Дмитрий Воронин

СТОИТ ЛИ ПРИНЦЕССА СПАСЕНИЯ?

— Что тебе здесь надо, ч-человек!!! — трубный голос заполнил собой, казалось, все окружающее пространство, отражаясь от скал многократным эхом. Откуда-то посыпался гравий, с нескольких деревьев сдуло, как ветром, остатки осенней листвы. Шакал, с интересом наблюдавший за развитием событий в ожидании ужина, шарахнулся назад, с размаху сев задом на острые шипы высохшего кустарника, а затем задал стрекача…

На упомянутого человека этот рев тоже произвел впечатление — по крайней мере какое-то время он молчал, то ли осмысливая услышанное, то ли просто собираясь с духом. Наконец, он привычным движением опустил на лицо глухое забрало шлема, и негромко пробормотал:

— Убить тебя, тварь.

Возможно, сказанная фраза была не предназначена для ушей дракона, туша которого устроилась прямо посреди каменного моста — единственной дороги, ведущей к замку. Человек не повышал голоса, но дракон его услышал.

Некоторое время он рассматривал стоящего у моста рыцаря, затем задумчиво пробарабанил огромными, в локоть размером когтями по каменному настилу, и сказал уже нормальным голосом:

— Так-таки сразу и убить? Я тебе что, любимую мозоль отдавил?

Теперь рыцарь все же продемонстрировал удивление. Выразилось это, прежде всего, в том, что он снял с головы шлем. Легкий ветерок взъерошил соломенные волосы и быстро высушил пот на молодом лице. Вряд ли парню было многим больше двадцати лет — и вид у него был самый что ни на есть благородный, породистый, преисполненный того сочетания красоты и мужественности, которое так часто сводит с ума юных красавиц.

Позвякивая доспехами, он сделал несколько шагов в сторону и присел на каменный парапет моста, рядом со статуей горгульи… Неведомый архитектор, украсивший мост этими художественными излишествами, творил, наверняка, с сильного похмелья. И глядя в зеркало…. Во всяком случае, с точки зрения человека, вид у горгульи был отнюдь не устрашающий — скорее, это был вид существа, терзаемого сильнейшей головной болью вкупе с неприятной сухостью во рту. Такой вид вызывал сочувствие… у тех, кто понимает.

— Так ты умеешь говорить?

— Глупый вопрос, — обиделся дракон. — Ты же уже слышал… А что, не положено?

— Ну… — пожал плечами рыцарь, — странно это, как-то. Я думал, ты сейчас должен броситься на меня, изрыгая пламя…

— Не-а, — оскалился дракон, ненавязчиво продемонстрировав супротивнику отменной белизны клыки, способные ввергнуть большинство разумных и неразумных существ в пучину животного ужаса. — Я огонь не изрыгаю. И вообще, где ты видел, чтобы живое существо огнем баловалось? Живые существа, между прочим, огня обычно опасаются… ну, кроме вас, людей, разве что. А что касается броситься… ну, это я всегда успею. Сначала побеседуем, а там видно будет.

— И о чем мне с тобой, тварь, беседовать? — бросил воин не слишком почтительно.

— Словом «тварь» ты меня оскорбить хочешь? — поинтересовался дракон. Зря. Я вообще ни на кого не обижаюсь. Знаешь, чего на этом посту наслушаться пришлось? Тут, бывало, такие… хамы приходили. С ними, в общем-то, и говорить не о чем. А ты, видать, рыцарь благородный, воспитанный…

— Значит, не обижаешься?

— Не-а… ну скажи, мил человек, стал бы обижаться на, к примеру, окорок? Или на жареную курицу?

— В каком смысле? — не понял рыцарь.

Дракон сокрушенно покачал головой. С юмором у юноши, похоже, было туго.

— В том, что я тебя все равно съем.

— Ну, это мы еще осмотрим, — с явной угрозой прошипел парень, одной рукой сжимая рукоять меча, а другой несколько неуклюже пытаясь нахлобучить шлем.

— Постой, постой… я ж говорю, давай сначала побеседуем, — примирительно заявил дракон, слегка хлестнув бронированным хвостом по каменным плитам. — Ну, скажем, объясни мне, с чего же ты собрался меня хм-м… убивать?

Некоторое время рыцарь сидел молча, видимо, подбирая подходящие к случаю слова. Затем очень серьезно произнес:

— Я пришел освободить принцессу, заточенную в этом замке. И убить дракона, который стережет ее.

— Ага… и что же говорят об этом замке? — в голосе дракона сквозил неподдельный интерес. — Я не издеваюсь, поверь, воин. Просто интересно, что говорят обо мне и о… принцессе там, у вас, людей. Просвети, сделай милость.

— Зачем тебе знать это, дракон? Или ты хочешь пропустить меня без боя?

— Ни в коем случае! — дракон даже замотал головой, всем своим видом отвергая малейшую возможность такого исхода. — Ни за что! Но, согласись, любой спорный вопрос полезно изучить с разных сторон. Ты решай, я ведь тебя не тороплю. Подраться мы успеем…

Человек размышлял, и дракону чудилось, что он прямо-таки слышит, с каким трудом ворочаются в этой голове непривычные мысли. Как бы то ни было, мальчик привык к схваткам и, очевидно, победам… а там, где звенит сталь, нет места философским рассуждениям.

А дракону до чесотки хотелось пофилософствовать. О проблемах межвидовых отношений. О смысле жизни. О том, надо ли спасать заточенных в замке принцесс. О погоде, на худой конец.

А погода сегодня была знатной. Солнце, не по-осеннему теплое, ласково щекотало его шкуру — по крайней мере там, где животворное тепло проникало под толстую чешую. Лежать брюхом на прохладных камнях, подставляя лучам спину, было невыносимо приятно. Если бы дракон когда-либо в своей долгой жизни видел кошек, он бы мог сравнить себя с разомлевшим на солнцепеке пушистым мурлыкой… В такой чудесный день совершенно не хотелось вставать, и лезть в драку.

К тому же он был прав. Драка никуда не денется. Дракон занимал стратегически выгодную позицию, перекрывая каменный мост, ведущий к замку. Мост был стар, даже, пожалуй, старше самого дракона, но отнюдь не выглядел ветхим. Побитым безжалостным временем — это, пожалуй, да. Но не более. Древние строители, возводившие Черный замок, были мастерами своего дела, да и немало магических сил было вложено в эти камни, которым предстояло пережить века.

Сам замок, как и мост, выглядел вполне пристойно. Ну, может быть, несколько вычурно — так ведь строился он не для того, чтобы сопротивляться длительной осаде. В конце концов, в замке и было-то всего два обитателя. Включая дракона, разумеется.

Высокая центральная башня, видимая издалека, была искусно облицована черным мрамором, дав замку неоригинальное название. Люди, вообще-то, склонны к простейшим ассоциациям. Черный замок… Крепость мрака…Цитадель ночи… Бастион тьмы… Как его только ни называли — возможно, даже, что иных названий, бытующих в мире людей, дракон и не знал. Не всех визитеров удавалось разговорить. Хотя он каждый раз честно пытался. Иногда это удавалось, хотя, обычно, не приносило особого удовлетворения. Сам он считал себя существом мудрым… да это, впрочем, так и было. Просто сейчас люди в очередной раз переживали период деградации, а были времена, были… тогда его собеседниками, случалось, становились мудрецы, маги, люди весьма образованные и интересные собеседники. А сейчас… за последние пару сотен лет к замку приходили одни тупоголовые мужланы, только и умеющие, что махать мечами, топорами или другими подобными предметами. С ними особо не поболтаешь, приходилось этих посетителей просто есть, без особых изысков.

Дракон с легкой тоской бросил взгляд на двор замка, искусно украшенный узором из разноцветного мрамора. Он вспомнил, как творец этого орнамента долго и вдохновенно объяснял ему, Стражу замка, основы своего искусства. Где те мастера, где те чудодеи? Их творения пережили их, но зачем? Чтобы теперь великолепный узор попирал ногами очередной закованный в грубо сработанный панцирь юнец, мнящий себя великим воином?

— Ну ладно, — голос человека отвлек дракона от невеселых мыслей. — Я расскажу тебе, дракон, что говорит люд о тебе и… и об этом замке. В давние времена, как гласит молва, один могучий чародей возжелал…

«Жениться на юной и прекрасной принцессе» — продолжил про себя дракон. Похоже, особой оригинальностью эта история не страдала.

— … стать крестным отцом новорожденной дочери могущественного короля.

«Ну… хоть какое-то разнообразие. Но я был недалек от истины».

— Но король…

«Возмутился» — мысленно подсказал дракон.

— … возмутился, и приказал изгнать наглеца из своего королевства. Злобный чародей затаил злобу…

«Злобный затаил злобу… как чудесно звучит» — презрительно скривился дракон.

— … и решил жестоко отомстить обидчикам.

«Я мстю, и мстя моя страшна» — дракон постарался не улыбнуться.

— И когда принцессе исполнилось восемнадцать…

«Хм-м… В прошлый раз, помнится, сошлись на шестнадцати. Неужели сейчас девицы водят в пору замужества позднее?»

— … чародей, вместе со своими прислужниками…

«Ах, так он не один был? Обычно о чародее говорят более уважительно. Мол, раз могущественен, то и действует без ансамбля… сам… один…»

— … силой захватил принцессу и увез ее в свой Черный замок.

«Ох, юноша, тогда это замок как раз и назывался Бастионом Тьмы… ну, это так, к слову».

— И здесь он пожелал…

«Уложить ее в постель…» — цинично продолжил фразу дракон.

— … обладать ею. Но принцесса заявила, что скорее наложит на себя руки, чем позволит гнусному колдуну прикоснуться к ее невинному юному телу.

«Угу… а колдун ее, кстати, мог банально связать. И рот заткнуть, чтобы не кусалась и не ругалась нехорошими словами. А потом… в общем, прощай невинность».

— И тогда непомерно разъярился колдун…

«Да, юноша, не знаешь, ты, видать, как себя чувствует мужчина, которому отказывает женщина»

— … и сказал, что смерть не самое худшее, что есть в этом мире, и наложил на нее страшные чары, погрузившие принцессу в вечный сон. И оставил ее в замке, в хрустальной гробнице…

«М-м… в прошлый раз гробница бы ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→