Небесные драконы: Небесный Вейр

Энн и Тодд Маккефри

НЕБЕСНЫЕ ДРАКОНЫ

Благодарности

Обычно я настаиваю на том, чтобы благодарности размещали в конце книги. Я считаю, что, подобно титрам фильма, им место в конце — это, как выход на поклон в конце пьесы или другого представления, где тех, кто сделал всё это возможным, называют и чествуют.

К сожалению, обстоятельства этой книги не совсем обычные.

Для некоторых из вас — и для меня тоже! — эта новость будет шоком. После того, как мы закончили эту книгу, но еще до того, как она была подписана к печати, моя мать, Энн Маккефри, ушла. Ей было восемьдесят пять, она умерла «в объятиях красивого мужчины» (ее зятя Джеффри), она умерла у себя дома, быстро.

Итак, во-первых, позвольте мне поблагодарить Энн Маккефри за её блестящую работу в качестве автора, матери, повара, наездницы, друга известных певцов, космонавтов, и всех остальных.

Выступая от ее имени, а также от своего собственного, я хотел бы также поблагодарить нашего редактора в «Del Rey», Шелли Шапиро, за все её выдающиеся усилия на протяжении столь многих десятилетий, что их невозможно сосчитать, приложенные к тому, чтобы Всадники Перна® продолжали жить. Она последовала храбро по стопам Бетти из «Ballantine» и Джуди-Линн из «Del Rey» и никогда не прекращала подталкивать нас на создание самых лучших книг, на которые мы были способны.

Кроме того, Марта Трахтенберг выполняла техническое редактирование на протяжении многих лет, точно выдерживая наши тиражи, задавая важные вопросы и делая блестящие предложения.

Я также хотел бы поблагодарить Джудит Уэлш из «Transworld Publishers» — нашего издателя в Великобритании — за её поддержку этой и всех остальных книг, которые мы публиковали вместе.

Диана Тайлер, литературный агент мамы, была оплотом поддержки всё это очень трудное время, как и мой агент, Дональд Маас. Спасибо вам обоим.

Долголетнее и мирное существование Энн Маккефри не было бы возможным без любви, заботы и поддержки её дочери и моей сестры — Джорджэнн «Джиджи» Кеннеди. Она была другом во всём и продолжает это делать даже сейчас.

И, опять же, выступая от имени мамы, мы хотели бы поблагодарить всех вас за то, что вы были вместе с нами в этом удивительном месте, которое называется Перн.

Книга первая

Небесный Вейр

Глава 1

Темный Сон в Голубом

Всё было не так, как в действительности.

Во-первых, обе луны не светили в небе: Белиор и Тимор зашли давно, и уже было раннее утро. Но здесь, сейчас, в её сне, луны заливали равнину своим странным светом и неправильными двойными тенями.

Во сне она могла видеть даже под землей. Она видела туннели и норы, в которых кипела жизнь, и шестиногие, скользкие туннельные змеи пробивали путь к своей добыче — драконьим яйцам, лежавшим на песке, в своих постелях, которые не были так безопасны, как думали их защитники. Драконьи яйца, которые были надеждой Перна.

Ей хотелось закричать, предупредить всех об опасности, но она была всего лишь призраком, стоявшим в ужасе над своим спящим телом.

Высоко в ночном небе Алая звезда злобно мерцала где-то далеко за двумя бледными лунами. Когда Алая звезда приблизится, Нити начнут падать.

Нити. Ненасытные, всепоглощающие. Их прикосновение прожигает плоть и одежду, даже прочную шкуру дракона. Они могут полностью уничтожить жизнь в цветущей долине за день. Если с ними не бороться, они истребят всю жизнь на Перне. Их может убить только вода, холод, и огненное дыхание дракона.

Без драконов, которые должны были выйти из этих яиц, оставалось слишком мало драконов, чтобы защитить мир от Нитей.

Даже во сне Ксинна чувствовала, что её синий дракон Тазит' слышит её мысли и пытается следовать за её чувствами. Она повернулась туда, где он лежал, распластавшись рядом и улыбнулась. Она была первой женщиной-всадницей синего дракона за всю историю, и, когда смотрела на него, её сердце наполнялось любовью и гордостью.

Коричневые и бронзовые драконы всегда избирали мужчин своими всадниками, так же, как золотые королевы выбирали женщин-всадниц. По традиции, синие и зеленые драконы также имели только всадников-мужчин. Но времена изменились.

Пришла болезнь — болезнь, убивающая драконов. Их стало меньше на сотни, несмотря на то, что во время Первого Падения нового Третьего Прохождения были необходимы драконы, чтобы летать и своим пламенем защищать Перн. Только благодаря необычным способностям Лораны было найдено лекарство, созданное в беспрецедентном межвременном сотрудничестве с первыми колонистами. Ценой успеха Лораны была жизнь её собственной королевы.

Когда умирает дракон… «Душа словно рвётся на части». Мысль была настолько ужасна, что Ксинна всхлипнула. Она повернулась, с удивлением глядя на спящую себя, всхлипывающую во сне, и затем…

Она проснулась, дрожа.

— С тобой всё в порядке? — сонно спросила Тария. — Тебе приснился кошмар.

— Всё нормально, — ответила Ксинна.

Тария обняла ее и притянула к себе, — Ты замёрзла.

— Просто приснился плохой сон.

А утром яйца были уничтожены. Их разбитые остатки были сброшены в море, пустые. Только двадцать три из двухсот пятидесяти трех яиц проклюнулись, остальные были разбиты, а их содержимое съедено туннельными змеями, скрывающимися под землей.

Этого никогда бы не произошло в высоких скалистых Вейрах, где драконы жили обычно, но здесь, на неизведанные равнинах Восточного острова, земля была слишком мягкой, добыча — слишком легкой, а туннельные змеи были слишком жадными.

Солнце успело нагреть её, пока она осматривала теперь уже пустую равнину, но Ксинна вздрогнула, словно от холода, снова вспомнив кладку за кладкой безжизненных, мертвых яиц, птенцов, чьи тельца были изуродованы прожорливыми туннельными змеями. Она вспомнила отчаянный бой, вопли, крики агонии, и мало — очень, очень мало — побед в этой неравной битве.

Она повернулась, когда маленький дракончик издал жалобный крик, на который мгновенно ответил утешающий голос. Квинт'а, единственная зеленая в этом выводке, была сильно искалечена туннельными змеями, прежде чем к ней пришел на помощь Джериз — теперь уже Дж’риз, когда Запечатлил своего дракона.

— Всё хорошо, шшш, малышка, всё будет хорошо! — успокоила дракона и всадника белокурая Бекка. Она была маленькой и юной для целителя, но она восполнила отсутствие роста и возраста яростной решимостью и упрямым стремлением не потерять ни одного из своих подопечных. Ее мать была акушеркой, а отец был всадником, пока болезнь драконов не отняла у него синего Серт'а.

И если все они оказались здесь и сейчас, благодаря Лоране, то именно отец Дж’риза, Тенниз направил её на этот путь. Тенниз был одним из немногих торговцев, рожденных с даром предвидения — странным даром, позволяющим видеть картинки из будущего. С помощью своего Дара Тенниз узнал Лорану и указал ей путь, который привел её и всех остальных на много Оборотов в прошлое, к лежавшему на востоке одному из двух огромных островов — невысоких частей суши, так и оставшихся нетронутыми человеком на протяжение сотен Оборотов.

Дж’риз не обладал даром предвидения, он перешёл к его младшей сестре, Джиране. Десять Оборотов было необычно рано для того, чтобы Дар проявился, но эта взрослая ответственность не мешала Джиране быть чрезвычайно отзывчивым и нежным ребенком. Ксинна любила их обоих, как старшая сестра, и страшная участь зеленого дракончика Дж’риза, Ксинт'ы, разрывала её сердце.

Несмотря на успокаивающие слова Бекки, Ксинна не могла вспомнить, чтобы дракон, получивший такие сильные травмы, выжил. Она боялась, что Дж’риз может побыть всадником меньше, чем семидневку.

Ах, если бы не это нападение туннельных змей! Ну, зачем Тенниз, имея такой Дар, послал Лорану и всех остальных сюда, раз это не помогло возродить Вейры Перна?

А теперь Ксинне оставалось лишь бродить по опустевшему огромному лагерю, мучая себя вопросами, когда и как все они вернутся в настоящее, в Третий Оборот, и продолжат свою безнадежную борьбу с Нитями.

— У нас мало еды, — сказала Тария Ксинне позже этим утром, повысив голос, чтобы перекрыть писк дракончиков.

— Нужно отправить отряд, чтобы собрать хоть немного животных, — сказала Ксинна. Нападение туннельных змей и натиск Мяучел разрушили ограждение вокруг загона для животных, и те, которые не были убиты, убежали.

— Кого? — спросила Тария, оглядываясь по сторонам. Ксинна тут же поняла смысл её вопроса — из всех драконов, находившихся в лагере, только её Тазит' и Корант'а Тарии были достаточно взрослыми, чтобы летать.

— Нужно было оставить больше людей для охраны, — пробормотала Ксинна себе под нос. Она знала, что Предводитель T'мар планировал отправить группу обратно к ним, как только всадники обустроятся заново в Телгар Вейре. Никто не ожидал, что в Промежутке завяжется этот странный узел, захвативший и возвращающихся всадников Восточного Вейра, и пропавших, считавшихся погибшими, всадников во главе со старым Предводителем Вейра, Д'ганом.

Узел был разорван только после того, как Госпожа Фиона прыгнула со своей королевы Талент'ы в пустоту Промежутка, отправив Талент'у назад, к Лоране. И именно Лорана придумала, как сломать ловушку и освободить захваченных всадников — старых и новых, но, занятые последующими событиями, никто не подумал усилить тех, кто оставался с Ксинной.

Она пожала плечами, — Думаю, это всё упадёт на нас с тобой.

— Если бы у нас был Ж'пер или Ж'керан, — начала с надеждой Тария.

— У нас их нет, — Ксинна оборвала её раздраженно ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→