Будущее во мраке

Рассел Блэкфорд

БУДУЩЕЕ ВО МРАКЕ

ПРОЛОГ

Жирная, самодовольная псина рылась в поисках еды в тусклом свете сумерек, обшаривая переулок возле Сокало (Пласа де ла Конститусьон). На задворках ресторана, который выходил фасадом на эту огромную площадь, псина обнаружила мусорный бак, заполненный объедками и костями. Собака носом открыла крышку и начала свое пиршество. Но затем она почуяла что-то неладное, что-то опасное, в переулке, когда обрывки бумаг и газет, выброшенных банок и пыль начали вдруг двигаться как-то сами собой. Собака попятилась назад, тихо рыча, как бы предупреждая врага, пригнув хвост и нервно им помахивая из стороны в сторону. Она ощетинилась, и шерсть у нее на спине встала дыбом, словно в дьявольском кошмарном сне, когда всё валится из рук, и ты сам в полном беспорядке.

Мрак внезапно разорвали голубые вспышки электричества, неожиданно и быстро подняв вверх по спирали пыль и мусор, словно миниатюрный торнадо.

Затряслись и загремели мусорные баки, словно внутри них заработали неизвестно кем туда засунутые большие электрические моторы, внезапно кем-то включенные. Псина сжалась и заскулила, когда крышка бака, которую она откинула носом, во мраке отлетела куда-то в сторону, и из бака брызнул вверх целый гейзер всякого мусора, посыпавшийся затем обратно на землю. Кости, битая посуда, стекло, пустые банки и бутылки, овощные очистки, выброшенные фрукты и оставшиеся после еды куски мяса вдруг заплясали по темному переулку. Что-то ударило в окно на высоте второго этажа, разбив его, и там зажегся свет.

Кто-то закричал по-испански. На тротуаре из стороны в сторону закачался металлический мусорный бак.

Собака бросилась вон из этого переулка, когда вокруг нее сверкнули и затрещали голубые молнии.

Затем атмосферные эффекты прекратились, столь же внезапно, как и начались, и из воздуха появилось пять человек, скорее человеческих форм, они быстро упали на тротуар из щебня, и эти переплетенные и скрюченные тела закричали от боли. Некоторые из них издали лишь слабые приглушенные вопли. Все они были обнаженными. В слабых лучах далекого фонаря и освещенные светом из окна над ними было видно, что они разного цвета кожи, она варьировалась от цвета слоновой кости до черного.

Неподалеку послышался звук полицейской сирены, но лишь на несколько секунд.

Михо Тагатоши — ее все называли Джейд (Нефрит; англ.) — быстрее всех поднялась на ноги, в то время как остальные Специалисты еще согнулись в три погибели от боли, или же поднимались, держась за стены кирпичных зданий. Она быстро тряхнула головой, а затем покрутила шеей во все стороны, с мучительным стоном от боли, которую она чувствовала, но изгоняя ее из себя, словно вымывая, как воду. Вытерпев и разобравшись с болью, она холодно и рационально огляделась вокруг. Им нужны были одежда и оружие.

Джейд на вид было около двадцати лет. Ее черные волосы небрежно ниспадали ей на плечи. Овальное ее лицо было почти идеальных очертаний, но было нечто неумолимо строгое и мрачное в ее губах и глазах. Джейд являлась чем-то большим, нежели человек, чем-то таким быстрым и сильным, что трудно было убить или даже ранить. Она грустно улыбнулась.

«Перемещение во времени успешно завершено».

Командование на себя принял чернокожий человек, Дэниел Дайсон. Он был чисто выбрит, с короткими, вьющимися волосами, которые покрывали кожу его головы, словно шлем.

«Дай остальным хоть минутку, Джейд».

«Хорошо».

Она подождала, пока остальные не оправятся от удара. Они были несколько менее трансформированными версиями, по сравнению с Джейд, ближе к человеческой норме, но все же над ними тоже поработали эксперты. И они были посланы в нужное место, дабы выполнить своё задание, завершить свою миссию.

* * *

В другом месте того же огромного, густонаселенного города, заиграли еще одни голубые молнии-зарницы, похожие на корону из извивающихся волос, над четырехэтажным зданием в Зоне Роса (район Мехико). То, что появилось на крыше этого здания, было похоже на человека, но весьма необычного. Это был голый бритоголовый мужик, ростом выше восьми футов (2 м 43 см), с руками размером с лопату.

Гигантский Терминатор Т-ХА быстро огляделся вокруг себя, он был начеку и на боевом взводе, словно птица, определяющая координаты своего местоположения. Оказалось, что он один, на крыше здания, обращенного на северо-восток на огни центра города. Город Мехико представлял собой словно гнездо, кишащее людьми, такое, с каким этот экспериментальный, автономно действующий вид Терминатора никогда прежде не сталкивался в свое время. В нем имелись геометрически правильные небоскребы, строгие и совершенные, словно прорезанные бритвой, и бесконечные районы застройки высокой плотности населения: ряды за рядами зданий, миля за милей, дома и здания средней этажности, из стекла, стали, кирпича, камня и бетона. И все это было построено для людей, для многих миллионов людей. Куда бы он ни глянул, повсюду были огни огромного города, везде одно и то же.

Отвратительно.

Нужно действовать быстро. Т-ХА видоизменился, утратив характеристики какого-либо конкретного человека. Он стал гладким, бесполым, каким-то абстрактным. Вцепившись пальцами одной своей могучей руки, он полез внутрь своей же массивной груди, которая как-то вязко разомкнулась. Его рука погрузилась внутрь почти до локтя.

Т-ХА не почувствовал никакой боли от перемещения во времени. Его тщательно настроенная и многократно дублированная, резервированная и чрезвычайно навороченная электронная нано-начинка перемещалась в пространственно-временном поле гораздо лучше, чем живая плоть.

Он убрал руку, и в его огромном кулаке размером с валун появилась фазированная плазменная лазерная винтовка: черное металлическое оружие почти трех футов в длину, без ружейного ложа. Винтовка была похожа на громадный удлиненный пистолет, и именно как пистолет и держал ее теперь цепко в своих лапах Терминатор. По сравнению с другими видами небольшого стрелкового оружия, похожими лишь на жалящих пчел, это устройство являлось по-настоящему самым злым и смертоносным.

Затем масса Т-ХА скорректировалась, заполнив внутреннюю полость, оставленную его оружием, и Терминатор несколько сократился в размерах — но он по-прежнему был в высоту примерно восемь футов. Он вернулся в прежний изначальный свой облик — гигантского роста голого мужчины.

Его целью и задачей являлось уничтожение людей. Наведя лазерную винтовку вперед, он[1] приступил к выполнению боевого задания.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

МАЙ 1994 ГОДА, ЛОС-АНДЖЕЛЕС, КАЛИФОРНИЯ.

В ходе их боя с меняющим свой облик Терминатором Т-1000 они, отступая, попали на сталеплавильный завод, где работала бригада ночной смены. Рабочие бежали с него, спасая свои жизни, когда автоцистерна сложилась пополам и рухнула на бок — и покатилась, с яростным мучительным визгом раздирая металл, прямо в здание завода, где она, лопнув, разбилась, словно огромное, удлиненное яйцо, изливая из себя свой опаснейший груз: тысячи литров жидкого азота. Азот зашипел и превратился в пар, войдя в соприкосновение с воздухом и окутав собой со всех сторон Т-1000, когда он пытался прорваться сквозь заводские руины и обломки. И этот меняющий формы оборотень, этот Терминатор из жидкого металла буквально замерз на месте. Он упрямо пытался идти дальше, но вскоре он оказался совершенно обездвижен, словно скульптура из раскрашенного стекла.

Т-800 поднял пистолет.45-го калибра. «Аста ла виста, бэйби»[2], сказал он — а затем сделал один лишь выстрел. Т-1000 взорвался и рассыпался на части.

Однако и тут конец еще не наступил. Когда фрагменты Т-1000 нагрелись на полу сталелитейного завода, Т-1000 все-таки удалось вновь трансформироваться, пока они бежали, спасаясь от него. Или, скорее, пытались сбежать, учитывая все их травмы, ранения и ушибы. Джон Коннор спрашивал сам себя, каким образом он работал и как сумел так сделать.

Должен был существовать какой-то предел сокращения в его искусственном интеллекте, размером настолько маленький, с какой-то фрагмент, который был способен сохранить и восстановить всё в нем запрограммированное.

Однако пока они не могли установить, что это. А Т-1000 бросился за ними. В конце концов Т-800 выстрелил гранатой прямо ему в тело. Она взорвалась, и Т-1000 словно расплескался в странных беспорядочных формах, его программы по-прежнему судорожно пытались трансформировать его, причем даже тогда, когда он рухнул в огромный резервуар с расплавленной сталью. Но это, в конце концов, оказалось уже слишком. В бассейне жидкой стали эта машина для убийства изо всех сил пыталась высвободиться, превращаясь в многочисленные формы, меняя облик, однако в конечном счете расплавилась. А затем его не стало вовсе, и его жидко-металлический хай-тек сплав растворился в бассейне стали.

«Мне нужен отпуск», сказал Т-800. Теперь он представлял собой страшное зрелище. Его левая рука была оторвана во время сражения с Т-1000, после того как они оказались на этом заводе. А большая часть его внешней органической оболочки оказалась сожжена или отстреляна.

Джон посмотрел вниз, на расплавленный металл. От Т-1000 не осталось и следа.

«Он погиб?»

«Уничтожен».

Они сбросили вниз руку первого Т-800, из 1984 года — того, который пытался убить его мать, Сару, еще до того, как он был зачат. Джон взял его с собой в здании корпорации «Кибердайн»[3]. Затем он бросил туда же чип-микропроцессор из его головы.

«Наконец-то всё кончено», сказала Сара.

«Нет». Т-800 коснулся пальцем собственной своей головы. «Есть ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→