Подлый обманщик

Автор: КБ Винтерс

Название: Подлый обманщик

Серия: Подлый обманщик

Рейтинг: 18+

Переводчик: Олька Соколова

Группа: BestRomanceBook

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Любое копирование и распространение, в том числе размещение на сторонних ресурсах, категорически запрещено.

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Аннотация:

Я чертов О' Брайен. Знаете ли вы, что это значит? Никто не смеет переходить мне дорогу. Я - глава синдиката О' Брайен, и все мои обязательства связаны только с семьей. До встречи с Эйвой. Этой соблазнительной девушкой с телом, которое любого введет в грех. Эйва, великолепная и красивая, но носит такую толстую броню, что я просто жажду заглянуть внутрь.

Но я скрываю опасную тайну - грязную ложь, и, оказывается, она тоже.

Я мечусь меж двух огней, но должен сделать выбор - убить ее ради защиты моей семьи...

Но если я нажму на курок, это уничтожит меня.

В книге присутствует нецензурная лексика и сцены сексуального характера.

Пролог

Я вижу луну, а она видит меня,

Просвечивая сквозь листья старого дуба.

О, пусть свет, озаряющий меня,

Озарит того, кого я люблю, пела моя мама, качаясь в кресле-качалке.

Ночной ветерок свистел сквозь открытое окно, охлаждая жаркий летний воздух. Я резко моргнул и уставился на яркую луну, висящую высоко в небе. Мама, сидя в кресле-качалке, укачивала моего братишку Айдена. Она любила петь колыбельные, чтобы мы поскорее уснули. Ее голос был нежным и веселым, согревал сердце, внушал доверие.

У нее был красивый голос. Лишь его я любил слушать. Мама должна была бы выступать на радио, чтобы люди во всем мире могли оценивать ее прекрасный голос.

В тот момент, когда мама начала второй куплет песни, громкий звук раздался в проходе подъезда нашего многоквартирного дома. Жуткий звук. Выкрикивающие что-то голоса. Шум был нормальным явлением в нашем доме, потому что мы жили в городе, а в округе было полно головорезов и наркоманов. Так что большую часть времени мы не обращали внимания на звуки очередных разборок в коридоре. Они ничем не отличались от гула пролетающего над головой самолета или автомобильного сигнала на улице.

Заглушая шум, она продолжила пение, увеличивая громкость голоса, чтобы скрыть этот шум.

За горы, за моря,

Туда, где сердце жаждет быть.

О, пусть свет, озаряющий меня,

Озаряет того, кого я люблю.

Шум в подъезде становился все громче, приближаясь в нашу сторону. Мама резко метнула взгляд в сторону двери, и я заметил в ее глазах намек на тревогу, но она продолжала громко петь. За шквальными ударами в дверь последовали звук ломающегося дерева и звуки, издаваемыми теми, кто вломился в гостиную. Мама замолкла, и я с неподдельным ужасом посмотрел ей в глаза.

Дикий шум заставил меня выпрыгнуть из постели, мое сердце колотилось так сильно, до боли, в то время как я смотрел широко открытыми глазами на дверной проем.

— Что это…

— Не беспокойся, сынок, — сказала мама, укладывая моего братишку в колыбель, и, прежде чем уложить меня в постель, поцеловала в лоб. – Твоя мама разберется с этим.

— Полиция. У нас есть ордер, — услышал я голос из другой комнаты.

Полицейские должны быть справедливыми или что-то в этом роде, я узнал это из телевизора. Они не навредят нам. Они помогут нам. Это то, что я всегда себе говорил. Но почему они были здесь, в нашем доме? Почему они выломали дверь?

Мой братишка Айден заплакал в кроватке, но, несмотря на это, мама не подходила к нему. Зато с испуганным видом она вытащила что-то из своего кармана. Эта вещь мерцала при лунном свете, напоминая мне об игрушке, которую я когда-то получил на день рождения. Но в ней было больше металла, и она издавала отчетливый, но странный щелкающий звук, когда пальцы моей матери проводили по ней.

— Теперь ты останешься здесь, любовь моя. И помните, что я люблю вас, сыновья. Я всегда буду любить вас, несмотря ни на что, — сказала мне мама, направляясь к двери. — Заботься о своем брате, Флинн. Всегда. Убедись, что ты позаботишься о своем братишке. Он будет нуждаться в тебе.

Позаботиться о нем? Я был слишком мал, что она…

Бросив на меня последний взгляд, наполненный огромной любовью и теплом, мама вышла из комнаты, закрыв за собой дверь. Разразился громкий стук, и наша квартира наполнилась криками и визгом.

До смерти перепуганный я заполз обратно в свою постель и укрылся с головой шерстяным одеялом, надеясь спрятаться от того, кто бы там ни был. Я твердил себе, что находятся полицейские, которые защитят нас. Они были здесь, чтобы спасти нас от всевозможных плохих вещей, которые происходили за дверью. Они должны были нас спасти. Если нет, то зачем они были здесь?

Крики и визг, казалось, длились бесконечно, и из-за всего этого мое сердце грохотало в груди. Но как только все успокоилось, я набрался смелости, чтобы стянуть одеяло с головы и встать с постели. Медленно я подкрался к двери, когда она неожиданно распахнулась, едва не ударив меня. Я уставился в глаза офицеру полиции. Он посмотрел на меня с презрением, его глаза не были злыми, но лицо было запачкано кровью. Вид крови напугал меня, и я задался вопросом, как она оказалась у него на лице.

Я ничего не мог понять. Слезы жалили мои глаза, в то время как я старался быть храбрым, пытаясь разобраться, где сейчас моя мама, и что же случилось.

— Здесь дети, — прокричал офицер.

— Уведи их оттуда, — крикнул ему другой.

Коп поднял меня на руки, закрыв мне глаза рукой, но это было бесполезно. Я вырывался от него, борясь и брыкаясь, когда он попытался забрать меня из моего дома, подальше от мамы. Я так сильно пнул его ногой, что он вскрикнул от боли и отпустил меня.

Освободившись, я побежал по коридору в гостиную. В ней было еще больше офицеров, и все они смотрели на меня с удивленным выражением на лицах. И тогда я увидел ее. Я подбежал к маме, которая была ранена и истекала кровью на полу, упал на колени возле нее и смотрел.

— Мамочка, — кричал я, трогая ее лицо. — Мамочка, проснись!

Она не отвечала, продолжая лежать на полу и истекать кровью.

— Мамочка!

Коп схватил меня снова, на этот раз его хватка была крепче, чем прежде. Я снова сопротивлялся ему, громко прося кого-нибудь помочь мне, помочь моей маме, но он вынес меня оттуда. Снаружи я не мог помочь маме. Почему никто не помогал ей? Где мой брат? Мужчина посадил меня на заднее сидение полицейской машины, я крепко прижал свои ноги к груди и стал звать на помощь.

— Мы не нашли его. Его там не было, — услышал я, как один офицер сказал другому. — Там оказалась только его жена, с которой не обошлось без стрельбы. У нас не было выбора. Мы должны были ответить. К счастью, мы все же были наготове и взяли ее, не понеся больших потерь. Плохо, конечно, что не было никакого намека на присутствие здесь О’Брайена.

— Думаешь, она знала, что мы придем?

— Должно быть. Но не знаю, кто бы мог их предупредить, — сказал офицер. — Жаль, что ей пришлось умереть из-за своего мужа.

Я так и не понял, что он имел в виду, и этот вопрос преследовал меня большую часть моей жизни. Возможно, кто-нибудь скажет, что случившееся той ночью превратило меня в монстра.

1

Эйва

— В последнее время, мы наблюдали всплеск насилия, — сказал он. — Главным образом, в одних и тех же районах города. Кто-нибудь хочет высказать предположения о том, что может быть причиной такого резкого скачка?

Это был мой первый день заседания с Чикагским департаментом полиции, и, судя по их лицам, они не были рады моему присутствию. Я хотела, чтобы они забыли о мелких идиотских разборках за территорию, но могла сказать, что они этого не хотели. Я знала, что федералы, вторгающиеся в твою работу и явно игнорирующие сбор информации, которую ты уже включил в материалы дела, были для них как пощечина. Я сама помнила те дни, поэтому испытывала к ним некую симпатию. Но из-за недавно совершенного преступления, которое мы расследовали, настало время привлечь экспертов.

Нравится это или нет — а им, разумеется, нет — они вынуждены были смириться и иметь дело со мной.

— Это чертовы картели, — высказался один из офицеров. — Они годами накачивали город наркотой. Начинали с малого, но теперь обнаглели окончательно. Они пытаются наводнить улицы и захватить власть.

Я осмотрела кабинет и заметила несколько человек, кивающих головой. Разумеется, остальные тоже согласились с его мнением.

Я подошла к нему, чтобы прочитать его имя на жетоне.

— Офицер Вон, сделать из наркокартеля козла отпущения проще простого, но могу Вас заверить, это не то, с чем мы имеем дело.

— Конечно, это оно и есть, — ухмыльнулся он. — В сочетании с увеличением преступной деятельности гангстеров.

— Тогда почему большая часть новых преступлений происходила в районах белых? — спросила я, прервав его. — В частности, в районах, где, как известно, обитают ирландцы и русские?

— Преступность процветает во всем этом гребаном городе, агент Финли, — ответил он с выражением явной неприязни на лице. — Вы не можете просто выбрать отдельные районы и связать эти преступления воедино, когда сами понятия не имеете, верна ли ваша теория.

— Ох, так преступление есть преступление, не так ли? — спросила я. — И не важно как ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→