Читать онлайн "Зеркальной комнаты осколки"

Автор Сергей Мартовский

Сергей Ма́ртовский

ЗЕРКАЛЬНОЙ КОМНАТЫ ОСКОЛКИ

(стихи)

Маме моей…

Выражаю искренние признательность и уважение ПАШКИНУ Виктору Романовичу, чьи талант и работоспособность в профессиональной деятельности служат на благо людей и чья личная поддержка в издании настоящей книги продолжает традиции доброго российского меценатства.

Автор

Сергей Ма́ртовский родился в 1959 г.

Автор книг стихов «Весны разноверстные» (1998 г.), «Трудное небо» (1999 г.), «Корабль Земли» (1999 г.); редактор, составитель и автор посмертной книги Валентина Матвеева «Грани» (2000 г.), коллективного сборника прозы «Защитники Отечества» (2000 г.).

О книге и о себе

Поэтической строке, как художественному воплощению состояния души и мысли человеческой, выход в свет, то есть движение и свобода, необходимы жизненно.

Стихи, накопившиеся и слежавшиеся в авторских рукописях, с годами уподобляются болезненным узникам — отрезанные от внешнего мира, оторванные от своего времени… И, если малоизвестные, сухие и беспристрастные исторические архивные документы срок забвения делает только весомее, то для стихотворений (а они — смею утверждать — существа живые!) принудительное молчание зачастую ущербно и особенно — для творческой эволюции их здравствующего автора.

И, тем не менее, говоря об этой книге, я не сетую на заточенческую судьбу давних своих писаний, хотя бы потому, что выдержка временем отнюдь не убедила меня в их полной несостоятельности… Другое дело — разговор о «знаке качества» и о «сроке годности» данных стихов…

Временной диапазон их написания охватывает двадцатипятилетие моего возрастного и географического пути — пути многодорожного, порой тупикового… Отсюда — неравнозначный художественный показатель, неровность и «нехарактерность» некоторых произведений.

Волею жизненных обстоятельств входить в литературу и издавать книги мне пришлось в достаточно позднем для поэта возрасте — в тридцать девять лет. Многое из написанного за время творческой жизни увидело мир в предыдущих моих основных авторских книгах «Весны разноверстные» и «Трудное небо», в которых так же отчетливо прослеживается раздробленность «материала». Что-то из неопубликованного мне еще предстоит просмотреть и подготовить для будущих книг. Но многое из всех стихотворных осколков разбитой «зеркальной комнаты», из строк и строф, не вошедших ни в располовиненное «Трудное небо», ни в разрозненные «Весны разноверстные», навсегда останется в сумрачном писательском архиве, как тот жизнедающий почвенный сор, из коего «растут стихи, не ведая стыда…».

«В зеркальной комнате тревог…»

В зеркальной комнате тревог

Я жил, судьбою заключен.

Там был зеркальным потолок

И в нем сиял зеркальный пол!

Там стены были из зеркал…

И вместо окон — зеркала…

Там в мир заветный — на замке

Мне дверь зеркальная была!

И в затхлой бездности зеркал

Я зрел — един и многолик;

Безвестный «гений» — созерцал

Безликость образов своих!

В аквариуме возрастов,

Из зова призрачных глубин —

Из множеств «я», из зорких стекл

Мне зрил — один! и злил — один…

В зеркальной комнате стихов

Я глох без солнечных небес,

Но в зыби строк, в забвенье строф —

Призывы вещие познал!

И в час прозрения — я сам

В осколки комнату разбил!

И каждый, зеркальцем упав,

Мне жизнью небо отразил!

И в каждом — я…

3.04.2000 г.

«Плоть ли теперь возвращается в земь…»

Плоть ли теперь возвращается в земь —

Тает, как снег, на весенних ветрах?

Все невесомое и́зо дня в день

Слышу себя в шагах.

Звезды ль призывней? И мозга объем

Свет заполняет, очистивший Мысль?

И воздымает воздушным шаром

Память и грезы — ввысь!

Но почему сиротливую грусть,

Кровью и Разумом разделена,

Знает Душа — из Сознанья и Чувств

Сотворена?..

Март 2000 г.

«Нет! Не глухо в моем сердце, не глухо!..»

С. Т.

Нет! Не глухо в моем сердце, не глухо!

И в твои неразделенные сны

Возвращаюсь я — по кругу, по кругу! —

Даже если и… скорблю от вины.

Но бывает так в природе, бывает!

И далось мне — не из книжных страстей:

Если в будущее жизнь убывает,

Значит, прежде, — не в стихи, а в детей!

Большелобые!.. Пусть очень не судят,

Пусть себя по нашим судьбам прочтут…

Ведь и песен о любви не избудет,

Если юноши под небом растут!

Нет, не глухо в моем сердце, не глухо!

Лишь за тайное пыланье прости…

Я приду к тебе — по кругу, по кругу! —

Даже если и погасну в пути…

31.03.2000 г.

Раннеэпитафное

Взгрезилось мне в молодой мечте

Вспомнить прискорбный адрес…

И на разбитой дочесть плите

Стертую Жизнью НАДПИСЬ:

«…ОН, разрывавшийся на куски

Временем и сознаньем,

ОН, переполненный до тоски

Гневом и состраданьем, —

Был ОН — безгласен, и был — поющ!

Но, отражавший долю.

Люди! ОН — зеркало ваших душ,

Треснувшее от боли…»

1982 г., 17.05.2000 г.

«И вновь, как в памятные миги…»

И вновь, как в памятные миги

Дремучих дедовских веков,

Увидеть доблестные блики

Кольчужной ряби озерков

Дорожных луж… И отразиться

В дрожании веселых слез

На бурых веточках-ресницах

Родимых мартовских берез.

И вслед — в восторге вдохновенья,

Услышать таянье снегов

И чувствовать прикосновенья

Голубоватых ветерков.

И с трепетом благоговенья,

Как в давнем будущем, прозреть,

Что мир — оазис возрожденья,

Где невозможно умереть!

Март 2000 г.

Поэма без конца

N.

1. Вступление

Начинается драма

С серединных страниц,

Где до срока — до срама! —

Согерои — без лиц!..

Не для недругов пьеса,

Зарифмована соль…

И скорбна поэтесса,

Обреченная в роль.

У судьбы-режиссера

Не прописан сюжет,

Здесь плохого актера

Представляет поэт…

Но, коль за́чато действо

И внимателен зал, —

Не во грех лицедейство

И не страшен финал!

Лишь бы вне декораций,

На задворках кулис,

Им сливаться — прощаться! —

Обнаженностью лиц…

Мир вам! выжавшим души

В кровоточие строк,

Оголившим досужим

Полыхающий ток!

Возжигается драма!

Возрождается свет!

…А неимущих срама,

Для горения — нет!

4.02.2000 г.

2. Еще о небе

Предугадана, предыспытана,

Предназначена роль твоя…

Уносилась в свои края

От собрата незнаменитого;

Над снегами летела сонными,

Растекалась глазами — в синь,

И болелось — не ведать сил

Быть крылатою и непойманной!

Чтоб искаять вину попречную

Перед горькими на земле,

Разделенную в феврале

На — прощальную и предвстречную…

8.02.2000 г.

3. И еще — о птицах

Я ослеп бы без птицы ве́щей,

Непонятной другим — не певчим…

Я метался по разным небам —

Все в похожих влюблялся птиц;

Все к чужим прибивался гнездам,

Неумелый для песен в клетках…

И, безгрешных птенцов голу́бя,

О птенцах горевал своих…

Но птенцы, оперившись, — к воле

Исчезают в веселых высях!

Ведь, грузнея по гнездам, птахи

Отвыкают летать и петь…

Но и силы бесплодны в небе,

Если — даже в весеннем! — пусто…

Умирают на воле песни,

Если нет им в ответ сердец!

…Заблудился я в трудных небах

Без своей путеводной птицы,

А она оказалась… рядом —

НА ЗЕМЛЕ! НЕ СО МНОЙ! И — МНЕ!..

А она — распластала крылья,

Как РАСПЯЛА СЕБЯ крылами!

Чтоб под каждым согреть — любимых…

Не судите поющих птиц!

11.02. 2000 г.

4. Стихи, написанные в День святого Валентина

       Мне б не мир объять,

       Мне б тебя обнять, —

Прояснившую, промелькнувшую,

Материнским теплом пахнувшую,

       Неиспитую благодать!..

Нам бы вровень пройтись по городу —

Хоть по слякоти, хоть по холоду! —

Чтоб угрюмых людей — глаза

Оборачивали назад!

       Мне не мир объять —

       Мне б тебя назвать

В голос песенный — да по имени!

Предзакатная! Ты прости меня,

       Покорившегося играть…

Но с судьбою еще поспорим мы,

Полыхая друг другу зорями!

И попятится режиссер

От вознесшихся на костер!

       Нам не мир объять,

       Нам на мир — страдать,

Рассыпать мечты золоченые…

Необвенчанно обрученные

       Знают Дантову благодать!

14.02.2000 г.

(День св. Валентина — День влюбленных…)

5. Времена жизни

От весеннего

До осеннего —

Будто лета прошла пора…

Отзвенела югов жара,

Янтарем остудилась в зелени,

И на золото — серебра

Принасыпало зимовейного

Благодатное небо Севера…

Так покров нанесли ветра,

Убаюкав судьбы стремление —

От цветения

До забвения…

Это было давно — вчера…

А сегодня — с утра, с утра! —

Как явление —

Карусельная

Заплясала лучей игра!

И просевших снегов кора

Эйфорийным кипит веселием

Под целительным небом Севера!

…От осеннего

До весеннего —

Будто вьюг пронеслась пора…

Март 2000 г.

6. Стихи, написанные в день рождения

Милая! Март заливает округу;

Солнце расплескано, люди скользят —

«Ах, не упасть бы!»; смеются друг другу,

«Здравствуйте!» — говорят.

Милая! С пятиэтажек лавины

Ухают снежные: поберегись!

Автомобилей блестящие шины

Фыркают ши́пом брызг.

Милая!!! В новое тысячелетье

Звоны весны устремляют разлет.

Жизнь — нескончаема!

                                 И — для бессмертья

Каждый из нас умрет!

Милая!.. Ты ли нахмурила ду́ги

Чутких бровей своегласным словам?

Светочный март куролесит в окру́ге —

Вестник рождений — нам!

29.03.2000 г.

Волк

Татьяне, путешествующей воображениями

в пространствах, временах и жизнях

на Земле и Вне…

Одинокий, бессонный, естественный,

Не по-волчьи глазами раскос, —

Он выходит наружу — в рождественский,

Осыпающий звезды мороз!

Он выходит — незримый — из логова,

Чтобы в неукротимых снегах,

Средь сородичей мира жестокого,

Надышаться свободой впотьмах!

И Душою, для Космоса видимой, —

Не убийца, не хищник, не вор! —

Из глазниц теплокровной обители

Он лучится в Великий Простор.

Он — беглец в Мироздания Вышние

Сквозь решетки липучих ресниц —

НЕПОХОЖИЙ, НЕЗДЕШНИЙ,

                             НЕНЫНЕШНИЙ,

Переросший волков и волчиц!..

Но — наивец! — бочинами впалыми

Изнурив во Вселенную вой,

Все он — ВОЛК с пригвожденными лапами

На голгофовской тверди земной!..

8.01.2000 г.

Спустя восемь лет

Все та же рваная пацанва,

Все те же нищие старики…

И неба горькая синева,

И сердце, пьяное от тоски.

Родные!..

И спотыкаются поезда,

И вдоль перронов — цветистый сор!

Здесь та же Правда и та ж Беда,

Здесь молят милостыни — в упор!

Россия!

Улиткой пячу — вовнутрь — глаза!

В себя вбираю — и мысль, и слух!..

А вслед монете блестит слеза

И… вдаль уносит колесный стук.

ПРОСТИТЕ!..

Поезд «Приобье — Пермь». 1999 г.

Стон

Эка жизнь пошла лихая —

Вздыбом жизнь!

Громыхая, полыхая

Вдоль небес, —

Завертели, закрутили

Виражи!

То ль амуры учудили,

То ли бес…

Или — в ад повергло душу?

Или — в сон?

Только, плотью неостужен, —

Из-под век —

Источается тягучий

Сердца стон

В разъедающий, горючий

Слезный смех!

Нет! Не ахи мне, не боли

Снов любви —

Что по Томе, что по Оле…

По стране

Разливается — во стоне,

Во крови! —

Скорбь России — в Дагестане

И в Чечне!

А по кухням — все о ме́сти…

«Мудрецы»…

А по Думам — своры бестий…

Во главе!

Но в аду руиноносном —

Что́ отцы! —

Ребятишки гибнут в Грозном,

Как в Москве!

Месть не ведает ни меры,

Ни границ!

На вершинах изуверы

Двух сторон!

И… выдавливает ду́ши

Из глазниц,

И — бессилен, и — заглушен

Сердца стон…

Осень 1999 г.

Песнь о чеченском походе

Мне бы выплеснуть крик

Кровоточащих ран

Из написанных книг —

В невозвратный туман…

Мне бы выветрить РОК

Из напетых стихов,

Из истерзанных строк,

Из измученных слов!

Мне не ведать бы яд

Предназначенных тем,

Предваряющих явь,

Предстоящую всем, —

Неприснившихся снов

Несвершившихся дней

Недоживших отцов

Нерожденных детей!..

…Как бы жили они!

Как бы пели они —

В непридущие дни,

В неявленные сны!..

Как бы силы росли

В их упрямых руках!

Как бы весны цвели

В их сыновних глазах!..

Мне не ведать бы яд

Предначертанных тем,

Предваряющих явь,

Предстоящую — всем!

Где не смогут прервать

Сатанинский расчет,

Где пошлют убивать

И — погибнуть еще!..

Но коль голос мне дан,

И, коль сердце живет, —

В невозвратный туман

Эта боль — не уйдет!

И я буду кричать!

И я буду болеть!

Буду книги писать,

Буду помнить и петь…

Как бы жили они!..

4.04.2000 г.

Два стихотворения из одного месяца

1. В отражениях

Где-то, когда-то со мной уже было:

Странная женщина в доме ходила,

Мягко ногами босыми ступала,

В струях воло́с своих лик умывала.

Полупокорный, в саднящей печали

Я предстоял у нее… за плечами.

И отражались в зеркальном провале

Глаз наших карих похожие дали.

Дали и глу́би… Ах, плечи и струи!..

Как торопились мои поцелуи —

Трепетных губ — в напряженные губы!

Дни прибывали — на убыль, на убыль!..

Где-то, когда-то, в зеркальные были

С женщиной этой мы вздорными были, —

В клетках грудных запиравшие души,

Перья желаний роняли наружу!

Перья сиротские соприкасались…

Души по клеткам — метались, спасались!..

Души безмолвно и больно кричали,

И уставали, и затихали…

Где-то, когда-то, в глубинные веки

Их разделили не ребра, а вехи

Ломаных жизней…

И ...

В новую книгу Сергея Мартовского вошли стихи разных лет, в том числе сокращенная «книга в книге» «Та
1 стр.
В новую книгу Сергея Мартовского вошли стихи разных лет, в том числе сокращенная «книга в книге» «Та
1 стр.