Танец на осколках души

Танец на осколках души

Глава 1

Владыка Ада — Люцифер — находился в библиотеке своего дворца, изучая древние трактаты, надеясь найти в них ответ о том, как смогла Адалисса переродиться в чужом теле. Но, ответа он не находил. По всему выходило, что это — невозможно. Не было ни одного способа совершить подобное. По крайней мере, он не был известен ни демонам, ни ангелам, ни драконам.

«Что же ты сделала, Адалисса? Как ты смогла вернуться? И, самое главное, для чего?».

— Ты хотел встретиться со мной, Люцифер? — зашёл к повелителю Ада Ферокс.

— Да. Мне нужно с тобой кое-что обсудить, — сказал Люцифер, откладывая записи в сторону, приглашая дракона сесть.

— Я думал, что мы с тобой уже всё обсудили. Союз между нами заключён, Милена у меня и она станет правительницей Зиградена, — ответил Ферокс, садясь в предложенное кресло.

— Появились новые обстоятельства. Милена ждёт ребёнка.

— С чего ты взял? Да и… не слишком ли быстро? Я с ней переспал всего один раз.

— Отец ребёнка не ты, а Кайома Макфей — человек, которого ты убил.

— А, вот что, — Ферокс, сразу же, потерял интерес к этому разговору. — Тогда этот ребёнок мне без надобности. Я избавлюсь от него.

— Не советую тебе этого делать.

— Почему? — удивлённо спросил повелитель мира драконов. — Зачем мне ребёнок человека?

— Он нужен не тебе, а Милене. Ты, ведь, не знал, что после того, как ты с ней развлёкся, она пыталась покончить с собой?

— Что за бред?

— Мне об этом сказала сама Милена. Точнее, та сущность, что живёт внутри неё — Адалисса, — ответил Люцифер, рассказывая Фероксу, если и не всё об Адалиссе, то многое.

— То есть, ты утверждаешь, что в теле Милены живёт ещё одна сущность? — недоверчиво произнёс Ферокс. — И эта сущность — Адалисса?

— Я сам, в начале, не поверил. Но, она знала то, что могла знать, лишь, Адалисса. Она мне и сказала о том, что Милена пыталась совершить самоубийство и о том, чем может грозить убийство ребёнка этого… Кайомы Макфея.

— Интересно, и чем же это грозит?

— Думаю, Милена не оставит попыток уйти из жизни. Ты можешь сковать её по рукам и ногам, Ферокс, и тогда она не сможет этого сделать, но… Милена теперь правительница Зиградена и даже тебе нельзя полностью лишать её свободы.

— И что ты мне предлагаешь, Люцифер? — раздражённо спросил дракон. — Начнём с того, что я не собираюсь допускать ни Милену, ни её родственников, к управлению Зиграденом. Ты и сам понимаешь, что, вместе с Миленой, ты отдал мне и город. Но… постоянные попытки самоубийства мне тоже ни к чему.

— Тогда ты должен позволить Милене оставить этого ребёнка. Девять месяцев или даже много лет для тебя, всё равно, ничего не значат и Милена от тебя никуда не денется.

— Даже если я так и сделаю, этот слабый человеческий ребёнок долго не проживёт, — фыркнул Ферокс. — Что твой мир, что мой — не место для него. Рано или поздно, но кто-нибудь его убьёт.

— Это уже не твои проблемы. После его рождения, пусть его защитой занимается его мать — Милена. И у меня к тебе ещё один разговор. Я хочу Милену себе, в качестве любовницы.

— А вот это уже наглость, Люцифер! — зарычал дракон. — Ты сам отдал её мне и получил за это всё, что хотел!

— Я же не собираюсь у тебя её забирать, Ферокс. И дети от неё мне, тем более, не нужны. Мне просто хочется, чтобы Милена, время от времени, согревала мою постель.

— С чего это, вдруг, у тебя появилось такое желание? Когда мы говорили ей о нашем договоре, мне показалось, что ты к ней ничего не испытываешь. Что поменялось?

— Ничего не поменялось. Мне не интересна сама Милена. Меня интересует Адалисса.

— Но, спать-то ты, всё равно, будешь с Миленой, а не с Адалиссой, — возразил повелитель мира драконов.

— И что? — равнодушно ответил Люцифер. — У Милены и Адалиссы одно лицо. Мне этого достаточно.

— Собираешься трахать Милену, представляя на её месте свою Адалиссу? — усмехнулся дракон, уже без злости в голосе. — Люди бы назвали это — маниакальный синдром. Но, я не человек и мне плевать на твои странности. Значит, ты предлагаешь, чтобы мы с тобой оба владели Миленой? Не думаю, что она будет этому рада.

— Как будто тебе есть дело до того, что она думает. Тем более что она, можно сказать, уже согласилась на это. Дело только за тобой. Конечно, я знаю, что просто так ты на это не пойдёшь. Чего ты хочешь, Ферокс?

— Заключим ещё одну сделку, да? Хорошо, согласен. Я хочу от тебя… Хм, дай-ка подумать. Как насчёт того, чтобы отдать мне демона Валериуса? — предложил Ферокс.

— Зачем он тебе? Несмотря на его колоссальный размер и силу, мозгов у него нет. Он простые предложения-то с трудом произносит.

— Его можно использовать, как сторожевую собаку. Приказы-то он понимает?

— Самые простые.

— Мне этого достаточно. И, кроме того, этот демон — сын Азазеля, верно?

— Так вот, в чём главная причина! — рассмеялся повелитель Ада. — Ты, до сих пор, зол на Азазеля?

— Я никогда и ничего не забываю, — сказал Ферокс. — И, по возможности, я мщу. И сегодня у меня такая возможность появилась. Я посажу его сынка на цепь, у своего дворца и пусть папаша на него любуется! Так что, отдашь мне его?

— Забирай, — кивнул Люцифер. — Хотя, я и не думал, что ты помнишь оскорбление, которое тебе нанесли больше тридцати тысяч лет назад, когда ты ещё и повелителем не был.

— Ха, кто бы говорил! — хохотнул мужчина. — Ты, в годы войны между Небесами и Адом, как я знаю, лично убил ангела, который когда-то, когда ты сам ещё был ангелом, просто не выказал тебе должного уважения, не поздоровавшись! Кстати, что будем делать, если Милена, всё-таки, даже с тем, что я позволю ей сохранить ребёнка, не оставит попыток уйти из жизни? Женщины — существа непредсказуемые.

— У меня уже есть решение этой проблемы. И оно тебе понравится.

Я проснулась рано. Небо в мире драконов только-только начинало светлеть. Я села на кровати и огляделась. Рейф ещё спал, развалившись рядом со мной. Ферокса не было.

«Странно, — подумала я. — Вроде он, когда уходил, говорил, что уйдёт только на пару часов».

После этой мысли, я, сразу же, вспомнила все события прошлого дня. Смерть Кая, Данте, Дэма… изнасилование, разговор с Адалиссой, ребёнок и решение согласиться стать любовницей Люцифера… Я хотела забыться. Даже не забыться, а стереть свою память, как когда-то. Но, я понимала, что это теперь невозможно.

— Проснулась? — произнёс Рейф, открывая глаза. — Больше не тянет, надеюсь, бежать к балкону и бросаться с него?

— Нет, не тянет. Хотя, вру. Тянет и ещё как. Но, я не имею на это право.

— Почему?

— Ребёнок, — коротко ответила я. — Ребёнок Кая.

— Откуда ты…

— Адалисса сказала и у меня нет причин её не верить. Блэк! — слабо улыбнулась я (надо же, я ещё могла улыбаться), увидев салера, прошедшего в комнату, сквозь стену.

Блэк забрался ко мне на колени и уютно там устроился.

— А где, кстати, Лекс? — спросила я Рейфа, поглаживая демона у себя на коленях.

— В мире людей.

— Как он туда попал? — удивилась я. — И как он попадёт назад — в мир драконов? Ведь, сюда нас провела Альма.

— Похоже, что он выпил столько демонической крови за свою жизнь, что порталы, ориентированные на демонов, принимают его за своего. Правда, почему с драконьими также — не знаю. Но, он мне сказал, что, отнюдь, не в первый раз шатается между мирами.

— А как его демоны-то, вообще, пускают? Он же ерат! Тот, кто пьёт их кровь!

— Чего не знаю, того не знаю. А в мир людей он пошёл, чтобы выяснить, что же случилось с твоими подружками.

— Подружками? Значит я уничтожил не всех твоих друзей, котёнок? — зашёл Ферокс.

— Если с ними всё в порядке… если с ними всё в порядке, пожалуйста, Ферокс, не трогай, хотя бы, их! — взмолилась я. — Если они живы я, ведь, всё равно, больше их никогда не увижу!

— И ты не будешь искать с ними встречи? — поинтересовался Ферокс.

— Не буду! Я забуду о них навсегда! Я сделаю всё, что ты захочешь, но пусть они будут живы!

— Интересно, я если бы я поставил тебя перед выбором — жизнь твоего, ещё не рождённого, ребёнка или жизнь двух твоих подруг? Кого бы ты выбрала? Не смотри на меня так испуганно! — мужчина рассмеялся. — Я не собираюсь заставлять тебя делать такой выбор. Я не трону твоих друзей, причём, без всяких условий.

— И в чём подвох? — спросила я.

— Ни в чём. Могу я, иногда, сделать что-то хорошее для своей жены? Ну, как ты понимаешь, Люцифер рассказал мне о ребёнке твоего ненаглядного Кая.

— И? Ты оставишь его в живых? — от ответа на этот вопрос зависела, без преувеличения, вся моя жизнь.

— Оставлю. И плату за это… небольшое неудобство, я у повелителя Ада уже получил. Кстати, он мне рассказал и об Адалиссе и о том, что она согласилась на то, чтобы ты стала любовницей Люцифера.

— Ты против?

— Нет. Я согласен делить тебя с ним (разумеется, с учётом того, что у тебя не будет от него детей), но… Об этом разговор будет позже. Через два часа я представлю тебя твоему народу, как свою жену. Сейчас придут слуги и приготовят тебя.

— А как это, вообще, будет проходить?

— На месте увидишь, — ответил Ферокс и вышел.

— Меня просто проигнорировали, да? — задумчиво произнёс Рейф.

— А ты бы хотел, чтобы было наоборот? Сомневаюсь. Скажи спасибо, что он на тебя внимания не обратил.

— Ну, он бы, всё равно, меня не убил. Ты же ему нужна.

— Я ему нужна просто, как инкубатор, — равнодушным тоном сказала я. — Только это меня и спасает.

Пришли слуги, которые должны были приготовить меня к этой второй, за мою ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→