ЭТРУССКИЙ СЕТХЛАН – БОГ УЗ И ОКОВ: К ВОЗМОЖНОСТИ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ОБЪЯСНЕНИЯ ИМЕНИ.

В. ЦЫМБУРСКИЙ

В двух работах последних лет я писал о присутствии в этрусской ономастике – в том числе, и в теонимике – восточно-балканских элементов, отмеченных фонетическими и морфологическими особенностями, характерными для фракийского языка [Цымбурский 2003; Цымбурский 2006]. Случай же, который я рассмотрю в нынешней статье, несколько иного рода – для обсуждаемой этрусской формы не известен точный балканский прообраз, но косвенные соображения позволяют предполагать в ней индоевропеизм с фракийскими словообразовательными аналогами.

Имя этрусского бога-кузнеца Сетхлана засвидетельствовано рядом надписей при мифологических изображениях. Самая ранняя из них – это форма Śeθilanś на сердоликовой гемме V в. до н.э. из Тарквиний (NR 1129). Позднее, в новоэтрусскую эпоху имеем начертания на расписных реверсах зеркал – Śeθlans в тех же Тарквиниях, на севере в Клузии и на одном зеркале неизвестного происхождения, Seθlanś в Арреции, а кроме того отклоняющийся от того, что видим собственно в Этрурии, вариант Setlans на зеркале из Коркиано в области фалисков (NR 971) [ThLE I:290,312,319; ThLE II:43].[1]

Гемма со старейшими письменным упоминанием Сетхлана представляет бога перед кузнечным горном. На зеркалах он выступает как субститутом греческого Гефеста в сюжетах известных из греко-римской словесности, так и участником эпизодов, вроде бы в ней не отмечаемых. То он двойным топором разбивает голову громовержцу Тинии (=Зевсу), высвобождая заключенную в ней богиню Менрву (=Афину) [GK 66]. То вместе с демоном Трету освобождает богиню Уни (=Геру) от волшебного трона, к которому она, прогневив Сетхлана, была намертво привязана по его воле [GK V, 49] (сюжет известный по Liban.Nar. 7; Paus. I, 20; Hyg.fab.1669; более сомнительно предположение, что сцена представляет, наоборот, привязывание Уни к трону Сетхланом и его помощником). При поддержке некоего персонажа по имени Etule (может быть, греч. Αἰτωλός «Этолиец»?) Сетхлан стреноживает летучего коня Пегаса (Pecse) [GK 2342]. Толкование двух других картинок, где Сетхлан фигурирует в группах божеств [GK 90; NR 97] довольно спорно [Pfiffig 1975:302; Ambrosini 1996]. На одной из них я ниже остановлюсь особо.[2]

Этимологические «разъяснения» имени Сетхлана в научной литературе разноречивы и не слишком правдоподобны. Так, В.Георгиев отстаивал его отождествление с эпитетом фракийского бога-всадника Хэроса Σουιτουληνός [Георгиев 1977:33,61] – что маловероятно, так как этрусский нормально сохраняет анлаутное sv- – ср.этр. svalce «прожил», родовые имена Sveicia, Sveitu, Svenia, Svestnei и т.д. [ThLE I: 320-321]. Ф.Альтхайм сближал этрусский теоним с именем финикийского царя Σέθλος, которое согласно [Schol. Od. IV,618], якобы представляло местный прототип упоминаемого в этом стихе «Одиссеи» греческого прозвания сидонца Φαίδιμος, то есть «Сиятельный» (по [Pfiffig 1975:302] ). П.Кречмер курьезно возводил Śeθlans к лат. situla «ведро», «ковш» в качестве прозвания бога-жестянщика, бога изготовителей ведер, «der Gott der Eimerfabrikanten» [Kretschmer 1954]). К.Паули и Э.Физель толковали его сразу через греч. σίδηρος «железо» и название обильного рудами острова у берегов Этрурии Αἰθάλεια, ныне Эльба, восстанавливая якобы обозначавшую «железо» «пеласгско-этрусскую» праформу *śeiθala [Fiesel 1923].

Мне же, при обсуждении этого имени, хотелось бы с самого начала обговорить два формальных момента – связанные, во-первых, с его корневым вокализмом, а во-вторых – с его словообразовательным строением. Все известные до сих пор фиксации теонима относятся, как мы видели, либо к новоэтрусскому времени, либо самое раннее к У в. до н.э., своего рода переходной фазе между архаическим и новоэтрусским языковыми состояниями, серьезно различающимися в плане вокализма. Среди таких различий – хорошо прослеживаемая фонемная нейтрализация противопоставления дифтонгов [ai] и [ei] и монофтонга [e] [Pfiffig 1969: 34-35; Rix 1984]. Так имеем колебания в передачах новоэтр. ais~eis «бог», aiser~eiser «боги», в именах вроде Laive~Leive~Leve, Caicna~Ceicna~Cecna, Aivas «Аякс»~Eivas~Evas, Craica «Гречанка» (когномен, У в.до н.э.) ~ Creice «Грек» (когномен) (все формы здесь и далее сверены по [ThLE I; ThLE II]).[3] Правда, Рикс в работе 1984г. пытался ограничить переход [ei] > [e] позицией перед –v-, но его опровергают многочисленные ономастические примеры, ср. новоэтр. Neipur~Nepur, Sveitu~Svetu, архаич. Teiθurnasi (дат.падеж)~новоэтр. Teθuria, архаич. Paiθuna > новоэтр.Peiθna~Peθna[4], также отмечавшиеся когда-то самим Риксом факты монофтонгизации исхода женских имен на –ei<ai-, например, новоэтр. Tetine~Tetinei при мужской форме когномена Tetina [Rix 1963:287]. На то, что, по крайней мере, в части этрусских диалектов [ei] и [e]могли совпасть еще под конец архаической эпохи, одновременно с редукцией срединных гласных, могут указывать известные надписи Тефария Велианы из Пирги У в. до н.э. с их разнобоем в передаче его имени Θefariei Velianas ~ Θefarie Veliiunas [TLE 874,875]: форма Θefariei с конечным дифтонгом легче всего объясняется как архаизирующий гиперурбанизм. За отсутствием архаических (VII-VI вв.до н.э.) свидетельств для имени Сетхлана приходится исходить из того, что гласный [e] в начальном его слоге мог бы быть продолжением как этимологического монофтонга, так и какого-то из нейтрализовавшихся с ним и друг с другом дифтонгов.[5]

Теперь о словообразовательной структуре теонима Śeθ(i)lans. Неоспоримо, что в этрусском словаре он стоит рядом с божественными именами типа Cilens, Fufluns, Leθns (Leθams), Selvans, Velχans [Pfiffig 1969:77], присоединяющими к основам на –n формант - s, который переходит также и в косвенные падежи (родит. падеж Fufluns(u)l, Leθamsul, Neθunsl, Selvans(e)l). Особенность формы Seθ(i)lans в том, что это единственный во всем этрусском тезаурусе пример суффиксальной цепочки или сложного суффикса с нанизыванием формантов –(i)l-an-(s). Правда, этрусская антропонимика знает ряд когноменов с исходом на –l-ane [ThLE III:31,65, 76], ср. такие пары имен, как Nevtni:Nevtlane, Stati:Statlane, Uti:Utilane и т.д. Но в этрускологии считается, что образования на –ane в этом языке – индоевропейского (конкретно – италийского) происхождения (-ane<итал. –ānus), а группа с конечным –l-ane объединяет когномены, построенные по разным этрусско-италийским моделям. Например, этр. Ucrislane передает лат.Ocriculanus, этникон от топонима Ocriculum. Этрусское соотношение Uvie:Uvilane расценивается как отражение италийского соотношения Ovius (родовое имя) : Ovillanus (этникон) с предполагаемым связующим звеном в топониме *Ovillae по типу другой, полностью засвидетельствованной цепочки Bovius:Bovillae:Bovillanus [Rix 1963:307-310]. С другой стороны в этр. Arnzlane(s) налицо когномен, образованный от Arnzile, уменьшительной формы к личному имени Arnθ с суффиксом, возможно, италийского генезиса –ile (= лат.illus?), нанизанным на этрусский тождественный по функции суффикс -za, который представлен в популярном имени-деминуитиве Arnza ( o типе «удвоенных уменьшительных» на –zile в этрусском см. [Pfiffig 1969:167]). В отличие от этих «италоидных» имен консонантные теонимические основы на –n(s) представляют модель исконно-этрусскую, по которой иногда переоформляются даже индоевропейские италийские образования: например, этр.Neθuns, которое отражает италийское *Neptūnos (лат. Neptunus), родственное индоиранскому прозванию бога – «Порождения Вод», вед. Apā́m Nàpāt, авест. Apąm Napå [Ernout, Meillet, 1951:778] В рамках этой модели, повторяю, Śéθlans структурно стоит особняком – но и объяснять его через когномены на - lane очень затруднительно.

Между тем, хотя Георгиев, сближая Seθlans и фрак. Σουιτουληνός, явно ошибался этимологически, однако частичным извинением этой ошибки может служить подмеченное им сходство словообразовательного типа теофорных обозначений в двух языках. Среди огромного количества фракийских прилагательных, в том числе эпитетов богов с суффиксом –ηνός – очень часто, но отнюдь не всегда образуемых от местных названий (ср. например, функциональный эпитет Аполлона Σπινδεηνός «Сияющий» при лит. spindė́ti «сиять» [Георгиев 1977:179]), формы на –λ-ηνός образуют подгруппу, отмеченную явным преобладанием теофоров. В этой подгруппе на два простых этникона Αρδιληνός и Στρονυληνός (по тезаурусу Д.Дечева [Detschev 1976]) фиксируются шесть прозваний богов: Гера Αρμουληνή, Аполлон Κερμιλληνός и Ρανισκεληνός, Дионис Ουερζεληνός, Сабазий Αρσιληνός, упоминавшийся Хэрос Σουιτουληνός [Гиндин 1981:33]. В 1960-х болгарский исследователь И.Галабов писал о том, что популярнейший во Фракии тип адъективов на –ηνός может расцениваться как позднейший в сравнении с редкими именами, оформленными суффиксом –ανός и отмечаемыми на перифериях фракийского ареала – как западной (этнонимы Δάρδανοι, Ἀλβανοί) так и восточной (этниконы типа Αρβιλλανός, Δραδιζανός, Ρακηλανός в Пропонтиде, Δελκανός на Черноморском побережье). По мнению Галабова, вариант –ηνός утвердился вторично в результате фонетического перехода ā>ä на большей части территории Фракии [Гълъбов 1963:39-40, 60]. Таким образом, по своему строению этрусский теоним Seθ(i)lans впрямь схож с фракийскими прозваниями богов наподобие Αρμουληνή, Αρσιληνός или Σουιτουληνός, если учитывать восстанавливаемое, согласно Галабову, древнейшее звучание их суффиксального оформления: *Armulānā,*Arsilānas, *Svitulānas.[6]

Переходя теперь к возможной внутренней форме имени Сетхлана, я обратил бы внимание на то, что из четырех надежно толкуемых сюжетов с участием этого бога в Этрурии, в одном случае налицо мотив связывания коня, в другом – связывание или сковывание и последующее освобождение богини, в третьем – высвобождение другой богини, заточенной в голове Бога Грома, и лишь четвертая картинка представляет Сетхлана собственно за кузнечной работой. Сетхлан эт ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→