Его принцесса

Алекса Райли

Его принцесса

Глава 1

Алёна

— Это он? — спросила Тэбби, вставая позади меня, чтобы лучше видеть.

Её длинные темные волосы упали на мое плечо, пока она всматривалась в экран моего ноутбука. Как будто она никогда не видела этого человека. Всем известно, кто такой король Роман. Ну, если ты королевской крови. Прямо сейчас, нет ни одного живого члена королевской семьи, который бы не знал, кто он такой, потому что он решил взять жену. Жену по его выбору, и он выбрал меня.

Это всё из — за моей родословной. У меня нет выбора, на ком жениться, поэтому, когда моей семье было сделано предложение, всё было решено за закрытыми дверями и бумаги были подписаны. Я официально обещана королю, и на этом всё.

Я смотрю на своего будущего мужа, и тут никакой ошибки, в том, что Роман — прирожденный лидер. От него исходят доминирующие волны. Я даже сейчас могу почувствовать их сквозь экран моего компьютера. Хотя я не уверен, что он должен восседать на троне, а не вести армию солдат в бой. Посмотрев на его лицо, вы скажите, что он был воином.

Он состоит из жёстких линий и углов. Мужчина высотой более шести футов[1] с чем — то.

На фотографиях он даже возвышается над некоторыми из своих охранников. Его волосы темные, как ночь, и доходят до воротничка, но они не скрывают его глаза, которые так же черны. Он не тощий. Он большой и широкий, как игрок в регби, и я понимаю, почему люди прозвала его «Стена». Он излучает неприступность и силу, и моя рука дрожит, когда я нажимаю на следующее изображение.

— Тэбби. Я не могу выйти за него замуж, — умоляю я сестру.

Я даже не знаю, как выбрали меня, а не её. Тэбби — это человек, к которому все тянутся. Её красота освещает комнату. Я отличаюсь от своей семьи.

Каким — то образом я ростом чуть более пяти футов[2] со светлыми волосами, голубыми глазами и самой светлой кожей. С другой стороны, моя сестра, как и вся остальная моя семья, ростом почти шесть футов и имеет длинные чёрные волосы, глубокие зелёные глаза и кожу, которая выглядит так, будто солнце целует её каждый день. Я так выделяюсь, но мне это не нравится. Я чувствовала, что я не принадлежу этой семье с самого рождения, но Тэбби никогда не позволяла мне так думать.

Она обнимает меня сзади, и мы обе всё ещё смотрим на экран.

— Я пыталась, — говорит она, я ахаю. Я оборачиваюсь и смотрю на неё.

Тэбби боится жениться, возможно, потому, что мои родители говорили о её браке, с того момента, как она начала ходить. Хуже всего то, что она не хочет жениться на члене королевской семьи. На самом деле, она презирает эту идею. Если бы это было возможно, у неё был бы небольшой домик с двадцатью детьми и грубый муж. Да, грубый. Слишком много любовных романов, и теперь Тэбби влюблена в пещерных людей.

— Я знаю, что ты этого не хочешь, — она качает головой. — Прости, Ал.

— Не могу поверить, что ты сделала это для меня.

— Ты знаешь, я сделаю всё для тебя. Я твоя старшая сестра. Это моя работа, — она дёргает прядь моих волос. — Я надеялась, что, может быть, если бы он согласился взять меня замуж, я могла бы взять тебя с собой. Но, честно говоря, я даже не думаю, что они его спросили, — она подходит к моей постели и падает на неё. — Он хочет тебя.

— Может быть. Может быть, я попрошу взять тебя с собой, — я попробую.

Если я выйду замуж за этого мужчину и должна буду уйти из дома, это было бы не плохо, если бы я взяла Тэбби. Потому что, когда я говорю о доме, я не имею в виду тот, который сделали мои родители для нас. Я имею в виду, что Тэбби — мой дом. Мысль о том, что мы разделимся, — это то, с чем я не хочу сталкиваться.

— Да правильно.

Я знаю, что это будет невозможно, до того, как заветные слова покинут мой рот. Тэбби — золотой билет моих родителей. У неё было так много предложений о браке, что мы уже потеряли им счёт. Но мои родители все отвергли. Не очень богат, не высокий статус или не достаточно могущественен. Тэбби двадцать четыре и она всё ещё не замужем. Это не нормально. Я едва вошла в возраст, когда можно жениться. Я думала, что у меня больше времени, и даже думала, что меня никогда не спросят. Я надеялся, что смогу пойти туда же, куда и Тэбби.

Но для меня — и моих родителей — было шоком, когда меня выбрали. И тот, у кого много власти и денег.

Я поворачиваюсь обратно к своему ноутбуку, заставляя себя взглянуть на будущего мужа. Мало того, что Роман пугает, он держит всё и вся в железной хватке. Я листаю фотографии и ни разу не вижу, чтобы он улыбался. Его лицо всегда суровое и отстранённое, даже на фотографиях, где он маленький с матерью и отцом.

Я не знаю, как долго я просматриваю фотографии, когда Тэбби останавливает меня.

— Кто это? — спрашивает она, и я подпрыгиваю. Я даже не слышала, как она подошла.

— Принцесса Кауль, — говорю я, глядя на подпись под картинкой. — Похоже, они на свидании на каком — то балу. Она симпатичная, — бормочу я, чувствуя боль от зависти, что мой муж — будущий муж, исправлюсь я — был с другой женщиной не дольше, чем месяц назад.

— Бее, — говорит моя сестра. — Кто знает, останется ли она такой же красивой, когда ты смоешь всё это дерьмо с её лица.

Я хихикаю.

— Почему он не женился на ней? — Может быть, он увидел её без макияжа и убежал в горы. Может быть, она раздражающая. Может, она жует, раскрыв рот. Кто знает.

— Но он женится на мне, даже не увидев меня. А что, если я сделаю все эти вещи? Я могу это сделать, — я поворачиваюсь в кресле. — Накрашусь, наполню рот едой так, что он сможет увидеть, как я жую. И мы обе знаем, что мой смех ужасен.

— Он ужасен, — соглашается Тэбби, усмехаясь.

Дело не в том, что он звучит смешно, довольно — таки громкий. Очень громкий. Может быть, немного заразный, потому что несколько раз я начинала смеяться, когда мы с Тэбби смеясь над моим смехом, и не замолкала пять минут. Это заставляет головы моих родителей болеть, что является дополнительным бонусом.

Глаза Тэбби загорелись от придуманной идеи.

— Он идет на обед.

Мои плечи опадают. Я не знаю, почему она в восторге от этого.

— Возможно, ты можешь одурачить себя. Заставь его понять, что ты не та, кого он хочет! Тэбби вскакивает, и я вижу, что этот план уже в действии.

Глава 2

Роман

— Ты в этом уверен? Я вопросительно смотрю, чтобы увидеть главу моей королевской гвардии и лучшего друга, Влада, который идёт ко мне.

— У тебя есть предложение получше? — спрашиваю я сквозь стиснутые зубы.

Мы обсудили это с ним тысячу раз, но это не делает это понятнее.

— Нет. Но я знаю тебя лучше всех. И я знаю, что ты беспокоишься.

— Посмотрим, как ты поступишь, когда выберешь невесту.

Я смотрю на него, а затем перехожу взгляд на стол и хватаю набор запонок.

— О, да ладно, Роман, мы оба знаем, что это никогда не произойдёт, — он подходит к одному из кресел в моем офисе и садится в него. — Ты никогда не освободишь меня от моего королевского долга.

Я смотрю на него и показываю ему средний палец.

— Ты освобождён. Убирайся.

— Мы оба знаем, что ты этого не хочешь, — смеется он, но затем наклоняется вперёд, становясь серьезным. — Ты мой брат. Возможно не по рождению или крови. Но мы были вместе, с того мемонта, как были детьми. Если я и возьму жену, то это произойдёт, потому что ты мне прикажешь. Это мой долг перед моим королем.

— И поэтому что король приказал быть полезным, — говорю я ему, протягивая ему запонки, чтобы он помог мне их одеть.

— Разве у тебя нет слуг? — шутит он, зная, как сильно я ненавижу королевских слуг.

Когда я был моложе, меня это не беспокоило. Всегда были люди, которые готовы бвли помочь. Но когда я стал старше, я понял, что это наша работа — заботиться о них так же, как и они о нас. Когда мой отец скончался, и царствование пало на мои плечи, это превратилось в обязанность. Теперь я предпочитаю уединение, даже если в каждом уголке кто — то есть.

— Просто сделай это и заткнись.

— Да, мой король, — смеется он и поправляет запонки. — Она очень красивая.

— Следи за своим языком, — рычу я, когда он закрепляет второй, и я отхожу. — Просто пытаюсь поднять настроение.

— Когда это моё настроение было приподнятым? — спрашиваю я, когда я одеваю свой пиджак и подхожу к зеркалу.

— Верное замечание.

На мгновение я позволяю себе подумать о моей невесте — о её длинных волнистых светлых волосах и пухлых розовых губ. Её сливочная нежная кожа с оттенком розового цвета, когда она краснеет. Те мягкие голубые глаза, которые цветом похожи на детские одеяла, сделанных для наших сыновей.

— Думаешь о моих внуках? — слышу мягкий голос из — за спины и поворачиваюсь к маме.

То, как она умеет читать мои мысли так ясно ужасает, но в тоже время удивляет.

— А разве я не всегда? — дразню её я.

Я подошёл и поцеловал её в щёку и подождал, пока она поприветствует Влада.

— Ты готова к обеду? Моя мама живет вдалеке от дворца, но сейчас я король и скоро женюсь. Она иногда приезжает, но большую части времени она занята своими садами и собаками. Когда мой отец скончался несколько лет назад, она сказала, что, наконец, может наслаждаться спокойной жизнью вдали от королевских обязанностей, и она по полной воспользуется этим.

Когда я сказал ей, что готов взять жениться, она подарила мне понимающую улыбку.

Я не мог не думать, что она и Влад говорили об этом намного больше, чем они позволили мне думать. Она организовала все процедуры для запроса о браке, и она контр ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→