Новичкам - везёт...

Владислав Южный

Новичкам — везёт…

Глава первая

Водитель и так редко жал на газ, а сейчас сбавил скорость вообще до минимума, старенький «ПАЗик» ползёт по разбитому асфальту со скоростью хромой черепахи. Автобус утонул в молоке тумана, ни видать ни черта. Ещё и воняет какой-то химической кислятиной, даже в салоне чувствуется едкий запах. Антон с трудом сдерживался, чтобы не заматериться в голос, он уже двадцать минут как должен быть на работе. Иваныч там поди рвет и мечет. И как назло, со связью проблема, так что позвонить и извиниться за опоздание — не судьба. Хотел же взять такси, уже был бы на месте, но нет — жаба задушила отдать пару сотен. А теперь и премии не видать, и за опоздание оштрафуют. Когда же дорогу преградил «КАМАЗ», небрежно припаркованный поперёк дороги, Антон готов был уже кого-нибудь прибить от злости…

Хлопнула дверца, водитель пошёл разобраться с «коллегой», плечистая фигура, обтянутая не очень свежего вида тельняшкой, почти потонула в тумане, можно с трудом лишь различить смутный силуэт. Антон перешёл с хвоста автобуса вперёд, чтобы получше было видно. А водила, пошарив в грузовике вернулся обратно.

— Ну что там?

— Да баран какой-то в отбойник уткнулся и бросил машину. Бухой, поди, был.

— А убрать ее никак?

— Точно! — Шофер хлопнул себя по лбу, — там же ключи торчали. Щас, уберу! Чет башка трещит, не соображаю ни хрена.

Водила снова устремился к грузовику, уже забираясь в кабину, позвал Антона:

— Э, пойдём глянешь, чтоб я задницей куда не въехал. Там на панели справа от руля кнопка, чтоб дверь открыть, дотянись.

Антон перегнулся через спинку кресла, пальцы коснулись тумблера. Дверь распахнулась, и с клубами едкого тумана в салон ворвался звук тяжёлого двигателя, причём не от «Камаза». Антон замер на ступеньках, вслушиваясь, звук стремительно приближается. Все что успел разглядеть — огромный силуэт, и тут же в зад автобуса на огромной скорости влетел автокран. Стальная махина смяла салон наполовину, Антон от удара вылетел в дверь, в полёте не слабо приложившись головой. Жуткая боль мгновенно погасила сознание.

Сколько провалялся в отключке — неизвестно. Видимо, не очень долго — кровь на лице, стала вязкой, плотной, но толком не подсохла. Голова раскалывалась просто жуть, Антон даже медленно ощупал ее, но нет, вроде бы цела, только бровь рассечена сильно. Но это пустяк — не смертельно. С трудом поднялся, бросил взгляд на дорогу и… остолбенел. Бесконечная стена машзавода слева, что должна вообще-то тянуться ещё очень долго, метрах в семидесяти дальше обрезана словно ножом, а на месте гигантского цеха — пустырь, поросший мелкой пыльной травой. Справа же к дороге вплотную прилепился маленький посёлок, домов пятнадцать. Причём, судя по пустым глазницам окон, провалившимся крышам кое-где и сорванным с петель дверей в ближних избах, последние жители покинули это место очень давно.

«Не может быть такого! Это ж бред!» Парень двинулся к поселку, в надежде, что тот растает как мираж, как тот проклятый туман, что донимал все утро. Но поселок и не собирался исчезать.

От дальнего дома отделился силуэт, Антон узнал водителя, тот медленно брёл, сжимая в руке монтировку. Завидев парня, поспешил навстречу.

— Я думал ты того, помер! Удар страшный был!

— Что здесь вообще происходит?

— Да я знаю, что ли? Сам нихрена не пойму, — водитель бросил монтировку, дрожащими руками вытащил из кармана измятую пачку сигарет, с трудом закурил — пальцы отказывались слушаться. — В посёлке никого, как будто и не жил здесь лет двадцать никто. Да и как мы тут оказались, вообще не соображу.

Шофер сел на землю, обхватил ладонями голову, тонкая струйка дыма от зажатой сигареты медленно поплыла вверх. Антон опустился рядом, заскрипел зубами — любое движение отзывалось адской болью в голове. Шофер заметил, как парень скривился:

— Что — тоже башка трещит?

Антон кивнул и тут же очень пожалел об этом.

— И у меня также. Че-то здесь не то. Млять, да тут все не то и не так! — мужик со злостью швырнул недокуренную сигарету.

— Что делать то дальше будем?

— Да хрен его знает. По идее, нас уже раз двадцать должны были найти. Но никого нет, тишина мертвая! Можешь, конечно, посчитать меня психом, но кажется… кажется мы попали в другой мир.

- Тогда я тоже псих. Потому что и сам об этом подумал.

Водитель хмыкнул:

— С ума говорят, по одиночке сходят, так что мы явно не бредим.

Антон спросил, хотя и сам знал ответ:

— Больше никто не выжил?

— Нет, только нам с тобой… повезло.

— Ещё не факт, что действительно повезло.

В звенящей тишине вдруг отчётливо послышался звук двигателя. По дороге, что прорезала посёлок змеей, медленно пылила машина, судя по очертаниям — внедорожник или грузовичок. Водила поднялся:

— Неужели люди?

Заметив Антона и его товарища по несчастью, незнакомцы прибавили ходу. Пролетев пулей извилистую улочку, машина уже через пару минут домчалась до места аварии. Это «Газель», но Антон с трудом опознал ее в этом железном монстре. Кабину и двигатель защищают наваренные стальные листы с приличной толщиной, впереди подобие кенгурятника из толстой арматуры, борта тоже укреплены металлом, посреди кузова на самодельной турели закреплен внушительного вида пулемёт. Стоящий в кузове квадратный мужичок в потертом камуфляже хмуро прищурившись направил ствол на Антона. Сидевший рядом с ним товарищ по оружию, лениво потянувшись, поднялся, подхватив зажатый между колен «Калаш», спрыгнул с кузова. Не спеша размялся, всем видом показывая, кто здесь главный. Хлопнули дверцы и наружу выбрались ещё двое — водитель броневичка и пассажир. У обоих «Калаши». Все четверо в камуфляже, чем то смутно похожие друг на друга как братья, только пулемётчик покоренастее остальных.

— Жбан, смотри какие клоуны, — пулеметчик ухмыльнулся, смачно харкнул Антону под ноги, — а ну стойте смирно.

— Мужики… помогите… мы в аварию… попали, — шофер не сдержал всхлип, шагнул вперёд. Лениво зевавший до этого боец вдруг резко двинул прикладом, шофер мешком рухнул в пыль.

— Хохол, проверь автобус, может ещё кто живой затихарился, — водитель послушно побрел к развороченным машинам. — Кабан, вяжи этих, а то зомбанутся по дороге, хлопот не оберешься.

— Жбан, там какой-то движняк, — пулемётчик напряженно вглядывался во все быстрее темневший горизонт. — Пустыши плетутся, харь тридцать.

Жбан вытащил бинокль, приложил к глазам:

— Вижу, там не только пустыши, позади ещё и рубер прется. Не спешит, сука хитрожопая, решил посмотреть как мы с пустышами справимся!

— Че делать будем?

— Уходим! Кластер свежий под боком, шуметь нельзя. Хохол! Давай назад за руль.

Кабан же тем временем стянул руки Антону за спиной пластиковым хомутом, кивнул на кузов, дескать залазь и принялся паковать шофера. Антон оперся грудью о борт, перелезть без посторонней помощи явно не получится. Пулеметчик хмыкнул, волосатая лапища схватила парня за шиворот и рывком затащила в кузов. Антон повалился на дно кузова, пулеметчик пинком предложил перекатиться к правому борту и присев, связал ноги веревкой. Кабан без усилий закинул следом шофера, словно мешок с картошкой.

— Кабан, давай в кузов, я в кабине покемарю. Всё, двигаем на базу.

Фыркнул двигатель, «Газель» лихо развернулась, обдав искореженный автобус облаком пыли и помчалась в обратный путь.

Трясло ужасно. Антона подбрасывало в кузове, мотало из стороны в сторону, от дикой головной боли парень временами проваливался в душный влажный обморок. Пулемётчик покосился с интересом, пихнул дремавшего Кабана в бок:

— Смотри, новичок по ходу сейчас зомбанется. Может замочить его на всякий случай?

Сквозь пелену боли Антон с трудом расслышал слова пулемётчика, и… даже обрадовался скорой смерти. Ведь это избавление от этого кошмара, голова словно раскаленная железная болванка, по которой без остановки долбят молотом.

— Да не, это он под откат попал. Да и без живчика видать хреново. — Медленно достал из внутреннего кармана фляжку, раздумывая, стоит ли тратить на потенциального мертвеца, наконец, отвинтил крышку, прижал горлышко к потрескавшимся от жажды губам пленника. — На, хлебни — полегчает!

Антон сделал несколько неловких глотков, с трудом проглотил мерзкий на вкус напиток, откашлялся.

— Что это за хрень?!

Пулеметчик с Кабаном синхронно заржали:

— Эта хрень для нас лучшее пойло. И для тебя тоже, если не зомбанешься!

— Зомбанусь?

— Долго объяснять. Да и зачем, у тебя теперь два пути — или в клетку или в яму. — Пулемётчик снова загоготал, — третьего не дано.

Антон выпрямился, странно, но вроде бы полегчало. Шум в ушах медленно стихал, сердце перестало трепыхаться как пойманная птица.

— Ну как — помогает живчик? — Кабан покосился с ухмылкой. — А ты рожу кривил. Это средство от всех болезней.

Грузовичок сбросил скорость, пулеметчик обернулся, глянул через кабину вперёд:

- Вот это подфартило! Кабан, зырь какая краля!

«Газель» медленно объехала припаркованную на обочине «Тойоту», без устали моргающей «аварийкой». Капот задран, над сверкающем идеальной чистотой двигателем склонилась белокурая красотка в тонкой полупрозрачной блузке и нескромно обтягивающих джинсах. Она радостно защебетала, когда из кабины вылез заспанный Жбан:

— Ой, мальчики, вы военные да? Ой, как хорошо, что вы встретились. Я тут заблудилась и с машинкой что-то, не заводится, — девушка улыбнулась Хохлу, что тоже выбрался из кабины. Жбан хмыкнул, оглянулся вокруг. Вроде тихо.

—  ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→