Драгоценный подарок

Елизавета Соболянская

Драгоценный подарок

Марина шла по улице «со скоростью потока», размышляя о запланированной встрече с подругой. Алина вернулась из Тайланда и пригласила подругу на «разграбление чемодана», которое традиционно устраивала на следующий день после прибытия.

Традиция была давней, еще студенческой. Марина, ездившая на каникулы в деревню к бабушке, полными сумками привозила варенье, огурчики, свежие овощи и душистые яблоки. Девчонки в комнате каждый раз устраивали «пир на весь мир», обещая в свое время «отдать долг». Теперь Жанна и Алла вышли замуж, сидели с детьми и редко выбирались на «девичники». А вот Алинка сразу после универа устроилась в небольшую фирму, доросла до старшего менеджера отдела продаж и продолжала приглашать девчонок каждый раз, как возвращалась из очередной командировки или отпуска.

Марине повезло меньше — работу она нашла, но таких поездок позволить себе не могла. Поэтому по-прежнему ездила к бабушке, привозила яблоки и варенье, но подруги радовались этим нехитрым гостинцам не меньше, чем коралловым бусам и перламутровым раковинам Алинки.

— Девушка, — молодой человек привлекательной наружности неожиданно отделился от стены магазина и шагнул к Марине, — подскажите, как пройти…

Девушка любезно улыбнулась, собираясь подсказать дорогу и, мягко осела в руки незнакомца.

— Точно? — услышала она низкий мужской голос над ухом.

— Точно-точно, веди!

Двое хорошо одетых мужчин придерживая девушку, вошли с ней в маленькую лавочку полную дешевых каменных бус, ароматических свечей и невнятных медальонов из латуни. Не обращая внимания на пожилую женщину за стойкой, мужчин провели девушку в задрапированную дешевой синтетикой арку.

— Как обычно? — хрипло спросила торговка.

— Как обычно, — бледнея от усилий, ответил один из мужчин.

Женщина равнодушно дернула резную ручку на древнем комоде, полыхнул синеватый свет, люди стоящие в проеме исчезли. Равнодушно похлопав белесыми ресницами, продавщица налила себе чаю и взялась за журнал с заманчивым заголовком «Как вернуть молодость»?

***

Марина шла и видела все, что происходило вокруг, вот только закричать или вырваться из сильных рук не могла — мысли ускользали, роились, превращая в рой светлячков круживших в голове.

— Прибыли. Куда ее? — спросил один из мужчин.

— Давай в абрикосовую спальню, — с легким сомнением произнес второй.

Через несколько минут девушку ввели в красивую комнату, отделанную светлым шелком и темным деревом. В стеклянных панелях разделяющих комнату на зоны повторялся один и тот же узор — ветви абрикосов. То цветущие, то обремененные плодами. Вообще комната выглядела богато и уютно, ничем не напоминая дешевую гостиницу или бордель.

Сердце Марины сжималось от страха, ноги подгибались, а по лицу текли слезы, но мужчины словно не замечали ее состояния — довели до кресла, усадили и оставили одну. Это было очень страшно, сидеть в одиночестве неизвестно где и бороться со своим телом. Оно отказывалось подчиняться. Марина старательно вспоминала все фильмы, где главные герой в первом кадре прикован к постели, а в следующем уже бежит в парке или лезет на скалу, белозубо улыбаясь и радуясь движению, но онемение не отступало.

Неизвестно, сколько прошло времени, но мужчины вернулись. Посмотрели на девушку, похмыкали, тяжело повздыхали, потом решительно упали на диван напротив. Оказалось, что они похожи, как две горошины из одного стручка. Симпатичные, модно одетые сероглазые шатены с одинаково скептичным выражением лица. Они успели избавиться от пальто, а Марина так и сидела в теплой комнате в своей куртке, так что к слезам давно добавился пот, косметика потекла и вид она являла собой откровенно жалкий. Может таким видом она оттолкнет этих холеных красавцев и они ее отпустят?

Словно прочитав ее мысли один из мужчин сказал:

— Он согласился попробовать. Ты задержишься здесь на год.

— Сейчас тебя приведут в порядок и переоденут, через час обед, — добавил второй.

Мужчины синхронно встали и ушли, оставив девушку в недоумении. Вместо них пришла молчаливая сухопарая дама, похожая на гувернантку из старинных романов. Она брезгливо посмотрела на девушку и холодно приказала ей встать. Тело Марины дернулось в ответ на приказ, но выбраться из кресла она не сумела. Сморщившись так, словно съела лимон, дама пропала из поля зрения, а потом вернулась с флаконом темного стекла, который и сунула девушке под нос.

Резкий травянистый запах ударил в мозг и смел тягостную пленку, которая окутывала его.

— Вставайте лиэль, — дама вновь стала чопорной и отстраненной, — вам следует принять ванну и переодеться. Следуйте за мной у нас мало времени.

Марина не возражая поплелась за дамой. Бежать неизвестно куда в этом огромном доме? Да тут потолки теряются на такой высоте, что ей приходится задирать голову до хруста, чтобы рассмотреть медальоны расписанные видами, батальными сценами и венками из незабудок. Сухопарая дама привела Марину в просторную ванную и брезгливо указала пальцем на начищенный медный таз:

— Одежду сюда. Вам принесут новую. Умеете пользоваться мылом?

Тут девушка вспыхнула. Одевалась она конечно скромно и вид сейчас был весьма плачевным, но ее волосы и одежда чистые!

Дама покрутила огромные медные краны и в медную же чашу хлынула вода.

— Мойтесь, я пришлю горничную вам помочь, — величественно оповестила она и удалилась.

Ежась и оглядываясь, Марина выполнила инструкции — сняла одежду и аккуратно сложила все в медный таз. В общем ее вещички не особо пострадали — только спереди на крутке и шарфике расплывались мокрые серые пятна от слез перемешанных с тушью. Белье Марина припрятала внутрь куртки, и потрогав воду осторожно забралась в медное корыто. Вода быстро покрыла ее до пояса и стало спокойнее.

Неожиданно хлопнула дверь, влетела шустрая кареглазая девчушка лет шестнадцати:

— Лиэль, меня прислали услужить вам.

Марина как раз пыталась смыть разводы косметики с лица, поэтому не сразу разобралась кто это и зачем. А девушка болтая высыпала в воду какой-то порошок, отчего вокруг Марины в доли секунды поднялась пышная пена. Потом продолжая болтать, девушка помогла ей вымыть голову и заторопила:

— Лиэль, вас ждут к ужину, нужно поторопиться.

Марина неохотно выбралась из ванной. Камеристка продолжала носиться вокруг — подала полотенце, принесла платье, разложила на туалетном столике гребни и заколки. Подсушив волосы отрезом полотна, служанка вздохнула:

— Волосы длинные и тяжелые, лиэль, высохнуть не успеют, может просто косу заплетем?

Марина кивнула, лихорадочно осматривая себя в зеркале. Припухлости от слез прошли, лицо посвежело и разрумянилось, платье, которое ей подала Илис, так звали камеристку, оказалось очень откровенным. Глубокое декольте, крохотные рукава-фонарики и тонкая ткань буквально липнущая к ногам. И никакого белья! Девушка ощущала себя практически голой.

Между тем горничная тщательно расчесала влажные волосы, заплела их в пышную косу и уложила в замысловатый узел на затылке. Закрепила все шпильками и украсила гребнями. Полюбовалась, накинула на обнаженные плечи Марины тончайшую, но теплую цветную шаль и проводила к высоким дверям:

— Вам сюда лиэль.

Марина нерешительно толкнула дверь и вошла. Комната оказалась небольшой, но богато украшенной. Резные дубовые панели на стенах, вычурный темный паркет и зеркала в строгих деревянных рамах. За круглым столом, накрытым цветной скатертью, сидели те самые похитители. Девушка стояла в дверях, кутаясь в шаль, а мужчины критично рассматривали ее.

— Худая, — сказал один.

— Откормим, — вздохнул другой.

Потом первый жестом указал Марине на свободный стул. Девушка вошла, села покрутила головой, удивляясь тому, что в комнате светло, хотя окна прикрыты плотными шторами. Оказалось, что на потолке есть несколько световых окон, заменяющих лампы. А вот окна расположенные на стенах занавешены не просто так. Они вели в соседние помещения, а вовсе не на улицу. Дом в доме. Не выпрыгнуть, не убежать, не привлечь постороннее внимание. Ясно.

Марина перестала оглядывать комнату, и вернула свое внимание столу. Мужчины усмехаясь, переглянулись и картинно предложили ей выбор: кусок жирного на вид мяса запеченного с кореньями или обжаренная до золотистого цвета птичка обложенная не то яблоками, не то картошкой.

Девушка выбрала птицу и принялась меланхолично жевать, ожидая, когда ее просветят. Мужчины тоже молчали, то ли ожидая вопросов, то ли истерики. После птички подали суп с пирожками, затем что-то вроде голубцов и снова мясо. Мужчины ели, не жалуясь на аппетит, а девушка уже наелась и просто гоняла по тарелке хлебные крошки.

На десерт подали компот. Обыкновенный компот, но очень густой, с большим количеством разнообразных плодов. Марина кивком попросила сладкого и ей не отказали — наполнили креманку до краев. Так же меланхолично девушка съела абрикосы, потом кусочки персиков, изюм и… на этом все. Груши, яблоки, вишня и что-то еще так и осталось в ее тарелке. Мужчины многозначительно переглянулись и ничего не сказали.

После еды все дружно перешли в гостиную. Тут окна были, поэтому девушку контролировали сильнее. Но она не побежала выбивать стекла тяжелым стулом и сигать в тонком платье с третьего этажа, просто села поближе к огню и плотнее стянула шаль на груди.

— Вам холодно? — спросил один из близнецов.

— У огня тепло, — вежливо ответила девушка.

Не пояснять же похитителю, что ее колотит от ужаса.

— Мы сейчас вам все объясним. Для начала позвольте представиться. Барон Жером ди Алистер. А это мой брат, Дилан ди Алистер.

— Марина Синтицкая, — с некоторой паузой представил ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→