В начале пути

Сергей Васильевич Лысак

В начале пути

Глава 1

Над Гудзоном тучи ходят хмуро…

Утренняя дымка уже начала рассеиваться, и справа хорошо был виден берег острова Лонг-Айленд. Отряд кораблей шел по водной глади залива Лоуэр Бэй, оставляя за собой шлейф дыма. Раньше здесь побывали только яхта "Аврора" и рейдер "Песец", причем если яхта побывала тайно, стараясь не попадаться никому на глаза, то вот рейдер этим себя не утруждал. Внешне он ничем не отличался от добропорядочного "купца", и его появление в окрестностях устья Гудзона хоть и не проходило незамеченным, но и особого ажиотажа не вызывало. "Купец", как "купец". Разве что некоторые английские корабли, возмутившиеся появлением наглого "голландца" ("Песец" в целях маскировки поднимал голландский флаг) в водах, "принадлежащих" Англии, попытались воспользоваться своим "законным правом". В смысле — поживиться, чем бог послал. Но, поскольку свидетелей после таких попыток не оставалось, а экипаж "Песца" болтливостью не отличался, то никто из посторонних об этом и не узнал. А то, что английские корабли неподалеку от Нью-Йорка исчезли… Да кто же их знает, куда они подевались. Море умеет хранить свои тайны…

Однако, не следовало считать экипаж рейдера сборищем кровожадных пиратов, занимающихся морским разбоем исключительно с целью наживы. Этого как раз и не было. Если "англичанин", направляющийся в сторону Гудзона, или выходящий из него, игнорировал "голландца", забравшегося в эти края, то спокойно шел себе дальше, даже не подозревая, что поступил правильно. Но если кто делал не правильный выбор, и нападал, считая, что "голландец" в "английских" водах — законная добыча, то дальнейшие действия повторялись по одному и тому же сценарию лишь с небольшими вариациями. Открытие огня с целью запугать противника, неудачная попытка бегства "трусливого голландца", попытка сблизиться с целью абордажа и… несколько ответных выстрелов из нарезных 120-мм орудий с большой дистанции. А после этого — ликвидация всех выживших свидетелей. Благо, их оставалось немного. Холодная вода и массовое неумение плавать в эту эпоху очень тому способствовали. По данному поводу никто не рефлектировал. Экипаж "Песца", состоявший из "тонтон-макутов", ни толерантностью, ни политкорректностью не отличался. Права человека там тоже никого не интересовали, поэтому приказ Главного Морского Штаба соблюдался неукоснительно — никто не должен знать, что на подходах к Нью-Йорку действует рейдер флота Русской Америки. Который лишь мониторит ситуацию, но не занимается банальным грабежом всех и вся, кто проходит мимо. А если кто-то пытается помешать… Так не надо мешать, джентльмены. Проходите спокойно, мы же вас не трогаем… В смысле — первыми не трогаем…

Правда, такая ситуация продолжалась не очень долго, и когда на горизонте показались дымы отряда кораблей, идущих в устье Гудзона, "Песец" тут же поменял голландский флаг на Андреевский и присоединился к главным силам.

Леонид, стоя на крыле мостика "Карлсруэ", закончил рассматривать берег Лонг-Айленда, частично скрытый утренней дымкой, и окинул взглядом строй кораблей, идущих следом. Небольшая эскадра под флагом Русской Америки шла в кильватер, вспенивая воды залива Лоуэр Бэй. Причем состав эскадры удивил бы любого, кто не слышал о Тринидадском Чуде, но таковых здесь уже не осталось. Далеко впереди шла небольшая двухмачтовая яхта "Аврора", выполняя роль авангарда и ведя разведку. А вот за ней… В голове кильватерной колонны шел "Карлсруэ", на котором Леонид держал свой флаг. Трофейный немецкий крейсер постройки 1914 года прекрасно себя чувствовал в 1672 году от Рождества Христова, и являлся своего рода неубиваемым аргументом в переговорах со всеми. Правда, его истинных возможностей никто из аборигенов не знал, и считал намного более опасным, чем он являлся на самом деле. Когда в ходе ремонта "Карлсруэ" возник вопрос о его дальнейшем использовании, Леонид и все моряки из экипажа "Тезея" высказались единодушно — незачем превращать быстроходный легкий крейсер в подобие монитора, навешивая на него броню и устанавливая тяжелые орудия. Пусть он лучше так и останется "гончей океана" — быстроходным разведчиком и охотником на торговые суда противника, для чего его когда-то и создали. Поэтому, серьезных переделок на "Карлсруэ" и не было. Отремонтировали рулевое управление, поврежденное при атаке боевых пловцов на рейде Виллемстада, заварили две небольших пробоины в днище, устранили повреждения, полученные при обстреле Форта Росс и абордажа в Венесуэльском заливе, и, в принципе, крейсер был готов выйти в море. Но, поскольку сразу же начали перевод всех котлов на жидкое топливо, работы по модернизации затянулись надолго. Однако, оно того стоило! На месте вчерашних угольных ям теперь были топливные танки, от угля решили отказаться полностью. С вооружением мудрить не стали. Перераспределили оставшиеся восемь 105-мм орудий, установив вместо выведенных из строя четыре 120-мм орудия собственного производства, а также пулеметы. Никто не думал, что до них дойдет дело всерьез, но при стоянке на рейде в чужих краях лишними не будут. От чего полностью отказались, так это от минно-торпедного вооружения. Торпедные аппараты в корпусе трогать не стали, но все торпеды и мины заграждения убрали на берег от греха подальше. Во-первых, подходящих целей для них сейчас все равно нет. А во-вторых, не надо подавать идею создания такого оружия аборигенам. Воюют тринидадские пришельцы с помощью очень мощных и дальнобойных пушек? Вот и пусть джентльмены, месье, сеньоры и всякие прочие герры догоняют их именно в этом направлении. А то, как бы ненароком какой-нибудь местный Отто Веддиген с деревянным аналогом U-9 на два с половиной века раньше не появился. Маловероятно, конечно, но чем черт не шутит, когда бог спит. Тем более, о сбежавших немцах с "Карлсруэ" — его прежнем командире, фрегаттен-капитане Келлере со товарищи, до сих пор ни слуху, ни духу…

Последними штрихами были установка на "Карлсруэ" радиоаппаратуры из XXI века, приборов ночного видения, ночных прицелов, лазерных дальномеров и еще кое-чего по мелочи. Важным новшеством была также площадка на корме, предназначенная для взлета и посадки "Крокодила" — вертолета-беспилотника с оборудованным соответствующим образом помещением под центр управления полетами. Во всем же остальном "Карлсруэ" сохранил свой первоначальный облик военного корабля постройки начала ХХ века, разве что дымил теперь заметно меньше, чем на угле.

Поначалу крейсер далеко не посылали, поскольку никакой надобности в этом не было. После ходовых испытаний по окончании ремонта "Карлсруэ" совершил несколько непродолжительных походов поблизости от Тринидада, преследующих чисто политические, а не военные цели — на Тобаго, Маргариту и Кюрасао. Потом последовали более продолжительные и серьезные походы — в Гавану, Картахену, Пуэрто-Бельо и Куману. Апофеозом дипломатической деятельности "Карлсруэ" стал поход в Веракрус в октябре 1670 года, где на борту Железного корабля из другого мира произошла важная встреча, оказавшая огромное влияние как на развитие Нового Света, так и на весь ход истории в целом. На переговорах представители Русской Америки, Новой Испании, Перу и собственно Испании в лице еще некоронованного короля Хуана Третьего заложили основы создания будущего Содружества Испанских Наций, покончив с колониальной зависимостью Новой Испании и Перу. Мнение официального Мадрида, вернее тех, кто там заправлял в данный момент, никого из присутствующих не интересовало. Как не интересовало мнение Англии и Франции, уже давно зарившихся на владения сильно одряхлевшего испанского льва.

Когда до Европы дошли сведения о разгроме Новой Армады, это вызвало необычайный всплеск активности со стороны разного рода проходимцев, попытавшихся прибрать к рукам то, что осталось "бесхозным". Увы, всех любителей чужого добра ждало жестокое разочарование. От тринидадских пришельцев по всему Новому Свету уже давно гуляло выражение, переведенное дословно с их языка — "Ничьих денег не бывает". То же самое касалось и "бесхозных" территорий. Неожиданно выяснилось, что "бесхозностью" здесь и не пахнет. Куба, Эспаньола, Пуэрто-Рико, Маргарита и Ямайка оказали достойный отпор грабителям. Испанское население этих островов очень быстро определилось, с кем ему выгоднее иметь дело, когда узнало о разгроме Армады. А также о том, что власть Испании в Новом Свете отныне превратилась в фикцию. И местные испанцы сделали правильный выбор. Особенно ожесточенное побоище разыгралось в заливе Карденас на Кубе, где незадолго до этого был утоплен последний, и самый крупный в истории "золотой" конвой, направлявшийся в Европу. Информация об этом событии распространилась очень быстро, обрастая по пути многочисленными подробностями, в результате чего стоимость утонувших сокровищ выросла многократно. Вот кое-кто и не устоял перед искушением. Гарнизон нового форта Карденас из недавних солдат испанской пехоты, согласившихся вступить в вооруженные силы Русской Америки, отбил охоту высадиться на берег у незваных гостей, а вызванные из Гаваны паровые фрегаты "Ягуар" и "Кугуар" в полной мере продемонстрировали преимущества в бою кораблей с паровой машиной против парусников, несмотря на более чем четырехкратное превосходство врага в численности. В итоге, корабельное кладбище на дне залива Карденас увеличилось еще на девять единиц, а все любители легкой поживы надолго забыли туда дорогу. То, что у незваных гостей были подняты на мачтах английские флаги, Англию нисколько не смутило. Все, как и раньше, было представлено, как действия "частных лиц", к которым официальные английские власти не имеют никакого отношения. В Форте Росс сделали вид, что поверили, но попросили передать все проч ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→