Над самой клеткой льва

Александр Бушков

НАД САМОЙ КЛЕТКОЙ ЛЬВА

Быть счастливым вообще как-то совестно, а в наш печальный век и подавно.

Владимир Соловьев

Глава I

МЕЧ И КОРОНА

Сварог, заложив руки за спину, стоял у высокого окна одной из комнат капитаната и не без досады смотрел вниз. Отсюда как на ладони можно было рассмотреть небольшой домик с вычурной зеленой крышей — еще с прошлого раза отведенный под Турнирное Собрание, регистрировавшее претендентов на трон. Вот только после прошлого раза его закрыли и собрались было передать какому-нибудь портовому учреждению — но кто же знал, что так обернется…

Кто знал, что Сварогу, помимо прочего, придется еще заниматься сегурскими делами? И никуда от них не денешься, нельзя чтобы сегурский трон достался кому попало — у него еще не было четкого плана, так, наметки…

Основная масса претендентов, как ему доложили, уже зарегистрировалась и схлынула — но перед домиком еще чинно, как и полагается дворянам, прохаживалось человек семьдесят, каждый с футляром в руке, в каких здесь носят деловые бумаги: ну, понятно, как же тут без грамот, подтверждающих дворянские права…

Время от времени из домика показывался очередной зарегистрированный — то прямо-таки сияющий от радости (из тех, что поглупее), то, наоборот, с лицом напряженным и тревожным (значит, умный, хорошо представляет, что предприятие предстоит нелегкое).

— Сколько их уже набралось? — спросил он, не оборачиваясь.

Советник Айкес, начальник сегурской тайной полиции, ответил без промедления:

— Если считать и тех, что еще дожидаются регистрации, — не менее четырехсот. В прошлый раз мне докладывали, едва набралось двести, причем исключительно сегурцев, если не считать… — он склонил голову. — Теперь все обстоит совершенно иначе. Больше половины — приезжие из Снольдера, Ронеро, Харлана. Только лоранцев объявилось две дюжины. Есть даже парочка владетелей Вольных Маноров. Вы же понимаете ситуацию…

Ну еще бы не понимать… Прежний Сегур, кукольное королевство, был мало кому интересен, и за корону дрались одни местные. Но вот теперь, когда к Сегуру присоединили еще и Дике со всеми тамошними богатствами, — игра стоила свеч… Тут можно было и рискнуть. И уж кто-кто, а Лавиния Лоранская, никаких сомнений, постаралась отобрать лучших фехтовальщиков…

— Ага, — сказал Сварог. — Горротцы подтянулись. Видите вон ту компанию в сиреневых кружевах? Ну что же, логично… Десяток, не меньше.

— Мой учитель сказал бы: проблему нужно как-то решать…

— Сам знаю, — проворчал Сварог.

Учителем у Айкеса был не кто иной, как Интагар — как раз по поручению Сварога и подыскавший начальника тайной полиции из своих, надежных. И первый министр был не из местных, и казначей, и еще несколько высокопоставленных сановников. Сварог в свое время позаботился, чтобы Мару окружали надежные люди, способные в ее отсутствие вести государственный корабль в правильном направлении и не допустить никаких сюрпризов.

Айкес сказал безразличным тоном:

— Вообще-то с теми силами, которыми вы здесь располагаете, государь…

Сварог и сам прекрасно знал, чем он здесь располагает. В трех портах — восемнадцать вымпелов (снольдерских и ронерских), а также двенадцать вооруженных кораблей ганзейцев и четырнадцать — пиратские, нанятые еще Марой. Вдобавок на Сeгуpе — три сотни Вольных Топоров (при том, что своей армии здесь нет с незапамятных времен, одна полиция). И военные корабли, и Топоры здесь пребывают абсолютно легитимно — по просьбе первого министра, в рамках одного из соглашений Морской Лиги, для обеспечения порядка и законности выборов. Ну, а Дике буквально набит войсками Сварога… Если что, получится бой тигра с котенком…

Айкес сказал вкрадчиво:

— Государь, мы с вами по своему ремеслу люди циничные… Не так уж трудно организовать в столице серьезные беспорядки уже к вечеру… Ну, а там обнаружится какое-нибудь собрание, которое потребует передачи престола вам… По примеру Балонга несколько лет назад…

Сварог раздумывал недолго.

— Не пойдет, советник, — сказал он решительно. В Балонге тогда были совсем другие условия. Там мы не нарушили никаких законов, у нас была поддержка необходимого большинства патрициев и армейских генералов. А если мы устроим что-нибудь подобное здесь — нарушим законы даже не Виглафского Ковенанта, а имперские. «Положению о Турнире» совсем немного времени от роду, но оно признано Канцелярией земных дел и включено в соответствующие кодексы. Так что события не подведешь ни под ваганум, ни под завоевание. К сожалению. Очень скверно я буду выглядеть там — он указал пальцем на потолок, — сатрап и тиран, нарушивший имперские законы… А мне это совершенно ни к чему. Здесь свои сложности…

— Можно откровенный вопрос, ваше величество?

— Конечно.

— Почему вы не послали сюда искусных фехтовальщиков из наших? Не тех, что приплыли сюда по своему желанию, людей с особой миссией?

— Была такая мысль, — сказал Сварог. — Вот только, согласитесь, не было полной гарантии, что кто-то из наших бретеров окажется самым лучшим. А ведь на сей раз игра пойдет всерьез — ставки велики… А впрочем… Я как-то не подумал сразу… Маркиз Оклер здесь?

— Да, появился часа три назад.

— Прекрасно, — сказал Сварог. — Ну что ж. Как говорится, держите руку на пульсе, а я вас ненадолго покину…

Именно в этом порту Оклер устроил тайную подводную стоянку для своих «Ящеров» (как он откровенно признался Сварогу, используя опыт токеретов). Сварог спустился этажом ниже, вошел в небольшую приемную. Секретарь (лар, но одетый в ронерский военно-морской мундир) вытянулся.

— Посетителей нет? — кивнул Сварог на дверь кабинета.

— Никого, ваше величество. Вам, конечно же, положено без доклада…

Сварог вошел. Оклер радостно поднялся ему навстречу, протянул руку:

— Рад вас видеть! «Драконья кровь»?

— Да, пожалуй, — сказал Сварог.

На Оклере тоже был мундир ронерского офицера — ничего интересного, их здесь много, и в гораздо более высоких чинах. Кому надо — тот знает.

— Видели, сколько их там собралось? — фыркнул Оклер, кивнув на окно, выходившее на ту же сторону. — Всех, конечно же, манит Дике… Но я надеюсь, вы давно успели что-нибудь придумать? Даже я догадался. Любой из дворян, приплывших из ваших Королевств, вынужден будет оглядываться на вас решительно во всем…

— Если только победит, — хмуро сказал Сварог, приканчивая свой стакан. — Поэтому не будем ходить вокруг да около. Оклер, а вы не хотите стать сегурским королем?

— Я?! — маркиз даже стакан отставил от удивления.

— А почему бы и нет? — серьезно спросил Сварог. — Вы отличный фехтовальщик, я помню, сколько призов вы взяли там, наверху. Вы владеете неизвестными на земле приемами боя. Вы их всех сделаете одной левой. Мне нужен свой, абсолютно надежный человек на здешнем троне. Будь один только Сегур, я бы махнул рукой и ни во что не вмешивался. Но теперь есть еще и Дике… Так что нельзя отдаваться на волю случая, никак нельзя… У вас еще есть время зарегистрироваться, до вечера далеко. К тому же вы еще и здешний дворянин — совсем просто…

— Но у меня попросту не будет времени управляться еще и со здешними делами. Особенно Дике отнимет массу времени, я примерно представляю…

— Ну, это дело поправимое, — сказал Сварог. — Практически все здешние сановники, от которых зависят серьезные решения, — люди из моих королевств. Подберем и для Дике толковых управителей, есть уже на примете кандидатуры… От вас, собственно, ничего и не требуется — разок-другой поучаствовать в необходимых торжествах…

Оклер смотрел в стол с непонятным выражением лица. Наконец поднял глаза:

— Лорд Сварог, я прекрасно помню, чем вам обязан…

— Вздор, — сказал Сварог. — Честное слово, я вовсе не хочу, чтобы вы чувствовали себя чем-то мне обязанным. Я, собственно, ничего для вас и не сделал, это все… королева. Уясните это себе накрепко, хорошо?

— Хорошо, — сказал Оклер. — И все равно мне чертовски неловко перед вами… Я все понимаю, но вынужден отказаться.

— Почему? Не хотите мне помочь?

— Я вам всегда готов помочь в чем угодно другом, — сказал Оклер, глядя упрямо и непреклонно. — Но вот кем ни за что не соглашусь быть, так это марионеткой. Вы только поймите меня правильно, лорд Сварог! Я вас уважаю, смею считать себя вашим другом, но марионеткой не буду даже у вас. Полноценного короля из меня не получится, не то что из вас, а быть декоративной куклой…

Сварог видел, что любые уговоры здесь бесполезны — не тот человек. Как там звучит его фамильный девиз? «Оклеры служат, но не прислуживают».

— Ну, что же, — сказал он, вставая. — Жаль, я на вас рассчитывал…

— Лорд Сварог…

— Да?

— Ваше отношение ко мне изменилось?

— Честное слово, ни капельки, — сказал Сварог, подавая ему руку. — Скажу больше: такое поведение делает вам честь, маркиз.

«Это все прекрасно, — думал он, шагая по длинному коридору, — честь, благородство, гордые фамильные девизы… Но вот что теперь прикажете делать? Пускать все на волю случая? Чревато, ох как чревато… Местных байбаков, уже забывших, с какой стороны у меча эфес, в расчет принимать особенно не стоит. Если королем станет кто-то из его дворян, все устроится. А если победит лоранец или горротец? Непременно начнется большая война, главным образом за Дике — а мне бы сейчас парочку мирных лет, чтобы и дальш ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→