Убийства в замке Видер

Лилия Самойлова

Пролог

Конец ноября,1959 год, замок Видер, Германия

Вытянувшись, Франц Фредж лежал на бархатном ковре в огромном зале, а вокруг него столпились поражённые гости.

Бинди Би, прижав руку к ярко — алому рту, расширенными глазами смотрела на труп. Берхард Потсдорф стоял рядом, крепко сжав губы, повыше его плеча возвышался Карл Шондер, а возле находился Эрих Руппрехт с его неизменными Ди — Ди и помощницей. Застыв, стояла хозяйка замка баронесса Вилма фон Видер и не сводила взгляда от тела на ковре, а её тонкие пальцы были нервно переплетены.

Круглое свежее личико юной модели Ангелики побледнело от ужаса, и чтобы не упасть, она ухватилась за Рудольфа Райне.

— Боже, какой ужас! — прошептала она Берте Мур, стоявшей рядом. — Он… он мёртв?..

Лоуренс Бейкер решительно протиснулся вперёд, опустился на колено рядом с телом и осторожно приложил пальцы к шее мужчины.

— Он умер?! — истерически взвизгнула Бинди Би. — Скажите, он умер?!

Бейкер оглядел собравшихся:

— Да, он умер.

Певица снова истерически взвизгнула и вцепилась в Потсдорфа. Кажется, она даже хотела упасть в обморок, но Потсдорф пресёк попытку на корню.

— Боже мой! — воскликнул Руппрехт, попытавшись всплеснуть руками, но поскольку на руках у него сидела Ди — Ди, то жеста не получилось. — Боже мой, он мёртв! Но как же так? Он только что разговаривал с нами… и вот, сейчас он лежит перед нами, хладный и неподвижный… — тут к нему внезапно пришло философское настроение: — да, поистине — человек смертен внезапно… и как после этого утверждать, что человек — царь природы?

— Не трогайте, — жёстко сказал Шондер, увидев, что Бейкер поднял бокал, валявшийся рядом с телом, и внимательно его рассматривает. — Ничего не трогайте, слышите?

«Он в перчатках…» — отметила про себя Берта. — «Почему он в перчатках?»

— До приезда полиции всё должно оставаться на своих местах, — продолжал Шондер. — Положите бокал на место. Полисмены приедут, они и разберутся… Вы меня слышите? — раздражённо повысил голос спортсмен, поскольку Бейкер даже не собирался его слушать. — Вы меня слышите, чёрт вас побери?! Оставьте всё как есть! Вы вообразили себя сыщиком? Кто вы вообще такой?

Бейкер осторожно положил бокал рядом с неподвижным Фреджем, а затем легко поднялся и обвёл взглядом собравшихся:

— Я уже назывался, когда появился здесь, но если вы забыли, повторю. Лоуренс Бейкер, — он сделал лёгкий изящный поклон. — Скотланд — Ярд, Англия.

«Когда он появился, он не сказал, что из полиции… он скрыл это.»

Наступила гробовая тишина, которую нарушил громкий голос Берхарда Потсдорфа:

— Ну вот и полиция. Приплыли.

Бинди Би икнула и ещё сильнее вцепилась в Потсдорфа. Последний не сводил глаз с инспектора.

Глава первая. Гости прибывают

Марта Бурхольц верой и правдой служила поколению Видер уже больше тридцати лет. Вилма помнила, когда Марта пришла к ним. Тогда Марта была высокой симпатичной девушкой с кудряшками и ямочками на щеках. Они сразу понравились друг другу и стали подругами, не смотря на социальное положение. Сейчас кудряшки поседели, а ямочки давно исчезли, но верность осталась. Бурхольц не изменила своей хозяйке и вместе с ней доживала свой век в дряхлеющем замке.

Баронесса подняла голову, когда Марта вошла в кабинет.

— Фрау, ваш напиток готов, — Марта поставила перед хозяйкой чашку крепкого кофе.

— Спасибо, Марта. Всё готово к вечеру?

— Не беспокойтесь. Всё готово.

— Предупредите остальных, чтобы были готовы тоже. Приглашённые скоро будут.

— Будет сделано, фрау.

Марта вышла, а Вилма фон Видер поднялась из — за стола и прошлась по кабинету, затем подошла к окну и, приподняв тяжёлую бархатную портьеру, выглянула во двор.

Родовой замок Видер расположился на высоком холме. Во времена средневековья с обеих сторон находились несколько деревень, от которых не осталось и следа, и там, где раньше жили люди, сейчас росли деревья.

С севера вплотную подступал густой лес, в котором, по местной легенде, был предан и жестоко убит благородный разбойник, чей призрак иной раз, опять — таки по легенде, можно увидеть туманным вечером.

Вилма фон Видер вздохнула, опустила портьеру и отошла к столу, взяла чашку кофе, задумчиво повертела в руках..

Ей сорок четыре. Жизнь уже пройдена, и чем она может похвастаться, чем может гордиться? Ни мужа, ни детей. Отто фон Крайхе, с которым она должна была венчаться в старой церквушке, погиб в результате несчастного случая, и жизнь потеряла всякий смысл. Она отвергала все предложения, но уступила настойчивым советам родителей и вышла замуж — только для того чтобы продолжить род. Эта миссия была возложена на неё, поскольку двое её братьев умерли ещё в раннем возрасте. Жертва была напрасна: детей у неё так и не было, и это очень огорчало и её с мужем, и родителей с обеих сторон.

Время пролетело незаметно, и не успела Вилма оглянуться, как осталась одна: родители умерли, а муж погиб в застенках гестапо. Ничего у неё не осталось, только их родовой замок. И она вернулась сюда, вернулась, чтобы в любимых стенах прожить последние годы жизни.

Увы, замок тоже не вечен. Давно прошли те времена, когда он блистал суровой, неприступной красотой. Он как и человек доживал свои последние мгновения.

Баронесса нашла способ отодвинуть старость родового замка. Она стала сдавать его зажиточным людям. Вилма фон Видер рисковала, поскольку в эти годы людей интересовал модерн, но тёмные коридоры и таинственные легенды понравились французскому графу Нуатье, первому гостю баронессы. Он дал очень лестный отзыв, и в заброшенный замок потянулись клиенты.

Теперь замок сдавался почти круглый год. Не успевали выехать одни, как въезжали другие. Баронесса боялась, что слуги и Марта будут негодовать по поводу внезапно свалившейся непосильной работы, но хорошо вышколенная прислуга ни словом об этом ни обмолвилась.

Теперь денег более менее хватало, и замок помаленьку стали ремонтировать. Потускневшие гобелены на стенах вновь обрели яркие краски, двери перестали скрипеть, и ветер больше не гулял в тёмных коридорах. Правда, кое — что было оставлено, как есть, к примеру, следы крови её прапрапрабабки графини Анхелы фон Видер. Здесь, три века назад она была убита своим обезумевшим от ревности мужем. Впрочем, даже если баронесса и захотела бы избавиться от следов крови, то у неё всё равно бы ничего не вышло: кровь буквально впиталась в старый камень.

Баронессе нравилось, когда приезжали гости. Замок оживал, наполнялся голосами и смехом, молодел прямо на глазах. И вместе с замком молодела и сама Вилма.

Где же приглашённые? Никто не прислал назад приглашения, значит, будут все.

Во дворе послышался нетерпеливый сигнал машины.

Вот и первый приглашённый.

Приподняв портьеру, баронесса выглянула во двор и увидела ярко — алую машину спортивного вида, въезжающую во двор. Хлопнув дверцей, из машины вышел высокий блондин в кожаной модной куртке.

Выйдя из машины, Карл Шондер взглянул на возвышавшийся перед ним замок.

Он никогда не был приверженцем старины. Его друг, побывавший несколько месяцев назад в замке Видер, был в полном восторге и настоятельно советовал съездить. Шондер колебался, но когда получил неожиданное приглашение от баронессы Видер, согласился чисто из — за любопытства.

Одолев многочисленные километры на своей модной спортивной машине, по пыльной дороге Шондер наконец добрался до места назначения.

Осень доживала последние мгновения. Яркий наряд деревьев уже был сброшен, но кое — где ещё пестрели жёлтые и красные листья. По — зимнему холодное небо было безоблачно, и прохладный ветер гулял на просторах.

Подъехав к закрытым высоким воротам, Шондер нетерпеливо посигналил, и через несколько минут ворота медленно раскрылись. Высокий худой старик, одетый в чёрное, посторонился, и Карл въехал во двор замка.

Выйдя из машины, спортсмен поднял воротник куртки и направился вверх по каменной лестнице, даже не оглянувшись на старика, тащившего его чемодан.

В огромном зале его уже ждала баронесса: высокая стройная женщина с аккуратно уложенной белокурой причёской. Её черты были тонкими, а улыбка — искренней.

— Здравствуйте, герр Шондер. Я рада приветствовать вас в моём родовом замке, — протянув руку, улыбнулась баронесса. — Надеюсь, вы останетесь довольны.

— Я тоже очень на это надеюсь, — крепко пожав руку баронессы, Шондер оглянулся. — А где остальные приглашённые? Или я единственный счастливчик?

— О, нет! Просто вы первый, кто приехал… А вот, кажется, ещё кто — то подъехал, — добавила баронесса, услышав, как сигналит машина. — За вами ехали?

— Не имею привычки оглядываться назад, — отрубил Шондер.

Вилма фон Видер с интересом взглянула на стоявшего перед ней мужчину. Она видела его фотографии в газетах и журналах.

Знаменитейший спортсмен Карл Шондер был любимцем прессы. Даже звезда экрана Берхард Потсдорф не так часто появлялся на страницах газет и журналов. Пожалуй, только певица Бинди Би да сенсация этого лета юная модель Ангелика могли соперничать с Шондером по популярности.

Вилма любила блондинов нордического типа, а именно такой и стоял перед ней. Высокий, спортивного телосложения, волосы аккуратно зачёсаны назад, тёмно — синие глаза смотрят прямо.

— Надеюсь, вам понравится здесь, и я также надеюсь…

— Господин Франц Фредж, — возвестил дворецкий, появившись, и в зале возник второй приглашённый.

Это был физик Франц Фредж, прославившийся сенсационным открытием, которое открыло перед ним все двери. С ни ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→