Хроники императора. Начало пути

Мерлянов Юрий Николаевич

Хроники императора Начало пути

Глава 1

Черт, как сердце то бьется, выскочит через секунду-другую, сдохну, вот прямо сейчас упаду и сдохну, и плевать на все...

Нет, бежать. Страх мотивирует лучше всего, да и какие тут, к черту, еще мотивы, выжить бы. А сзади чавкало и хрустело, слышалось урчание, что-то рвалось и трещало, криков больше не было - нет уже никого, ни Пашки, ни его подруги, ни остальных, один ушел, да и то не далеко, убежишь тут, как же. Странно, скоро умирать, а рассуждаю так спокойно, даже отстраненно как-то, трезво оценивая и мизерные шансы спастись и, наоборот, великолепные улучшить пищеварение очередной твари. Ах, ну да, я ведь по жизни пофигист. Да и не тварей то боюсь, а просто не хочу умирать, наверное, это все-таки не страх, а инстинкт самосохранения. Хотя вряд ли инстинкт может настолько заставить трястись поджилки.

Очередная торчащая из земли коряга оказалась из разряда подлянок, и мир пошел кувырком, заставив голову соприкасаться со всем подряд, не игнорируя ни единой твердой поверхности на пути неожиданного падения. И финиш. Лежу на спине, забыл, как дышать, хватаю воздух ртом, словно выброшенная на берег рыба, а в голове набатом бьется одна и та же мысль: "Какого черта разлегся, беги, беги, черт возьми!" Черт! Сел, встал, бегу. Теперь еще и голень ноет. Просто чудесно, жизнь прекрасна, мать ее так!

Сзади раздается рык и звуки возни, кто-то что-то не поделил, руку там, или ногу, а теперь, видно, крошечные мозги сопоставили уменьшающийся объем деликатеса с количеством претендентов, и пошла грызня. И нехилая такая, вон, уже и визжат, как недорезанные. Ага, уже не визжат, дорезали, ну жрите, жрите друг дружку, что б вам подавиться, авось кто еще и сдохнет.

И ведь до чего сволочи упорные, нюх как у собак - не спрячешься, гибкость и ловкость кошек - на дерево не полезешь, достанут, уже пробовали, и что делать дальше - ни черта не понятно. Вот куда можно деться в незнакомом лесу, без какой-либо растительности, кроме мха, если это мох, и ненормальных деревьев. Когда первый раз столкнулся с этим феноменом - сверзился с трехметровой высоты и только чудом себе ничего не свернул, благо, земля тут мягкая, что странно, дождя, сколько я тут, не было и в помине, а руки, если надавить, погружаются чуть ли не по локти. На вид обычный чернозем, с червями, ну я так думаю, чернозема то и не видел ни разу, в городе жил. Оттого и вкопался по самый копчик, даже больше - задница в земле, верхняя часть туловища и ноги торчат сверху, и все ржут - ситуация, что называется, испугаться не успел, но раком уже сел. В общем, кушать хотелось, а вокруг только деревья. До первого разветвления около двух-трех метров, а еще выше начинают попадаться красные плоды неизвестной съедобности. Так что оставалось всего три пункта: залезть, сорвать, и проверить на пригодность.

С первым этапом проблем никаких, народ помог, а потом, словно взбесившись, дерево стало лупить ветвями и, в конце концов, сбросило вниз. Еще, когда лез наверх, обратил внимание, что ствол очень уж мягкий, кора будто набралась воды и набухла, как губка, после пальцев прямо вмятины оставались. В общем, стою на одних ветвях, держусь за другие, начинаю тянуть на себя плод и неожиданно получаю увесистую такую затрещину сбоку. Естественно, фрукт побоку, хватаюсь уже обеими руками за ветви, и стаю мальчиком для битья - чертово дерево лупит меня сверху, с боков, по голове, ребрам, спине, а нижние, более толстые ветки, на которых стоял, начинают плясать джигу, да так, что спустился я намного быстрее, чем лез наверх.

Черт, тяжело бежать, через пару минут догонят и порвут на куски, или так сожрут, живьем, как остальных. Вариантов не вижу вообще. Все, хана! Обреченно выжимаю из последних сил все, что осталось, но это крохи, а сзади уже слышится погоня.

Еще, когда первый раз увидели этих тварей, причем заметили мы их совершенно случайно, они казались не больше собак и, совсем не опасными. Стая из шести голов шла внизу обрыва, мы там раньше проходили и чуть не застряли - почти болото, земля слишком мягкая и никакой растительности. А когда дальше стали попадаться деревья, так они вообще перешла на прыжки, от одного к другому, отталкиваясь от стволов и проносясь над землей добрых три-четыре метра. И полностью повторяя наш путь.

Слышу глухие удары лап по деревьям, прыжки по земле, после которых комья земли барабанят дождем, чувствую приторный запах тварей, их нетерпение и целеустремленность, ощущения такие, будто чувства охватывают все впереди и позади меня, неужели галлюцинация? И тут же сильный удар в бок сбивает с ног, в полете рефлекторно прикрываю голову руками и кувырком пропахиваю колею в земле. К финишу умудряюсь приложиться головой обо что-то твердое. Всего миг, а я уже сошел с дистанции и чувствую себя просто паршиво - подташнивает, тело ломит, звуки извне глухие, тягучие, мозги работают медленно и неохотно. Разлепляю веки. Светло, и размыто. Слышу звуки схватки, рычание, удары. Жалобный скулеж. Что происходит? Опять удары. И тени. Тени, что скачут перед глазами до умопомрачения. Рык сбоку и неожиданный, резкий рывок за левую руку. Боль. Пытаюсь кричать, но выдавливаю лишь стон. Пытаюсь бить наотмашь, но в руках нет силы, сплошная слабость, вроде и бью, но толку никакого, а боль от зубов, вгрызающихся выше локтя, только растет. В какой-то момент тени в глазах обретают четкость и я, как при замедленной сьемке, успеваю заметить бегущего человека. Схватившую меня тварь. Свет, пробивающийся сквозь листву.

А потом челюсти разжались, и время побежало с обычной скоростью. Боли не было, в отличие от кровищи, она-то как раз хлестала, дай боже, в смысле, лилась обильно, орошая землю. Ага, у меня шок, скорее всего, хотя и без понятия, опять это отрешенное состояние. Чужак расправляется со схватившей меня тварью, еще две без движения лежат поодаль и их с большим аппетитом поглощают оставшиеся товарки, попеременно урча и вгрызаясь в недавних коллег. Балда, срочно остановить кровотечение, а то коньки отброшу. Странно, почему-то был уверен, что кость не пострадала, ладно, чем перевязаться то? Лихорадочно оглядываю одежду в поисках "чего можно порвать", и тут до меня доходит, что вокруг стоит неестественная тишина. Незнакомец замер над изрядно поломанным хищником, ба, как это он его так? Лапы торчат под неправильными углами, явно сломаны, а голова просто всмятку, он что, это все руками? А две оставшиеся твари прекратили трапезу и молча уставились на добавку, на нас. Боковым зрением неподалеку замечаю камень, видно, это об него тормозил. Просчет не велик, рукой заниматься некогда, хоть мужик и положил троих, но вон как дышит, с натугой, и я совсем не уверен, что одолеет и этих. Как кинуться, буду лупить камнем по всему, до чего дотянусь, хоть одной башку да проломлю. Игра в гляделки не могла длиться вечно, и первыми сдали нервы у меня, резко откинувшись вправо, я схватил камень. А твари уже летели вперед, будто выпущенные из лука, и обе к незнакомцу.

Дальше пошла сплошная мозаика моментов. Чужак, в последний момент отскакивающий в сторону и умудряющийся пнуть крайнюю хищницу, опрокидывая ее на товарку. Успеваю сделать три шага. Вот он уже над ними и вминает колено в шею одной со стороны спины, удерживая за лапу, слышится хруст, а вторая получает по морде, больно получает, и отпрыгивает, визжа. Я уже на полпути. Быстро оклемавшаяся гадина в прыжке пытается достать противника, но тот, чудом извернувшись, впечатывает кулак ей в бок и та, недовольно рыча, приземляется на все четыре, спиной ко мне. Делаю еще шаг и прыгаю вперед, хватаюсь левой рукой за шкуру под челюстью и начинаю со всей дури молотить камнем по черепушке, не прицельно, лишь бы попасть, замахи не большие, мне важно другое. Тварь орет, башка начинает вминаться, катаемся по земле, кровь хлыщет уже не только из меня, а я, как заведенный, прижался щекой чуть выше передней левой лапы, ногами обхватил под брюхом, левой со всей мочи тяну на себя шкуру под челюстью, а правой как молотком - бью, бью, бью. Бью, катаясь с ней по земле, бью обливаясь своей и ее кровью, бью, уже почти не чувствуя пальцев, держащих камень, бью...

Чья-то рука перехватывает мою, а я рефлекторно пытаюсь ударить камнем еще хотя бы раз, рука дергается, но схвативший меня нечеловечески силен, ладонь как тиски, и пару раз дернувшись, замираю. Вдох, выдох, вдох, выдох. Все еще лежу в обнимку с тварью, до судорог сводя ноги, все еще напряженно сжимаю камень. Надо мной стоит незнакомец и что-то говорит, но я не слышу, вернее, не слушаю, я буквально сросся с гадиной, ее шерсть забилась в нос, ухо, во рту непонятно чья кровь, моя ли, ее, без разницы, в висках бьет набатом, а глаза уставились прямо перед собой. В растекающуюся лужу крови под нами, какая же она красная. А ведь там и моя. Мы с тобой одной крови, тварь. Слабость и тошнота. Что-то хреново мне. Черт. Проваливаюсь в забытье.

Глава 2

Тихие шаги. Негромкое перестукивание.

- Савва ли таэ, во ран.

Речь, незнакомый язык. И к кому обращаются? Стоп! Я жив. Ноги-руки, вроде, все на месте, только тупая пульсирующая боль выше левого локтя и легкое покалывание во всем теле. Странно, мне ведь чуть не отгрызли руку, да и башка должна раскалываться, разве нет? Мысли ложились четко, ясно, никакой заторможенности.

Открываю глаза и... встречаюсь взглядом с другими. Чужое лицо, не молодое, явно принадлежащее мужчине, с признаками старения, нависло прямо надо мной. Попытка улыбнуться со стороны незнакомца, больше похожая на оскал, была встречена мною все так же - тупо пялился без к ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→