Континент
1%

Читать онлайн "Континент"

Автор Красников Андрей Андреевич

Андрей Красников

Континент

Глава 1

Я мчался по темной ночной дороге, лишь изредка освещаемой неверным светом проглядывающей сквозь плотные облака луны. С левой стороны простирались дышащие тишиной и умиротворенностью болотные топи, украшенные почти не различимыми в темноте черными стволами мертвых деревьев, справа виднелась ровная степь, теряющаяся во мраке. Я, пришпоривая лошадь, то и дело оглядывался назад, туда, где постепенно таяли в ночи очертания большого города.

Меня никто не преследовал. Не светились во тьме огоньки факелов, не слышно было азартных криков мчащихся за мной людей, не стучали копытами кони, скачущие по пятам. Погони не было.

Потихоньку понимание этого факта все же начало проникать в голову и я немного притормозил лошадь. Не хватало только загнать ее в десятке миль от Чернолесья и дальше бодро мчаться в ночь уже на своих собственных ногах…

Некоторое время я еще бросал настороженные взгляды назад, но дорога так и оставалась спокойной и безжизненной. Тревога потихоньку уходила. Проехав еще с час и отдалившись от Чернолесья уже на добрых двадцать миль, я расслабился окончательно и позволил себе устроить ночевку. Бегство-бегством, но отдых и свежая голова тоже нужны.

Выбранная рощица располагалась в паре сотен шагов от дороги и выглядела достаточно мирной для того, чтобы дать мне приют до утра. Но я все же добросовестно потратил полчаса, проверяя ее вдоль и поперек. И только потом расседлал лошадь и, привязав ее к дереву, завалился спать.

События прошедшего дня настолько меня вымотали, что я отрубился практически мгновенно, успев лишь подумать о том, что умное животное, возможно, все же сумеет меня разбудить… если…

В итоге я проснулся сам. Над головой ласково светило обеденное солнце, на деревьях вокруг порхали птицы, привязанная к дереву лошадь смотрела на меня укоризненным взором.

— Сейчас, доедем до болота и попьешь, — произнес я, пытаясь заглушить чувство вины, затем поднялся на ноги и ласково погладил ее по шее.

Животное грустно фыркнуло и отвернулось, явно не поверив мне ни капли.

Немного перекусив и хлебнув воды из бурдюка, я принялся выполнять обещание — отвел лошадь на другую сторону дороги, к краю болота, где нашлось несколько луж для утоления жажды. После чего, подождав, когда она напьется, снова забрался в седло.

Предстоял переход к Приграничью. И меня начала весьма и весьма тревожить возможность того, что погоня за ночь уже ушла вперед и теперь ждет меня там, перед самой границей, разделяющей Пустошь и континент.

Но миновать этот участок пути и избежать такой опасности, увы, никак не получалось.

К пограничному посту я прибыл уже вечером. Осмотрел его с безопасного расстояния, немного подумал над тем, чтобы обойти стороной, но все же отбросил эту идею — если вдруг выследят и поймают, то мало не покажется. Это у нас на полуострове никаких границ нет, а тут… Кто их знает, какие здесь нравы.

Издали пост выглядел тихим и мирным. Вблизи — тоже. Но я все равно держался настороже, готовясь, если что, немедленно дать деру.

— Документы есть? — безучастно поинтересовался упитанный воин в потертых доспехах.

— Э… какие именно? Книги есть…

На лице стражника появилась непередаваемая смесь эмоций — от печали до скуки.

— Как дикари, ей-богу, вы там у себя. Документы, подтверждающие личность, есть? Письмо от торгового дома, какой-нибудь гильдии, из городского совета Чернолесья?

— Нет… А это обязательно? — меня что, без какой-то бумажки из Пустоши не выпустят, что ли?

— Ну, с одной стороны, — нет, не обязательно, — философски заметил мой собеседник. — Но, если вдруг тобой заинтересуются — будет очень сложно доказать, что ты только недавно прибыл в ту же Империю, скажем. И что ты в последнее время не совершал многочисленных убийств и грабежей.

Заметив мой удивленный взгляд, он пояснил:

— На континенте не любят бродяг, тем более — из Пустоши. Если нет хоть какого-то документа, могут засунуть в тюрьму, а потом и на рудники.

Что-то мне этот самый континент начинал нравиться все меньше и меньше.

— А возможность оформить эти документы у вас имеется?

— О, разумеется, — улыбнулся стражник. — С вас пять золотых и мы все оформим в лучшем виде.

Жадные сволочи. Но, чувствую, без этого меня уже в ближайшем городе оберут до нитки и отправят в тюрьму — как того самого бродягу.

Получив золотые, воин заметно оживился и пригласил проследовать за собой в кабинет. Где чрезвычайно торжественно достал из ящика стола красивую разноцветную бумагу и набор печатей.

— Итак, господин путешествующий, под каким именем вас записать?

— Рико Пепельный.

— Весьма подходящее прозвище, весьма звучное, — одобрительно кивнул головой стражник, выводя на бумаге аккуратные буквы. — Род занятий?

— Охотник, — пожал плечами я. Называться магом, собираясь в страны, которые когда-то устроили войну против тех самых магов, было, как минимум, неосторожно.

— Хорошо… Я правильно понимаю, что вы, господин Рико, являетесь не охотником на косуль, а охотником за редкостями в Пустоши?

— Все верно.

— Отлично, отлично… На континенте, если вы вдруг захотите поступить на службу в стражу или армию, вам будут рады. Цель вашего путешествия?

— Мне нужно доставить несколько предметов одному из аристократов в Срединном княжестве, — касательно цели путешествия я решил не врать. Надеюсь, если даже Шаран последует за мной, то ему в любом случае не дадут там своевольничать.

— Срединное княжество, по поручению аристократии, — пробормотал стражник. — Итак, осталось только заплатить один золотой в качестве пошлины, после чего вам будет открыта дорога ко всему континенту, господин Рико!

Отдав еще одну монету, я стал, наконец, обладателем внушительного документа, в котором говорилось, что охотник за древностями Рико Пепельный, мужчина двадцати-двадцати пяти лет от роду, высокий и с седыми волосами, является законопослушным жителем Пустоши, прошедшим проверку в Приграничье, заплатившим все пошлины и направляющимся в Срединное княжество по конфиденциальному делу местной аристократии.

В принципе, думаю, мне действительно не повредит такая бумажка.

Поблагодарив стража границы, я снова взгромоздился в седло и отправился по направлению к небольшой деревушке, видневшейся вдали. Как заверял доблестный воин, с легкостью облегчивший мой кошелек сразу на шесть золотых, именно в тех краях усталый путник всегда может найти еду и кров.

Деревушка неприятно напомнила мне родной Хрустальный — та же непритязательность во всем, те же обветшалые трактиры и постоялые дворы, та же суматоха при виде путника…

Я не стал особо выяснять, в каком из убогих заведений обслуживание лучше — просто заглянул в первое попавшееся, отдал хозяину тридцать серебряных монеток и получил комнату с ужином, а также место на конюшне для лошади.

Пора было немного задуматься о будущем.

Ковыряя вилкой подгоревшие кусочки мяса и бросая взгляды в окно, из которого неплохо просматривалась дорога к пограничному пункту, я размышлял.

Судя по всему, погони в ближайшее время не будет. Скорее всего, не настолько Шаран суров, чтобы после нашей стычки и гибели своего ученика тут же броситься меня искать. Здесь я его, наверное, переоценил. Но вот в будущем, скорее всего, привет от него до меня дойдет. Или в виде самого мага, или в виде наемных убийц. А это значит, что мне нужно как можно скорее добраться до семьи аристократа и, хотя бы на некоторое время, обосноваться в княжестве.

Весь вопрос в том, что делать дальше. Вечно жить в ожидании того, что проклятый маг тебя все же найдет и нарежет на кусочки — совершенно не вариант. Проблему придется когда-нибудь решать — непонятно только, каким способом.

Похоже, самым разумным будет все же придерживаться выработанного плана — сначала в Срединное княжество, там пообщаться с аристократией и разузнать в библиотеках об Эстерси. А потом вернуться в Пустошь, помочь богине и, заодно, попросить ее избавить мир от Шарана. Возможно, получится…

Чего-то другого я пока что придумать не мог.

Ночь прошла достаточно спокойно, если не считать того, что я просыпался от каждого шороха, боясь, что по мою душу пришли убийцы. Но страхи оказались беспочвенными и утром, купив в дорогу немного свежей провизии, я отправился дальше в путь.

Предстояло проехать около пятидесяти миль — всю территорию Приграничья. Некогда здесь были земли Небесного королевства… Но после войны напуганные правители союзных государств отдали их остаткам своих армий — любой воин мог взять себе надел земли и радоваться жизни. Чернолесье тоже попробовали было передать ветеранам, но те в нем так и не прижились. Местные жители, сдавшие город практически без боя, после войны неожиданно отыгрались, выкинув в итоге всех чужаков за городские стены. Благо, войска нападавших уже разошлись по домам и их жалкие остатки ничего не смогли с этим поделать.

С тех самых пор Чернолесье и Приграничье друг друга недолюбливают. Впрочем, Пустошь недолюбливает весь континент, здесь ничего удивительного.

Чем дальше я отъезжал от полуострова, там более ухоженной становилась местность. Болото постепенно исчезло и теперь по обоим сторонам дороги раскинулись луга с пасущейся скотиной, поля, на которых местный народ что-то выращивал и сажал… По сравнению с Пустошью — просто разительная перемена.

Самое веселое, что здешнюю провизию в основном в Пустошь и везут. Несмотря на всю нелюбовь. У нас-то безопасных плодородных земель для выращивания того же зерна практически нет.

К вечеру, неспешно передвигаясь по пыльной дороге и рассматрив ...




Путешествие Рико Пепельного продолжается. Теперь его путь лежит прочь из Пустоши, в сторону Срединно
1%
Путешествие Рико Пепельного продолжается. Теперь его путь лежит прочь из Пустоши, в сторону Срединно
1%