В сетях паука...

В сетях паука…

Ирина Наякшина

Глава 1

Москва. Киевский вокзал.

Моросил мелкий дождь. Я стояла на остановке, дожидаясь автобуса на Калугу. Ещё час назад светило солнце, а сейчас небо заволокло чёрными тучами, и закапал дождь. Ветер забирался под плащ и продувал до костей.

— Да, погода подстать настроению, такая же пасмурная, — подумала я.

К горлу подступил противный комок, было очень жаль себя, хотелось расплакаться, к тому же, голодный желудок издавал противное урчание. Спрашивается, зачем мне всё это? Так ведь Леонора, моя самая близкая подруга, всё равно не отстанет, а ей нужно, чтоб мои романы не лежали в столе макулатурой. Или она открыто говорит то, о чём я сама сказать не решаюсь? А мечтаю я стать писательницей, да ещё известной. Мечты, мечты! Кто знает, суждено им когда-нибудь воплотиться в реальной жизни? По твёрдому убеждению моей дорогой подруги, так и будет. А пока что я стою под дождём, как облезлая мокрая курица, и мечтаю о горячем душе и бутерброде. Сегодня уже второй раз ездила в редакцию со своими романами; опять вежливо отказали. Я на них не в обиде, сколько нас таких ходит, и, наверняка, все считают себя талантами.

— В следующий раз мне обязательно улыбнётся удача, я оптимистка по натуре и твердо верю в успех, — как заклинание повторяла я про себя, чтоб окончательно не разрыдаться на глазах товарищей по несчастью, так же как и я мокших под дождем в ожидании транспорта.

— Вам куда ехать?

Мои мысли были так далеки от реальности, что я не заметила, как возле меня припарковался серебристый «Мерседес», из окна выглядывал весьма привлекательный мужчина.

— Это Вы мне? — я оглянулась по сторонам.

— Вам, — кивнул он.

— А почему Вас это интересует? — ответила я вопросом на вопрос, старясь придать голосу твёрдость.

— Я наблюдаю за Вами минут сорок, Вы нервничаете, постоянно смотрите на часы, похоже, куда-то торопитесь.

— Домой. А автобуса, как назло, нет да ещё в такую погоду, — буркнула я.

— Если скажете, где находится Ваш дом, постараюсь помочь.

— В Калуге. Но я не богачка, чтоб на такси раскатывать. Не по карману мне такие удовольствия, езжайте своей дорогой, — устало бесцветным голосом промямлила я. Мужчина не обиделся, его лицо выражало понимание и сочувствие.

— Милости прошу в машину, а то, глядя на Вас, мурашки по телу бегут, Вы совсем промокли. Да и денег мне Ваших не надо, так подвезу. Нам по пути.

Предложенная помощь удивила, но мне, признаться, было уже всё равно, хотелось убраться подальше от Москвы. И если бы он предложил не машину, а велосипед, я бы тоже согласилась. Сняла намокший плащ и быстро юркнула на переднее сиденье автомобиля. Машина мягко тронулась с места, я закрыла глаза и откинула голову на спинку.

— Гм…. А Вы рисковая женщина, не побоялись сесть к незнакомцу.

— Надо заранее предупреждать, что Вы маньяк, и Вас стоит опасаться, — не открывая глаз, тихо прошептала я.

— А Вы встречали маньяка, который вот так сразу в этом признается? Чудеса…. Можете успокоиться, я не убийца, а всего лишь обычный мужчина, хотя не известно, кто опаснее. Красивым женщинам всегда надо быть начеку, из-за таких как Вы много соблазнов, как говорят в народе: «Все беды из-за баб».

— Остановите машину, я выйду, а Вы от греха подальше катитесь ко всем чертям.

* * *

Холодок страха предательски пробежал по моей мгновенно повлажневшей спине: влипла! И надо же быть такой дурой! На лице попыталась изобразить подобие улыбки, главное — не показать, что боишься. Мужчина засмеялся и прибавил скорость. Но не прошло и десяти минут, как автомобиль притормозил, съехал на обочину, и остановился возле небольшого, но на вид приличного кафе.

— Я чертовски голоден, с утра ничего не ел, и, пока не поем сам и Вас не накормлю, не сдвинусь с места.

— А кто против? Я только за!

Мой бедный желудок так свело от голода, что он прилип к позвоночнику и издавал урчание, которое, очевидно, действовало на нервы моему водителю, вот он и решил, что пора положить этому конец.

В кафе было уютно: разноцветные свежие скатерти на столах, в вазочках стояли хоть и искусственные, но неплохо подобранные цветы. Я села за первый попавшийся свободный столик.

— Народу много, значит, кормят неплохо, — пронеслось у меня в голове. Я устроилась на стуле удобней и с интересом стала наблюдать за своим попутчиком. Он был выше среднего роста, примерно сто восемьдесят или чуть больше, на вид не старше сорока, шатен, чуть поседевшие виски не старили, а придавали некоторый шарм. Голубая трикотажная рубашка расстегнута наполовину и приоткрывает волосатую грудь. Но самое удивительное — это глаза цвета шоколада!

— Чёрт побери, — пробормотала я, — этот дьявол сам кого угодно введёт в искушение, а всё туда же — женщин обвиняет во всех смертных грехах.

Волосы мужчины слегка блестели от дождевых капель и немного курчавились, улыбка обольстителя сияла на лице, когда он разговаривал с официанткой, невооружённым глазом было видно, как она из кожи вон лезла, стараясь ему угодить. Лёгкой пружинистой походкой он пересек зал и приземлился напротив меня. Многие женщины провожали его взглядами, четверть из которых в эту минуту завидовала мне, ведь на моём лбу не написано, что столь эффектный мужской экземпляр едва знаком со мной. Как ни странно, я на мгновенье была просто по-бабьи счастлива. Это было за пределами разумного, но чувство, что мы знакомы лет эдак сто, не проходило. Рядом с ним я почувствовала себя желанной женщиной, слегка бесшабашной и очень молодой, чего со мной не случалось уже много лет.

— Сейчас принесут обед, — его улыбка была живительным бальзамом для моего исстрадавшегося без мужского внимания сердца. Но внешне, хотелось бы надеяться, этого заметно не было.

— Спасибо. Вы со всеми женщинами такой душка? — не преминула съязвить я.

— Только когда это необходимо.

— Ну конечно, и как это я сама не догадалась.

— Пока Вы вновь не стали меня допрашивать, может, в перерыве успеем познакомиться? Меня зовут Сергей. А Вас?

— Марина, — мне стало немного стыдно, веду себя, как ревнивая баба. Я убрала за спину ещё влажные волосы и замолчала.

— Красивое имя, оно Вам очень подходит. А если скажете, что не замужем, буду считать, что мне крупно повезло, не придётся вызывать соперника на дуэль. Пожить ещё чуток хочется, — его губы расплылись в обворожительной улыбке, но на миг мне показалось, что в глазах промелькнула смертельная тоска.

— Со стороны мужа Вам ничто не угрожает, его просто нет, но защитник имеется. Молодой, сильный и очень красивый.

Официантка принесла первое блюдо, невольно прервав наш разговор. Демонстративно не замечая моего присутствия, проворковала (другого слова и не придумаешь), что сию же минуту принесет всё остальное. Надо отдать ей должное, всё остальное появилось, действительно, очень быстро и кстати, так как мой желудок неприлично выказал своё нетерпение. На какое-то время мы оба замолчали, усиленно работая ложками и вилками, с набитым ртом не очень-то поговоришь. Покончив с обедом, мы ещё какое-то время посидели молча, с интересом рассматривая друг друга. Посчитав, видимо, что пауза была достаточной, Сергей продолжил разговор. А я, сытая и довольная, готова была хоть всю оставшуюся жизнь отвечать на его вопросы.

— Вы с таким восторгом говорили о молодом человеке, что невольно возникает вопрос, кто этот счастливчик, покоривший ваше сердце? Если, конечно, это не секрет.

— Это мой сын, ему в декабре исполнится восемнадцать, прекрасный парень, умница и хороший помощник во всём. Не знаю, что бы делала без него.

Как всякая любящая мать я могла часами рассказывать о своём чаде, но вовремя остановилась. Сидя напротив красивого мужчины, только умалишенная будет твердить, как она любит своего ребёнка, что и так ясно, вместо того, чтобы попытаться хоть как-то понравиться.

— Глядя на Вас, не подумаешь, что имеется взрослый сын, Вы очень молодо выглядите.

Невозможно было понять, говорит он правду или таким способом пытается обольстить, или, как выражается молодёжь, просто вешает лапшу на уши. Как бы там ни было, мне стало приятно.

— Спасибо за комплимент, и всё же, мне тридцать пять лет, я не скрываю своего возраста и не считаю, как принято, что женщине столько лет, на сколько она выглядит. Хотя полжизни, увы, уже прожито. Что мы все обо мне да обо мне, а у Вас есть семья, дети?

— К сожалению, нет. Я был когда-то женат, но недолго. А вот детей не завел, как-то не повезло.

Мы допили кофе, вкуса которого, если честно, я не разобрала, Сергей заплатил по счёту и помог мне надеть плащ.

— Спасибо за обед, — запоздало поблагодарила я, устраиваясь на сиденье, — вот, возьмите, моя доля, — достала из сумочки деньги и положила на панель.

— На здоровье! А деньги уберите, могу и обидеться. Пригласил Вас я, значит, и плачу сам.

Сергей завел мотор, и мы тронулись в путь. Первые сорок минут из-за пробок на дороге (была пятница, и москвичи ринулись за город) выбирались на Киевскую трассу. Пока мой водитель лавировал в потоке машин, я с интересом рассматривала город. Внутри шевелился любопытный бес, который не собирался успокаиваться, пока не получит ответа на свой вопрос. Я решительно открыла рот, но меня опередили.

— Странный вы все-таки народ, женщины.

— Это почему же? — от удивления я даже подпрыгнула на месте.

— Вас с самого начала пути интересует, почему я решил подвезти Вас, но Вы упорно избегаете этой темы. Неуж ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→