей искусства в таверне не нашлось, перед брюнеткой лежало всего несколько монет, за которые даже рваного носка не купишь в базарный день. Зато ее оголенные ножки удостаивались множества хищных и похотливых взглядов, начинающих хмелеть торгашей.

В одном из темных углов за всем происходящим наблюдал Олег фон Верес, он внимательно следил, как пьяные мужчины раздевают взглядом девушку, однако предпринимать, какие-либо действия не спешил.

‒ Я нашла его, ‒ голос блондинки раздался прямо над ухом наблюдающего, ‒ Крайний столик у окна.

‒ Подсыпала?

‒ А то ж, ‒ усмехнулась красотка и, раскачивая шикарными бедрами, удалилась дальше изображать официантку.

Брюнет, покинув свой наблюдательный пункт, направился к поющей барышне, и, не дойдя до той пару шагов, подал несколько неуловимых знаков, коротким кивком указывая нужное направление.

Певица намек поняла и, оценив окружающую обстановку, смерив томным взглядом множество мужчин, и так плотоядно на нее смотревших, поступила удивительно неразумно. Коварным движением, потянув за один из секретных шнурков платья, заставила то соскользнуть со своего гибкого, молодого, привлекательного тела. Теперь она, стыдливо и краснея, стояла перед толпой полупьяных мужланов в одном нижнем белье.

Вот она та «красная тряпка» которой так боялся хозяин трактира.

‒ Эй, куколка, ‒ громко крикнул один из пьяных, ‒ Ты где на свои формы такой шрам заработала?

И действительно, с левой стороны, возле сердца у девушки красовался безобразный след от старой раны. Брюнетк ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→