К шестидесятилетию со дня рождения товарища Сталина

Михаил Иванович Калинин

К шестидесятилетию со дня рождения товарища Сталина

«Можете не сомневаться, товарищи, что я готов и впредь отдать делу рабочего класса, делу пролетарской революции и мирового коммунизма все свои силы, все свои способности и, если понадобится, всю свою кровь, каплю за каплей».

И. СТАЛИН

Исполнилось 60 лет со дня рождения товарища Сталина. Народы Советского Союза горячо приветствуют своего великого вождя. Борющийся пролетариат капиталистических стран и угнетенные всего мира с великой гордостью взирают на товарища Сталина, связывая с ним лучшие свои надежды и чаяния.

В связи с этим событием я позволю себе остановиться на некоторых важнейших моментах политической деятельности товарища Сталина.

I

Общественно-политическая деятельность человека может быть освещена более или менее правильно лишь с учетом существующих факторов общественной жизни и условий, в которых протекала его деятельность.

Товарищ Сталин рано выступил на политическую арену. Уже в Горийском духовном училище у него сложилось отрицательное отношение ко всему строю царского самодержавия.

По окончании Горийского духовного училища в 1894 г. товарищ Сталин как лучший ученик поступил в Тифлисскую духовную (православную) семинарию, где в 15-летнем возрасте вступил в революционное движение. Он участвовал в ученических социал-демократических кружках — и не случайно, не пассивно, а как инициатор, организатор и руководитель, связавшись с подпольными группами русских марксистов, высланных тогда в Закавказье. Эти группы имели на него большое влияние и привили ему вкус к подпольной марксистской литературе.

В 1897 г. товарищ Сталин связался с нелегальной социал-демократической организацией в Тифлисе как представитель нелегальных кружков семинарии. В 1898 г. он уже формально вступил в тифлисскую организацию Российской социал-демократической рабочей партии. Теперь его нелегальная работа расширяется: он ведет пропаганду марксизма в рабочих кружках железнодорожного и фабричного районов.

Семинарское начальство, поняв, что имеет дело с вполне определившимся человеком, возвратить которого на стезю лояльности по отношению к царскому правительству нет надежды, исключило товарища Сталина из семинарии.

Это было первое крупное столкновение его с тогдашней общественно-политической действительностью. Но исключение из семинарии не поставило перед ним остро вопроса — куда идти. Выбор дороги сознательно был решен еще в семинарии. Это — путь революционной борьбы, борьбы под знаменем марксизма. Почва для нее в Грузии была довольно подготовленной.

Хотя формально Грузия считалась не завоеванной русским оружием, а добровольно воссоединившейся с Россией страной, все же ею управляли царские наместники со своим чисто русским чиновничьим аппаратом. Разумеется, они не только не защищали народных интересов Грузии, но и не понимали этих интересов. Даже высшую грузинскую знать, которая честно, вопреки грузинским интересам, служила царскому самодержавию, они толкали своими действиями в оппозицию. И потому все революционное и оппозиционное находило живой отклик в массах грузинского народа.

В конце XIX и начале XX века в России подул революционный ветер. Недовольство существующим положением стало проявляться в революционных действиях рабочих: усилились забастовки на фабриках и заводах, начались политические демонстрации, во многих местах отмечалось нелегальное празднование 1 мая. Под влиянием революционной борьбы пролетариата начались студенческие волнения. Усиливалось брожение среди крестьян. Они все чаще бунтовали против помещиков и нередко жгли барские усадьбы.

Активная часть рабочих объединялась в нелегальные кружки под знаменем социал-демократии. Налицо было общее, хотя, может быть, и не вполне осознанное, стремление к созданию единой революционной организации и острое желание иметь нелегальный центр. В это время в Петербурге довольно широко развернул свою деятельность «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», основанный Лениным.

Тот же процесс происходил и в Грузии. Рабочие, особенно в Тифлисе, были настроены революционно. Создавались нелегальные пропагандистские кружки, проводились собрания в горах в 100 и более человек, распространялись прокламации, устраивались стачки. В конце 90-х и в начале 900-х годов прокатилась волна крупных забастовок на фабрике Бозарджянца, кожевенном заводе Адельханова, конном трамвае, в типографиях, железнодорожных мастерских и т. д.

В деревне тоже было неспокойно. Тяжелое положение крестьян — малоземелье, бедность, отходничество на заработки и т. д. — настраивало их отрицательно по отношению к существующим властям и порядкам, толкало к революционным действиям. Связь рабочих с деревней, несомненно, помогала распространению революционных идей среди крестьян.

Все это создавало большие возможности для революционной работы не только среди рабочих, но и среди крестьян. И потому в Грузии сравнительно рано началось распространение идей марксизма. «Особые условия социально-политической жизни Кавказа, — говорит Ленин, — благоприятствовали созданию там наиболее боевых организаций нашей партии»[1] У меня лично сохранилось впечатление, что даже внешне революционные действия рабочего класса и крестьянства в Грузии всегда выливались в более яркие формы, чем в других местах России.

В 1893 г. в Грузии возникла первая марксистская социал-демократическая организация «Месаме-даси», которая по своему политическому направлению была неоднородна. Эта организация страдала основным пороком, который был присущ тогдашнему революционному движению и во многих других частях России. Месамедасисты подчеркивали только прогрессивную роль капитализма и не видели его отрицательных сторон, искажали учение марксизма о классовой борьбе, ограничивали революционные перспективы частными достижениями, местными успехами, узко националистическими интересами буржуазии. Они не ставили перед собой задачу создания партии, как боевой организации пролетариата. Они не учили, не подготовляли рабочих к революционным действиям, не воспитывали их в духе пролетарского интернационализма.

Рабочие-революционеры, активисты сознавали необходимость партии. Но даже у них это сознание было ограниченным. Все зиждилось на авторитете идей. Революционность действий, смелость, дерзость и беззаветность в практической борьбе как-то уживались с ограниченностью в организационных перспективах. Сознавая необходимость партии, они имели смутное представление о центре. Понятие о центре они не мыслили, как понятие о полновластном партийном центре, который должен руководить всей партийной работой, всеми проявлениями и формами борьбы рабочего класса. Если и думали тогда о центре, то скорее всего как о подсобном органе взаимной связи и информации, конспиративной техники (явки, паспорта, шифр и т. п.), заготовки и распространения нелегальной литературы, распределения пропагандистов и т. д. Но люди с такими взглядами на центр походили более на «рабочих политиков», чем на бойцов революционной партии пролетариата. Отсюда уже недалеко и до оппортунизма.

И вот появление товарища Сталина в рабочем движении, вступление его в группу месамедасистов сразу вносит в социал-демократическую работу принципиально новую струю и целеустремленность в революционные действия.

В 1898 г. товарищ Сталин организует внутри «Месаме-даси» революционную марксистскую группу меньшинства. Эта группа была единственной в Грузии, поставившей себе задачу направить революционное движение рабочих в общероссийское русло политической борьбы с самодержавием.

Решительно преодолевая сопротивление оппортунистического большинства, товарищ Сталин поворачивает тифлисскую социал-демократическую организацию на путь массовой политической агитации, на путь открытой борьбы с царским самодержавием. Он создает центральную социал-демократическую группу тифлисской организации в качестве руководящего центра, который проводит большую работу по созданию нелегальной социал- демократической организации в Закавказье. Он понял значение централизованной революционной партии пролетариата, рассматривая революционное движение в Грузии как часть общероссийского движения. Он становится революционным пролетарским вождем в широком смысле слова.

Историкам будет нелегко составлять биографию товарища Сталина, несмотря на ее простоту, а вернее, вследствие ее простоты.

Товарищ Сталин с самого начала выступает в роли руководителя, хотя сам он в речи на собрании тифлисских железнодорожников называл этот период своей работы ученическим. Дело в том, что он не только учился у масс, — что является одним из обязательных признаков пролетарских вождей, — но и руководил массами.

Свою работу товарищ Сталин начал с подполья. Это не случайно. В этом принципиальное отличие от легальных и полулегальных марксистов.

Можно сказать, что с первого своего общественного выступления (разумеется, в узком, нелегальном или полулегальном обществе) товарищ Сталин довольно четко определил революционно-марксистскую линию и противопоставил ее оппортунистической линии месамедасистов. Он положил первый камень в строительстве революционной социал-демократии в Закавказье, сделав практический шаг по пути соединения научного социализма с рабочим движением.

1900–1901 годы были годами дальнейшего подъема революционного движения по всей России. В обществе чувствовалась энергия к борьбе. «Буревестник» Горького как бы обобщил настроение, желание бороться с самодержавием, с ег ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→