Пряный поцелуй

Натали Фабье

Пряный поцелуй

Глава первая

— Поздравляем! Наши читатели единодушно назвали вас…

Трубка завертелась, грозя выскользнуть из рук, и Лина едва не вывихнула шею, чтобы удержать ее между ухом и плечом. Руки были заняты: она вытаскивала из коробок новые сковороды, только что полученные от поставщиков.

— Так… А откуда вы звоните?

Ее собеседник раздраженно помолчал, прежде чем заговорить вновь.

— Моя фамилия Шульц. Газета «Экономический вестник». Главный редактор.

Главный редактор — важный пост. Но Лина не из тех, кто трепещет перед должностями и заискивает перед вышестоящими. Она по праву гордится собственными достижениями — все-таки руководитель предприятия, которое из маленькой лавочки превратилось в успешную экспедиторскую фирму. Особенно хороший оборот дал рождественский сезон. Лина скользнула взглядом по своему кабинету, заваленному коробками со свежими образцами…

— Господин Шульц, извините, пожалуйста, но мы только что получили новые товары, и мне нужно заняться ими.

— А у вас нет сотрудников, которые могли бы взять это на себя?

— Хороший вопрос, — отозвалась Лина. — Как руководитель, я считаю целесообразным самой заботиться об интересах фирмы. Ассортимент у нас на первом месте.

— Вероятно, это и есть тайный рецепт вашего успеха?

Лина рассмеялась. Ее плечо дрогнуло, и телефонная трубка с грохотом полетела на пол. Она нагнулась и подняла ее.

— Алло! Вы слушаете?

— Да. Но я понял, что со мной уже попрощались. Может, ошибся?

«Хорошо хоть парень с юмором», — с некоторым облегчением подумала Лина.

Наверное, зря она так. Нельзя столь бесцеремонно вести себя с главным редактором. Пресса, как известно, — четвертая власть и легко может навредить любой фирме. Лина решила, что разумнее проявить любезность, пока не поздно.

— Прошу прощения. В сутках всего двадцать четыре часа, и их хронически не хватает, чтобы везде поспеть. Я привыкла делать сразу два дела, а это весьма невежливо, как вы только что заметили.

Шульц одобрительно хмыкнул. Похоже, главный редактор незлопамятен.

— А чему вы засмеялись, Лина?

— Вы сказали «тайный рецепт». Как будто существует некая волшебная формула успеха. Вот было бы здорово!

— Тогда я сформулирую иначе. За каждым успешным мужчиной стоит женщина. А за каждой успешной женщиной… — Шульц сделал многозначительную паузу, предоставляя собеседнице самой догадаться, что он имеет в виду.

Лина вспыхнула. Вопросов о личной жизни она избегала.

— Вы уверены, что пишете не для бульварной прессы?

— Я не собираюсь сам писать о вас. Я зондирую почву для моего корреспондента. И, заметьте, успешно справляюсь. Мне даже удалось привлечь ваше внимание.

— Один — ноль в вашу пользу. — Лина шумно вздохнула. — Ладно. Секрет моего успеха — целесообразность.

— Целесообразность? — заинтересованно переспросил главный редактор.

— Да. Все, что я планирую, я прежде всего проверяю на целесообразность.

— Например?

— Кастрюля, рассчитанная на семью из четырех человек, нецелесообразна для того, кто живет один. Если одиночка пользуется большой формой для выпечки, ему придется неделю питаться одним пирогом. Что тоже нецелесообразно. Упаковка лапши быстрого приготовления, как правило, подходит для семьи из трех человек. Одинокие едят это количество три дня. Или постельное белье…

— Я понял, — перебил ее собеседник. — А персонал вы тоже подбираете по критериям целесообразности?

Лина бросила критический взгляд на Дженни, свою референтку, которая в этот момент влетела в кабинет и возбужденно замахала блокнотом. Очевидно, требовала, чтобы начальница повесила трубку! Лина пожала плечами и помотала головой.

— Сотрудников я подбираю исходя из того, останутся ли они в сложной ситуации на моей стороне, — ответила она Шульцу. — Например, мой референт — замечательная девушка. Надежная.

Дженни послала Лине воздушный поцелуй.

— Похоже на объяснение в любви, — заметил Шульц.

— Почему бы и нет? Она моя лучшая подруга.

— Значит, сама вы не одинокая? — растягивая слова, произнес собеседник.

Лине стало жарко. Эта тема категорически ей не нравилась.

— Вероятно, вы что-то не так поняли, господин Шульц. Моя сотрудница — моя подруга, а не любовница. Я придерживаюсь традиционной ориентации.

— О, прошу прощения! Но как ваш спутник жизни относится к вашей увлеченности любимым делом?

— Моя личная жизнь интересует вас больше, чем моя работа?

— Естественно, нет!

— Мужчину вы бы расспрашивали о его личной жизни?

Шульц кашлянул, но потом решил быть откровенным.

— Большинство мужчин, занимающих такое же положение, как вы, госпожа Рудольфс, женаты. Жены обеспечивают им, так сказать, прочный тыл. И у мужчин-руководителей, как правило, имеется пара ребятишек, с которыми они по выходным ходят в бассейн.

— Вы любите, когда все по стандарту? — поинтересовалась Лина.

— Дело не в этом. Просто писать о вас слишком скучно, — признался Шульц. — Ну да ладно. В ближайшие дни я пришлю корреспондента и фотографа, которые будут готовить материал. Когда вам удобнее?

— Нужен предварительный звонок. Меня часто не бывает на месте, — Лина чуть помедлила, — и… я прослушала… Как, вы говорите, называется приз, который я выиграла?

Шульц почувствовал, что у него пересохло в горле. Неужели Лина Рудольфс так наивна, как кажется?

— Наша экспертная комиссия выбрала вас руководителем года.

— О! Это такая честь для меня! Огромное спасибо! — Руководитель года. Ничего себе… Да такой титул равноценен посвящению в рыцари! Ужас, как неловко: она до того увлеклась сковородками, что даже не поблагодарила за доверие… Хватит. В жизни она больше не будет одновременно говорить по телефону и распаковывать товар.

— Тебе нужно учиться беседовать с прессой, — вздохнула Дженни, когда Лина повесила трубку.

Они подружились еще в школе. Дженни рано вышла замуж и уехала из Гамбурга, но вскоре развелась, вернулась домой и принялась за поиски работы. Предложение Лины стать ее референтом оказалось весьма своевременным. Обе остались довольны. Дженни не лебезила и не заискивала, а, напротив, всегда высказывала подруге правду в глаза, если дело того требовало.

Как сейчас.

— С журналистами нужно обращаться, как с сырыми яйцами. Бережно. Пара строк — и твоя жизнь разрушена.

— Ненавижу этих стервятников. Всю душу вывернут, а потом используют твою откровенность против тебя же.

— Да уж, — сухо заметила Дженни, — как руководитель года ты должна к этому привыкнуть. Известное имя — половина успеха. Хочешь ты этого или не хочешь, а теперь ты всегда на виду. — Она бросила взгляд на пометки в блокноте. — Я не знаю, как они проведали, но…

— Что случилось?

— Тебя пригласили на «Беттину».

Лина поморщилась.

— Это, кажется, передача по телевизору?

— Ток-шоу. По четвергам, в прайм-тайм.

— Еще чего! У меня нет времени на такую ерунду!

— Это не важно. На следующий четверг они пригласили тебя. Тема передачи — «Жизнь в одиночестве».

— О нет! Наверняка пригласят еще парочку бабулек или феминисток… Не пойду я никуда! Придется впаривать наши товары, что-нибудь из области любовных утех для одиноких…

Реакция Лины не была пустым капризом. Она знала, что нет на свете продавца хуже ее.

Это стало одной из причин, по которой после смерти родителей она закрыла их продуктовый магазинчик. К сожалению, купеческий талант отца не передался Лине по наследству. Правда, она умела угадывать запросы своих клиентов, хотя при беседах с глазу на глаз терпела адские муки. Хватало одного-единственного неожиданного встречного вопросика, чтобы выбить ее из колеи. Хорошо хоть на финансовых переговорах она держалась молодцом, всегда выкручивала нужные цены.

Лина отлично знала свои слабые стороны. Она преобразовала продуктовую лавку в экспедиторскую фирму, что свело до минимума личное общение с клиентами. А Дженни и еще несколько сотрудников составили команду профессионалов, на которую Лина могла полностью положиться.

Через два года пришел заслуженный успех. Фирма, ориентированная на потребности одиноких людей, расцвела. О собственных потребностях Лина предпочитала не думать. Бизнес отнимал все ее время.

— Ты просто трусиха, — долетел до нее голос Дженни.

Лина вскинула голову, увидела, что подруга грозит ей пальцем, и не смогла удержаться от смеха. Ни дать ни взять — заботливая мамашка.

— Редакторша, которая готовит передачу, заверила меня, что гарантирован приятный круг собеседников. Ведущая будет задавать тебе только те вопросы, которые вы обговорите заранее.

— Репортеры не держат обещаний.

— Ты же будешь не одна. Приглашены и другие гости.

Лина немного расслабилась.

— Ладно, уговорила. Может, удастся отмолчаться. Не знаешь, кто еще будет?

— Вот этот тип.

Дженни бросила на стол шикарный иллюстрированный журнал. Лина растерянно уставилась на фото молодого человека с озорными синими глазами, который улыбался со снимка. Темные волосы торчат в художественном беспорядке. Юный проказник. Совсем не во вкусе Лины.

Глава вторая

— Правда, он напоминает Антонио Бандераса? Я бы лично не выгнала его из своей постели.

Лина недоверчиво покосилась на подругу и коснулась рукой ее лба.

— Ты не заболела? Он же совсем мальчишка! Зачем такого пригласили на передачу?

— Марк Блум на год старше тебя. Он живет в Лондон ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→