Вздох до смерти

Вздох до смерти

Пролог

Взгляд прикован к могильным мраморным плитам. Всего миг. Миг…

Очередная выкопанная могила, отполированный до блеска бордовый гроб, уже до ужасы знакомый звук земли о крышку…

Становится невыносимо от понимания случившегося, да и от происходящего в эту самую секунду. Отвлекаюсь, в желании сдержать публичные проявления эмоций. Посторонние люди для меня, но знакомые для «предвестников», выстроившись в несколько рядов, наблюдают за похоронной службой чуть поодаль, боясь приблизиться к нашей «святой» четвёрке и на шаг.

А раньше нас было семеро… Странно. До боли и ужаса странно. Неправильно. Непонятно. Пусто…

Слёз больше не было, как и напрасных утешительных слов. Слишком много смертей в последнее время, сформировавшие новую привычку, что ли. Но нет, сдаваться никто не спешил. По крайне мере точно не я. Мне есть кого оберегать и за чьи жизни бороться. Хотя… слишком мало этих жизней, а с другой стороны… много.

Взгляд скользнул по сцепленным в замок рукам Аристарха, стоящему во главе нашей делегации. Мужчина никак не выдавал своей утраты, а это пугало присутствующих, настораживало, злило. Многие жаждали увидеть Сокола сломленным или спятившим от потери названного брата, пусть и не по крови. Только все со ставками ошиблись. Не на того напали, и сами объявили на себя охоту. Прекрасно знали, что ничего не сходит рук, не забывается, и явно не прощается. Но… Но продолжали раз за разом на что-то надеяться, бродить где-то в темноте, натыкаясь на твёрдые стены или ловя пустоту руками. Но у всего есть предел.

Предел… Да, этот предел есть, и я не завидую тем, кто перешагнул эту черту. Арис больше не станет разбираться.

Опустила взгляд на землю, тихо усмехаясь. Ситуация вырисовывалась до боли смешной и справедливой. Да… Справедливой, как сама жизнь, ведь мы сами загнали себя в угол.

Вновь отвлечение.

Спектакль окончен, зрители покинули представление, Аристарх стремительно удалился, не проронив и слова, Роберт и Герман отошли на небольшое расстояние, а я пошевелиться не могла, словно в землю вросла ногами. Окружавшие меня могильные плиты давили своим холодом и пугающим молчанием, вызывая не столько леденящий страх, сколько непередаваемую боль и ненависть. Два чувства, ставшие давно родными друг другу, и такими устрашающими для меня.

Боюсь…

Пора было признаться самой себе. Принять правду, если даже она разрушит всё, а главное — меня. Я боялась вновь потерять близких мне людей, и страшилась самой мысли, что придётся посетить очередные похороны.

Да. Мир, в который шагнула по собственной воле не был идеальным и не претендовал на титул «Мир». Правда. Он давно купался в крови и насилии, подпитывался беспрерывными интригами и скандалами. Но я хотела просто быть рядом с братом, и рядом с тем… С тем, для кого была всего лишь «глупышкой». А этот мир, давно вставший на тёмную сторону, сумел искусить, позволив стать мне «Настоящей». Совру, сказав, что «Настоящая» я была милой невинной овечкой. Убивала. Убивала, как и все, разрушала жизни людей, но не жалела о совершённых поступках. Никогда. Я их совершала в здравом уме и памяти, никто меня не заставлял и пистолет ко лбу не подставлял.

Только сейчас…

Надоело просыпаться каждый день с мыслью, что сегодня я могу умереть или потерять кого-то из любимых мне людей.

Я безумно боялась Смерти.

Казалось бы, давно пора привыкнуть к смерти, научиться относиться к ней нейтрально, но мой страх ни с чем нельзя было сравнить. К этому невозможно привыкнуть или принять. А может стало невозможно только для меня. И сейчас понимала дальнейшие действия, но боялась всё лишь усугубить, сделать больно… В первую очередь — Роберту. Остальным… Остальные свыкнутся с моим выбором, а Сокол отмахнётся, как делал всегда.

Оставалось надеяться, что смерть отступится от меня, даст ещё время пожить, и позволит начать новую жизнь. Абсолютно противоположную.

1 глава

«— Смерть — это всегда шок.

— Все умирают. Это единственный факт, который нельзя подвергнуть сомнению. Однако он всегда застаёт людей врасплох».

Шерлок

Невыносимо.

Ожидание убивало и не давало здраво мыслить, лишая последних сил. Живот скрутило от боли, перед глазами мелькала стрелка часов, которая почему-то двигалась со скоростью улитки. Меня затрясло, и я беспомощно закусила губу, дергая нервно ногой. Вот уж пытка, так пытка!

— Открывай духовку! — раздаётся громкий крик подруги из другой комнаты.

И вот, словно спринтер, оказываюсь у заветного шкафа, распахиваю дверцу и пропитываюсь чарующими запахами запеченного сочного мяса и овощей. Времени на раздумья нет. Быстро достаю блюдо и ставлю на плиту…

Следующие полчаса проходят в блаженстве. Он первого кусочка, попавшего в ротик, издаю стон, ощущая чуть ли не оргазм. Подруга, сидящая напротив, перестаёт даже есть, останавливая вилку в воздухе. А мне всё равно. Я голодная, как слон! Надо думать, почти двое суток не ела.

— Да уж! — выдохнула она, продолжая есть. — Вижу, Ник и правда упал в грязь лицом.

Ник… Мой бывший парень. С сегодняшнего дня и бывший.

До сих пор не понимала, как заставила себя уговорить отправиться в поход с мужчиной. Думала, всё закончится хорошо, и через три дня нашего отдыха мы вернёмся в привычный ритм, только вот, не все желания сбываются. Казалось бы, всегда собранный и галантный кавалер, с которым я чувствовала себя хорошо, а тут, на тебе, в экстремальных ситуациях человек предстаёт в реальном свете.

А началось всё с того, что Ник поспорил со своим другом, что три дня сможет прожить без средств цивилизации, да ещё и свою женщину защитит и накормит. Ну-ну. Стоило раньше о последствиях задуматься.

Да, мы пошли в поход, к тому же, я оказывалась в ситуациях и похуже, так что разводить панику и трястись от страха не стала. Первый день был ещё более-менее, мы даже место нашли хорошее для ночлега, поставили палатку, костёр разожгли, но вот ночью… От завывания волков, мой «ненаглядный» подскочил, словно в жопу ужаленный, всю ночь не спал и прижимался ко мне. Лично я дрыхла, как суслик. На утро начались проблемы…

Какая-то животина, будь она не ладна, стащила весь наш запах еды. Делать нечего, и я отправила Ника в лес на поиски пропитания. Кормилиц — он, всё же. Сама же осталась на полянке. Но, даже часа не прошло, а Ник прискакал напуганный, да ещё без добычи. Тогда мы и поругались первый раз. Вторую ночь, проклинала всё на свете, потому что из-за ливня, сырость пробралась даже в палатку, и я уже тогда дала ясно понять Нику, что нашим отношениям пришёл конец. Мужчина пытался меня переубедить, но я просто проигнорировала его потуги.

На третий день я собрала вещи и решила прекратить этот цирк. Ник помалкивал, но шёл следом послушно.

И вот, вся измотанная, голодная, как слон, в грязной помятой одежде, с синяками под глазами и колтунами в волосах, предстала на пороге квартиры Клэр. Вместо испуга девушка рассмеялась, начала поливать гадостями Ника и говорить мне «непутёвой», как я была слепа, не замечая рядом с собой мальчишку, а не взрослого мужика.

А мне, так всё равно было, только о тёплой ванной и еде мечтала, что все разговоры подруги оставила на потом.

Да и после плотного ужина, мы перекидывались непонятными бессмысленными фразами, после которых устроились на мягком большом диване в гостиной, Клэр включила какую-то фантастику с Крисом Прэттом в главным ролях, поставила между нами тарелку с попкорном и…начался «сеанс».

Фильм мы досмотрели также в молчании, и как-то незаметно, убаюканная под звук титров, я впала в сон.

***

Крики смолки буквально пару минут назад, а мне хотелось, чтобы они продолжались. Мальчишки здорово развлеклись со своей пойманной жертвой, и уже нашим предателем, но мне было недостаточно. Всё же, Роберт и Аристарх подверглись нападению, и только чудом спаслись. Конечно, мужчины могут сколько угодно сейчас орать на меня, обвинять, что вышла из машины и решила узнать причину их отсутствия, но благодаря мне, мои мужчины живы. А я никому не позволю причинять вред своим мальчикам.

Усмехнувшись, бросила взгляд в зеркало, подмигивая озорно своему отражению. Да, внешне была спокойна и даже весела, но внутри до сих пор сидел тихий страх за себя, за их жизни… Я слишком многих потеряла… Слишком.

Нет. Жалеть себя не посмею, и убиваться не буду. На нас явно объявили войну. Хотя да, меня никто всерьёз не воспринимал, считали игрушкой «предвестников смерти», как называли моих ребят «в народе». Я — всего лишь ненужная вещь для забавы, от которой с радостью готовы были разделаться. Учитывая, что Аристарх не раз высказывал своё недовольство обо мне в окружении посторонних, да и всячески неприязнь свою демонстрировал, все, кому было надо, знали то, что должны были знать. Мы искусно расставляли сети, с лёгкостью манипулировали людьми, были на шаг впереди любого врага. Только в этот раз что-то пошло не так. Нас предали. Близкое окружение. И мужчины мстили, что и я собиралась делать, только научилась слушать угрозы Ариса и внимать им.

Очередной крик, уже в личном кабинете «предвестников смерти», меня насторожил и всполохнул в груди бурю негодования. Мужчины явно о чём-то спорили и обсуждали план атаки на противника, а я, как провинившийся ребёнок (хотя такою не была), была вынуждена сидеть в спальне брата.

«Ну, уж нет! Не дам собою помыкать. К тому же, они мне спасибо должны сказать, что жизнь спасла!».

С такими мыслями и вылетела из комнаты, быстро преодолевая не короткое расстояние, врываясь в кабинет точно фурия.

Три пары мужских глаз резко уткнулись в мою фигур ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→