Плохой диагноз

Валерий Петрович Брусков

Плохой диагноз

Искусного кормчего воспитывают только бури.

Синезий, епископ Птоломеиды

Его загнали в капкан, как простого лоха, и Василий легко купился на эту тактическую элементарщину в банальной житейской ситуации. Было уже позднее время, он торопился с работы домой, пытаясь хоть частично сократить дорогу, под аркой столетнего строения стояли несколько типичных образцов конфликтной по любому поводу породы хамо квазисапиенс, и, дабы оградить себя от неожиданных и совершенно излишних эксцессов, Василий решил обойти стороной потенциально опасный пятачок. Но, как оказалось, он пока плохо знал район, в который недавно переехал, поэтому через полторы сотни метров буквально упёрся лбом в тёмный и глухой тупик.

Решив немного вернуться и поискать другой путь, Василий дал вынужденный задний ход, и тут же обнаружил, что бдительные загонщики из подворотни шли за ним, прижимая его к тупику, не имевшему даже лазеек.

Василий понял, что, похоже, основательно влип в потенциально неприятную историю, и пошёл к ним навстречу, чтобы выйти на свет фонаря и подарить себе хоть какой-то шанс.

Их было пятеро — здоровенных парней в районе тридцати лет. Все они были заметно подшофе, но не настолько, чтобы не забить даже голыми кулаками до смерти случайного бедолагу.

Василий слегка растерялся от неожиданности ситуации. Он был совершенно не готов к подобным жизненным сюрпризам, поэтому не знал, как надлежит в них себя вести. Он решил начать первым, чтобы максимально реализовать мирный исход возникающего буквально из ничего несуществующего противоречия.

— Ребята, я не курю, не пью, и денег у меня тоже не осталось. Могу предложить лишь продукты и две бутылки пива, — он протянул загонщикам руку с полиэтиленовым мешком.

— Тебя это уже не спасёт… — угрюмо сказал тот, что был крайним слева. Остальные пока в выжидании молчали.

— Я что, случайно зашёл на вашу контролируемую территорию?.. — Василий лихорадочно искал варианты разрешения ситуации без жертв в виде себя самого. — Тогда прошу извинений… Я здесь живу совсем недавно, ещё не сориентировался в пространстве…

— Ты зря это сделал, — сказал явный главарь всё тем же неживым тоном. — Мы не любим чёрных и узкоглазых тоже. Россия — только для русских, — это был определённо не их лозунг, просто они пытались оправдать свою ненависть к людям не их породы.

— Я никакой не чёрный и даже не китаец, я всего-навсего простой якут, — почему-то попытался оправдаться Василий. — А вы совсем не похожи на малолетних скинхедов.

— Какая разница?.. — вяло отозвался верзила. — Мы любим родные пьяные хари, а не чужие трезвые рожи… Кто тебя сюда звал с твоей Чукотки? Жил бы там со своим Абрамовичем, и не тужил.

— Моя родина не Чукотка, а республика Саха, — по инерции отбивался Василий, пытаясь тянуть время и надеясь на помощь случайных прохожих, которых всё не было. — И все претензии не ко мне, ребята, а к русскому казаку Ермаку Тимофеевичу, который когда-то давно покорил Сибирь, и начал её присоединение к России. У нас даже письменность на базе славянского алфавита. А я лично родился и прописан здесь, в Москве…

— Нас это не волнует, он нас об этом не спрашивал… — верзила был неумолим лицом, как и его молчаливые подельники.

Василий уже нащупал единственный возможный для него сейчас спасительный путь, но тот граничил с преступлением, на которое себя ещё следовало уговорить. За время этого бессмысленного разговора, предваряющего будущую экзекуцию, если не смертную казнь, Василий уже прозондировал своих неожиданных врагов, и знал, на что ему следовало бы давить.

…Первый слева, самый болтливый и самый здоровый из бандитов, через двадцать три года неизбежно должен был умереть от неожиданного геморрагического инсульта…

…Второму осталось жить тридцать пять лет — до третьего и последнего инфаркта миокарда…

…Третьему смерть тоже через двадцать три года серьёзно грозила раком лёгких, который он своим почти непрерывным курением должен был довести до неоперабельного состояния…

…Четвёртому суждено было коптить небо ещё неполных девятнадцать лет, чтобы стать плановой жертвой цирроза печени, практически растворённой регулярными пьянками…

…Пятый, как ни странно, был уже основательно изъеден запущенным СПИД-ом, терпения которого хватило бы ещё лет на семь…

— Ребята, давайте разойдёмся мирно, — в последний раз предложил Василий. — Предупреждаю: я наследственный шаман, но не хотел бы причинять вам хоть какое-нибудь зло…

Главарь исказил каменное лицо гримасой.

— Давай, шамань, чукча, и греми в свой бубен…

— «Всё!.. — понял Василий, уже прозондировавший самого себя на предмет ближайшего будущего и уткнувшийся в совершенно беспросветную глухую стену через какие-то полчаса… — В живых они меня не оставляют — зачем им свидетели их злого веселья… Их привела сюда жажда крови и смерти, а я оказался здесь совершенно случайно… Может, это даже к лучшему, иначе другого они убили бы абсолютно безнаказанно… Или даже других…»

Главарь вынул руку из кармана куртки, Василий увидел в ней большой охотничий нож, и явственно ощутил, как все пятеро стали внутренне быстро звереть душой, чтобы выпустить наружу максимум ненависти. Кто-то другой уже завёл их настолько, что им крайне нужно было на ком-то выпустить наружу перегретый пар. Неважно на ком…

Время жизни Василия пошло на фиксированные секунды. Медлить было уже нельзя, и тарировать свои возможности — тоже. Необходим был запас по мощности энергетического выброса, чтобы гарантировать полную нейтрализацию противников, а там можно будет и сориентироваться…

…Он выпустил из пальцев пакет с продуктами, успев услышать жалобный прощальный звон бутылок с пивом, упал на колени, сжавшись в комок, обхватил себя руками, и всю свою внутреннюю энергию вложил в один-единственный короткий Импульс, надеясь, что сфера максимальной его плотности зацепит находящихся в пяти метрах напавших…

Он увидел яркую вспышку, услышал короткий грохот, и почувствовал, как опаляющий жар вырвался из сердцевины его тела, обдав жаром кожу, и ушёл в окружающее пространство…

…Когда Василий слегка пришёл в себя, распрямился и огляделся, всё было уже кончено.

…Первый и определённо заводила лежал на спине, широко раскидав руки. Его открытые глаза в свете единственного здесь фонаря были пустыми, и, насколько Василий мог судить по затухающим биоритмам его мозга, шансов у парня не было никаких. В лучшем случае — растение под постоянным присмотром дорогой аппаратуры…

…Второй стоял на коленях, прижав ладони обеих рук к левой стороне груди, точно пытаясь схватить ими разрывающую сердце боль. Глаза его были уже устремлены в некую Вечность прямо перед ним. Он несколько раз с неживым хрипом вдохнул и выдохнул воздух, уронил руки и завалился на бок, деревянно стукнувшись головой об асфальт. Сердце его больше не билось, и Василий это чувствовал…

…Третий ничком лежал в жиденькой городской травке. Рак съел бОльшую часть его обречённых лёгких, и он умер почти мгновенно, сразу после окончания Импульса…

…Четвертый корчился на земле от нестерпимых болей в съеденной алкоголем печени, и тихо выл, точно это могло его спасти. По прикидкам Василия, ему оставалось жить не более пары минут…

…Пятый и последний сидел на тротуаре, опершись о высокий забор спиной, и с ужасом смотрел на Василия. Он, похоже, был единственным из всех, кто успел ПОНЯТЬ суть произошедшего. Ему тоже оставалось жить немногие часы или штучные дни. Ненасытный СПИД, сожравший весь его иммунитет, уже набил обречённый организм дюжиной смертельных для него хвороб, но он мог дождаться здесь полиции, и рассказать ей о шамане — якуте, убившем пятерых здоровяков одним взглядом…

Василий не хотел новых эксцессов, тем более — с властями, придумывающими законы больше для обвинений, чем для оправданий. Он всё-таки взял грех на свою Душу, и не собирался делиться этой Тайной ни с кем до самой своей смерти. Ему не оставили вариантов выбора, а то, что Импульс окажется слишком сильным, получилось само, от переизбытка неуправляемых эмоций. Изначально Василию хотелось просто довести бандитов до недееспособного состояния, а там можно было и раствориться в многомиллионной столице без следа, но, спонтанно уже убив троих и серьёзно изувечив ещё двоих, он автоматически стал уголовно наказуемым преступником, превысившим пределы необходимой самообороны. Словно можно в таких ситуациях тарировать свои усилия и стихийную энергию, заложенную в тебя Природой…

— Я вас просил, ребята… — сказал Василий виноватым тоном, оглядываясь по тёмным сторонам, которые могли прятать случайных свидетелей. — Я вас даже предупреждал…

Он вытянул в сторону второго, оставшегося во временно живых, обе руки, и дал короткий посыл средней мощности…

Этого вполне хватило. Из глаз парня как-то разом пропал ужас и вообще всё, и Василий почувствовал, что тот послушно перестал дышать… Он посмотрел на допивающего остатки Жизни четвёртого, но повторный Импульс достал и до него тоже, поставив окончательную точку во всей этой стихийной истории с незапланированным концом…

Всё, пора было уходить отсюда, пока не появились посторонние и наблюдательные. Через какое-то время трупы обнаружат, полиция будет совершенно ошарашена странным и мистическим совпадением места, события и времени смерти сразу пятерых, на вид вполне здоровых славян. Никаких посторонних, наводящих на вменяемые версии следов, они здесь не обнаружат, а про свои шаманские корни Василий никому и никогда не рассказывал. Это была ЕГО Тайна, которая больше никого не касалась.

Он нагнулся, чтобы забрать свой пакет с о ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→