Приключения, которые мы не выбираем

Ваня сидел за столиком в студенческом кафе и читал

статью из журнала «Современная математика.

Фундаментальные направления». Он выпускался в

первопрестольной столице четыре раза в год, На его

страницах печатались оригинальные научные статьи,

рассматривались разные теории, давался обзор всех

новостей, которые будоражили математическое сообщество, не только страны, но и мира.

Ваня регулярно просматривал новинки. Все материалы

закачивал в свой планшетник, и обязательно сохранял

архивы на двух флешках. Для гарантии.

К этому его приучил еще школьный учитель математики.

За этот добрый совет он был ему очень благодарен. Когда

комп начинал глючить, ценная информация все равно

сохранялась. За годы учебы в школе, а, затем и в

университете, Ваня собрал уже приличную библиотеку. Все

эти научные труды, работы и статьи известных, и, не очень, ученых, он читал с удовольствием. А, главное прекрасно

понимал всю эту научную заумь, которую выплескивали

ученые сухари – академики, профессора, доктора,

кандидаты, аспиранты и прочие переученные представители

человеческого рода.

Свою жизнь Ваня, без всякого сомнения, также решил

посвятить Ее Величеству – математике. Тем более,

способности у него были, и не малые.

Не зря же он на протяжении нескольких лет участвовал

практически во всех олимпиадах. Сначала в школе, а, теперь вот и в университете. В этом году сборная ДВФУ в

Сеуле заняла первое место. Китайцы, корейцы, японцы, как

не старались, за фарангами угнаться не могли. Ваню

вдобавок отметили специальным призом за оригинальный

подход к решению задачи.

Он ждал своего друга Егора, который изучал историю в

этом же университете. Чего – чего, а факультетов здесь

хватало. После открытия долгожданного моста на остров

Русский, сюда в новые корпуса переехали из Владивостока

сразу три ВУЗа, и на божий свет появился в новом качестве

Дальневосточный Федеральный Университет. Точнее, его

можно смело назвать городом, или, как принято в мире -

кампусом. Одних студентов за сорок тысяч перевалило.

Современных общежитий гостиничного типа целая куча

куч. Из одного края городка до другого надо добираться на

автобусе. Благо они ходят регулярно, и, главное –

бесплатно. Современные аудитории, общежития, кафе,

спортивные площадки, с видом на Японское море.

Поначалу все было не так прекрасно. Переселение с

материка на берег бухты Аякс в кампус такого огромного

количества студеусов со всем институтским носимым и

возимым имуществом можно было сравнить с фильмом

ужасов, или локальным катаклизмом в отдельно взятой

географической точке. При одном упоминании об этих

днях, даже бывалые преподы, до сих пор хватаются за

грудь, где должно находится сердце. Если верить

студенческим легендам, запах валерьянки годами не мог

выветриться из коридоров учебных корпусов.

Разумеется, поначалу вся эта чехарда сказывалась на

учебном процессе. Тем не менее, все устаканилось, и

началась обычная мозговая жизнь. Каждый разнообразил ее

исходя из своих предпочтений и финансов. Правда,

аборигенам, в смысле, уроженцам Владика, стало сложнее

добираться до новой Альма Матер. Пересадки на автобусы, пробки, толкучки, опоздания на пары, пережженные нервы

радости не доставляли. Стали выкручиваться, кто как мог. В

теплый сезон добирались на двухколесном транспорте. У

кого родители побогаче, для чад подкупили автомобили.

Парковка в несколько уровней постоянно забита до

предела. В порядке вещей было, когда студенты, у кого

родители могли себе позволить, ездили на джипах, а

преподаватели о таких дорогих внедорожниках могли

только мечтать. Расслоение по финансовому принципу

бросалось в глаза всему кампусу. Но, как метко говорят в

народе, бедные плевали вслед, а буржуи сверху.

У Вани запросы были гораздо скромнее, вполне обходился

бюджетным «пузотером». Малолитражкой фирмы «Тойота»

в городском исполнении. Небольшой экономичный и

надежный автомобильчик устраивал его полностью. В

кампусе в поликлинике работала терапевтом его мама.

Поэтому машина действительно была для них средством

передвижения, а не пошлой буржуазной роскошью, если

верить классикам. Часто с собой прихватывали на материке

знакомых студеусов. Все же взаимовыручка оставалась на

первом месте. А с Егором, они вообще были лучшими

друзьями. С первого класса сидели за одной партой. Только

вот учеба в универе раскидала их по разным факультетам.

А вообще дальневосточники были ярыми патриотами

японского автопрома. Можно сказать – фанатиками правого

руля. Понятно, что на улицах Владика можно было

встретить и «корейцев» и «китайцев», даже мелькали

«пиндосы» и «немцы». Но, всю свою горячую любовь

жители дальневосточного округа безоговорочно отдали

изделиям самурайских роботов. Правительство родное

пыталось несколько раз пересадить местный народ на

отечественный автотранспорт, за привычный левый руль на

отечественном корпусе. Но сообща аборигенам удалось

отбиться, и огромные финансовые потоки, по прежнему, уплывали в страну восходящего солнца на прокорм

автомобильных корпораций. Одним словом, сбылась мечта

горячих островных агрессоров. Они, наконец, оккупировали

ДВО. Пока еще «колесами». Даже на Курильских островах,

которые они почему – то считают своими, нагло

мельтешили «японки».

Ваня настолько увлекся чтением, что не заметил когда

пришел Егор и плюхнулся на стул. В свободное от учебы

время, он увлекался радиоделом. В смысле, любил

конструировать приемники и передатчики. Особенно его

привлекали схемы на радиолампах. Как он говорил, звук

чище, объемнее и насыщеннее, чем от усилителей на

микросхемах и транзисторах. На полупроводниках он

жестче и резче. Остались еще такие меломаны, которые

предпочитают слушать музыку на ламповых усилителях.

Вот такая необычная страсть у будущего историка

зародилась еще в детстве. Когда он впервые разобрал и

починил старый ламповый приемник «Урал». И работает

до сих пор.

-Извини. На кафедре задержался. А ты чего решил раньше

сорваться? Случилось что – то?

-Отец звонил. За мамой он на своей машине заехал. Сказал

– гости у нас будут. Сюрприз для меня. А мне сестренок из

гимназии забрать и на дачу ехать. Поэтому тебя и дернул.

На материке выброшу.

-Гут. Ты у морского музея тормозни. Новую экспозицию

хочу посмотреть. Редкие документы времен русско –

японской войны из запасников разместили. Минут

пятнадцать подожди. Есть хочу – сил нет. Боюсь, до дома не

утерплю.

-Насыщайся обжора, только не лопни. Я пока

дифференциальные уравнения посмотрю.

В кафе, рассчитанном, в первую очередь, на студенческий

кошелек, цены были вполне доступными. Да и кормили

неплохо. Не у всех же студентов родители были богатеями.

Тем, кто не смог пробиться на бюджет, приходилось тянуть

лямку платника. Что и говорить - рынок, и мать его –

либеральная экономика. А отсюда прорва иностранцев,

желающих получить «вышку», в смысле – образование, в

загадочной России. Вместе с Ваней учились китайцы и

корейцы. И поражали они всех необыкновенной

усидчивостью, трудолюбием и терпением.

На улице было холодно. Резкий ветер, казалось, пробивал

насквозь верхнюю одежду, и заодно, кожу, мышцы и

крушил кости. Чего и говорить, апрель во Владике не самый

ласковый месяц года. А когда ехали по вантовому Золотому

мосту, переброшенному через бухту Золотой Рог, то Ваня с

трудом удерживал легкую машину на полотне. Казалось, сильный ветер играючи сбросит ее с высоты темные

холодные воды. Хотя сам мост по заверениям

проектировщиков способен выдержать порывы ветра, чуть

ли не полсотни метров в секунду. Практически ураган.

Мост, чтобы ни говорили злопыхатели, получился на славу.

Правда, сто миллионов рублей незаметно сверх сметы

растворилось в бездонных банковских дебрях. Утверждают, перерасход еще больше был. Как копейка, если в половую

щель закатилась, то с концом. Не сыщешь. Да и с тоннелем

финансовые неясности нарисовались. Но, Бог с ними –

казнокрадами. Ведь построили же. Есть такая рыба –

пиранья называется. Утверждают, она во весь свой немалый

рот от жертвы кусок живьем выдирает. И не подавится

зараза. Так вот эта самая рыба, глядя на наших буржуев и

чиновников, от зависти поперек себя лопается. Те

умудряются глотать куски, многократно превышающие

размеры глотки. И ничего с ними не случается. Все

переваривают. Переваривают в забугорные счета, виллы

заморские, шикарные квартиры в Майями.

-Тебе Серега Тимонин звонил сегодня? Он весь наш класс

хочет на «миллионку» пригласить, зал в кафе снял, день

рождения отметить. Кстати, Ленка точно придет. Ты так и

не помирился с ней? Зря. Бабы они такие. Понимаю, сама

виновата, - Егор покосился на друга, вздохнул, любовь дело

хлопотное, - может ей гормон в мозг ударил. У них, баб, такое бывает. Себя контролировать не могут. Кто в этот

момент подвернется под ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→