Дана и Бродяга

Дана и Бродяга

Глава1

Мечтал о стакане яблочного сока весь день. Или хотя бы о стакане воды. В офисе было прохладно, но вездесущий песок скрипел на зубах, сушил рот.

Джет Дага составлял отчеты.

Сегодня он особенно остро ненавидел родную державу. Потому что только она может так ненавязчиво и добродушно показать человеку его истинное место.

То, что держава виновна в сложившейся ситуации куда меньше самого господина Даги, не играло никакой роли: о себе он тоже был не лучшего мнения.

А что, собственно говоря, вы хотели, господин наблюдатель центра Тордоса? Должность, связанную с оперативной работой? Или может, вовсе возвращения прежних времен? Когда Земля — не в другой части галактики, а прямо под ногами. Когда рядом друзья, Марта жива, и ждет тебя дома, а будущее кажется огромным и желанным?

Трудно ждать от новой работы чудес. Особенно, если точно знаешь, за какие заслуги тебе эту работу предоставили.

Твои отчеты никто не прочитает. Зачем? За всю историю колонии здесь не случилось ни одной стычки с коренным населением.

Тебя никто не будет искать. Некому. Давно и прочно никому ты не нужен.

Джет накручивал себя по привычке — старые беды давно уже казались далекими и неострыми, а новых бед не случалось уже года три, даже три с половиной.

Поднялся, подошел к окну. Что окно — одно название. Узкая такая бойница. Если работаешь ночью, то ее можно приоткрыть, и тогда прохладный воздух с улицы проникнет в помещение вместе с городским шумом и новой порцией песка. Но по ночам на Руте не работают даже полицейские: слишком уж все здесь тихо и мирно. Ночью полагается спать.

Бойница расположена точно над крышей аварийной стоянки. За ней вдали — ремонтные мастерские и частные дома довоенной постройки, приземистые и куполообразные.

Инспектор Гус, скрепя сердце, выделил наблюдателю, прилетевшему с Земли, приличный кабинет, а бывшее начальство расщедрилось на отдельный коттедж. И вот уже две недели Джет пытается свыкнуться с мыслью, что он сюда — надолго. Что эта жизнь теперь — его.

Распаковывайте подарочек…

Дело за малым. Надо как-то исхитриться полюбить этот зачуханный, провинциальный, прожаренный до самого скелета медвежий угол. Этих благостных старушек и полусонных полицейских. Свыкнуться с пропыленным насквозь общественным транспортом, кондиционерами по цене золотого прииска, ленивыми змеями, греющимися на обочинах, как у себя дома. С чахлыми кустами и колючими деревьями, не дающими тени.

Со звездой Интерпола Мелиссой Робсон.

Так мир обретает стабильность и простоту. Пустоту.

Джет хмуро улыбнулся. Ничто его на этой планете не держит. И нет никого, ради кого стоило бы начинать все с начала. И остается одно — плыть по течению, не хватаясь за весла. Куда прибьет. Тоже своего рода философия.

И ведь он честно пытался сменить обстановку, специальность, имя и планету. Толку-то. Год на Визире в качестве судебного сканера, и вот результат: обстановку ему на этот раз сменили принудительно. «Вот тебе схема сектора. Выбирай!». Рута? Атом? Где здесь самая глухая из всех глухих дыр?

А добрый Майк, монстр конспирации, помнится, намекал: «Езжай на Руту. Помнишь, ты спрашивал про парня из нашей конторы? Ну вот, есть намек, что он там».

Спрашивать-то Джет спрашивал. Но как найти на чужой планете человека, о котором не знаешь ничего, даже имени? Известно только, что три с половиной года тому назад работал этот человек во втором отделе Бюро космических исследований Флорианской ветки. О, если бы он и продолжал там работать! Но нет. Рута добилась автономии и здесь нет представителей БКоИ. Ни первого, ни второго отдела.

Джет почти сразу понял, что искать бессмысленно. Парень из конторы Майка мог жить в самой Руте. В столице автономии — Бэсте. В любом из поселков. Мог даже, чем черт не шутит, кочевать с кхорби.

Да и так ли это важно, прошло три года.

Три года прошло.

Ничего не изменишь.

Все на сегодня. Пора.

Дежурный на входе даже не взглянул ему в след. Погруженный в виртуальность, как в сон, он не заметил бы, даже если бы мимо строем промаршировала колонна боевых роботов.

Счастливый разморенный край, нескончаемая сиеста. Запах выпечки из буфета, фильтры на окнах, застывшее время. Здесь придется жить. Долго. Всегда.

Тут нечего делать. Тут отлаженный поколениями поселковый быт, фермерская ярмарка, праздник Основания и дармовые кормежки для пустынников, организованные муниципалитетом за счет дотаций от Транспортной корпорации.

Всех развлечений — музей истории планеты, несколько модных дискотек и женский клуб.

Правда, есть еще пустынные сафари. Но они привлекают только туристов. Местные в пустыню не лезут. Зачем бы им? У них и дома песка полно.

И все-таки, все-таки… Рута — хорошее место. Не для того, чтобы жить, для того, чтобы прятаться. Даже если прячешься от самого себя. Потому что все равно вернуть ничего нельзя. И вернуться нельзя. А уж объявлять маленькую личную войну тем, кто однажды не выполнил свою работу как надо…

До дома от центрального офиса полиции всего два квартала.

Местный житель никогда не стал бы ради такой мелочи выкатывать авто. Но Джету успела опостылеть постоянная жара. А в машине — кондиционеры и шумовые фильтры. И ни малейшего признака вездесущего песка.

Автокар конструкции Болли «Мустанг», серебристый и гладкий, самая последняя модель, вырулил из гаража по беззвучной команде владельца. Не кар — мечта и путешественника и городского жителя. Лучшее, что можно приобрести в дюжине не самых отсталых миров зоны Визиря.

Джет Дага успел за хоть и короткую, но яркую карьеру, скопить, по рутанским меркам, приличное состояние. Деньги нужны были, чтобы построить дом, в котором им с Мартой было бы хорошо и уютно. Дом у реки так и остался невоплощенной мечтой: не для кого стало воплощать…

Половина той суммы ушла на приобретение кара.

От борта машины веяло прохладой.

На окнах фильтр — зимнее серебро. В салоне легкий хвойный аромат. Джет врубил виртуальный контроль, и не спеша, красуясь, вывел машину на центральную улицу.

За две недели он так и не привык называть старенький коттедж домом. Старался, а не получалось. Даже разложил вещи по полкам в шкафу и обзавелся системой быстрой доставки. Все равно относился к этому жилью, как к номеру в гостинице, съемному углу, у которого есть другой, настоящий хозяин.

На пол в гостиной из оконных щелей нагнало песка. Целый маленький бархан. Джет подошел, поворошил его ногой, и оставил в покое. Какая разница?

Вошел в кухню, нацедил стакан сока. Яблочного. Сок пах чем угодно, только не яблоками. На Руте вряд ли найдется еще хотя бы пара человек, которые пробовали натуральный яблочный сок.

Допил без удовольствия.

Можно по пальцам одной руки сосчитать людей, с которыми Джет познакомился за две недели пребывания на планете. Все — по работе. И конечно, ни с кем из них у него не завязалось даже слабых приятельских отношений.

Разве только мисс Робсон…

Но у звезды Интерпола был к Джету совершенно понятный и простой интерес: она заподозрила, что Солнечная прислала его сюда, в том числе, и для контроля над ее деятельностью. Мелисса очень хочет покинуть Руту. Считает, и не без оснований, что в этом сонном царстве карьеру не сделаешь.

Она поначалу надеялась, что Джет поможет ей в реализации амбициозных планов.

А потом, когда оказалось, что не поможет, разозлилась, разобиделась, и теперь всячески демонстрирует презрение. А встречаются они часто — кабинеты-то напротив…

Джет подумал, и решил найти в окрестностях питейное заведение, изучить ассортимент тамошних напитков. Экскурсию в кабак он запланировал еще на первый вечер по прибытии, но она все откладывалась по независящим обстоятельствам. А вот теперь, кажется, самое время.

Несмотря на жару.

Джет вернул на голову только что снятый белый пробковый шлем и направился к выходу. Однако не успел он переступить через порог, как завибрировал браслет, сообщая о вызове. Ругнулся, но в сеть вышел, благо для простых переговоров не требуется подключение визуального канала.

По ушам прокатился далекий шорох кондиционера. Знакомый голос сказал:

— господин Дага! Простите мою невежливость, вы сейчас свободны?

— Здравствуйте инспектор. Что-то случилось?

Инспектор Гус мог просто маяться от безделья и отсутствия собеседника.

— Ну… как вам сказать? На нашем участке все, как обычно. Клара, эта дура из третьего квартала, собралась рожать раньше времени… а вместо медиков вызвала моих ребят. В последний момент успели доставить, так сказать… что еще? А, старик Лучиан помер, но этому давно пора. Ну, что еще…

Джет терпеливо подождал, выпутается ли инспектор из собственной речи, но не выдержал и все-таки спросил:

— Инспектор! Вы хотели мне что-то предложить.

— О, господин Дага… не сочтите за труд… тут по вашей специальности…

— По которой?

Неужели кто-то обидел пустынника? Или пустынник-кхорби обсчитал кого-нибудь из туристов на ярмарке? О худшем думать не хотелось.

— Ну… вы же это… — Гус перешел на шепот, — вы же сканер… а нам надо снять показания. А Киннер, раздолбай, вчера так погулял, что спит дома, собака. Никак его не поднять… а если и поднимем. Он нам такого насканирует… а дело-то деликатное. Серьезное дело…

— Хорошо. Я приеду.

Каким образом на Руте стало известно, что наблюдатель центра Тордоса имеет действующую лицензию судебного сканера, о том знает только бывшее начальство Джета. Хорошо еще, о первой его специальности никто не просветил местных полицейских. Всполошились бы, наверное.

Было вре ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→