Хрупкие плечи

Хрупкие Плечи

Жизнь такой автор,

с которым человеку, при всем желании, не сравниться.

Лида

По старенькой асфальтированной дороге среди полей и лесопосадок ехал, громко громыхая на колдобинах, грузовик с прицепом, груженный разнообразными вещами под самый верх. Торчащие ножки столов, стульев и прочая утварь четко давали понять - кто-то куда-то переезжает. В кабине грузовика сидели трое: седовласый коренастый мужчина-водитель, молодой русоволосый парень спортивного телосложения и его жена - улыбчивая худенькая темноволосая девушка. Несмотря на длительную дорогу, на лицах у всех были улыбки, а шутки и разговоры не стихали всю дорогу.

- О, дичь!- вдруг рассмеялся молодой мужчина, отвлекаясь от обсуждения очередной темы и указывая на зайца-русака, выскочившего на дорогу и несущегося во всю прыть перед машиной.

- Куда?! Я тебя уже присмотрел на ужин! - возмутился со смехом водитель, когда косой, спустя пару минут бешеного бега таки сообразил запрыгнуть в кусты у обочины, мелькнув светлым пушистым хвостом.

- Хищники… Обойдетесь. У зверушки явно другие планы - хмыкнула весело девушка. Тем более, что дома Вас ждет шашлык, - рассмеялась она, глядя на обиженное лицо водителя,- сами же рассказывали.

-Не, ну я бы и этому нашел место в холодильнике - рассмеялся в ответ водитель,– А то только хвостом помахал - и в кусты.

- Михалыч, тогда нужно было догнать, немного притормозить и хватать за уши прямо из кабины,- рассмеялась девушка, - а не пытаться его задавить.

- О, Лида, мы уже почти приехали - улыбнулся в пушистые усы муж девушки, отведя взгляд от кустов, в которых скрылась дичь, рассматривая показавшийся с холмика незамысловатый дорожный указатель и виднеющееся за ним довольно большое село.

- Да, Олег, похоже – обрадовалась девушка, увидев приближающееся место назначения. - Что, Кукла, умаялась? Скоро выпустим вас с Муркой на свежий воздух - произнесла она, уже обращаясь к чинно сидящей у нее «в ногах» небольшой собачонке и скрутившейся клубочком на руках полосатой кошке, любопытно приподнявшей усатую мордочку.

- Ты смотри, словно понимают! Не, ну надо же, какие они у вас дрессированные! Так тихо просидели всю дорогу, что я про них почти забыл! – удивленно хмыкнул водитель, поглядывая на примерных животных, которых сначала категорически не хотел пускать в кабину, мотивируя тем, что «загадят же все, а не дай Бог чего испугаются - так вообще, лови бешеную тварь по всей кабине…»

- Я же говорила, что ручаюсь за них – довольно улыбнулась Лида, вспомнив, скольких трудов стоило ей уговорить Ивана Михайловича, довольно грозного и сурового, на первый взгляд, мужичка разрешить ей везти питомцев в кабине.

-Да, с животными Лида умеет договариваться. Она при желании и дикого кабана, наверное, уговорила б тихо сидеть и прикинуться ковриком – улыбнулся муж девушки.

- Не преувеличивай - рассмеялась Лида, переводя взгляд на открывшееся их глазам довольно большое село - их новое место жительства. Смотрелось оно весьма симпатично и цивилизованно, особенно после маленького, затерянного в лесах Харьковской области, лесничества на десяток дворов. Одна дорога чего стоит - новенький асфальт, это вам не разбитая, раскисающая каждую осень и весну до состояния «не проедешь, не пройдешь» глиняно-песчаная «грунтовка» … По такой только на их мотоцикле, «Туле», и проедешь, ну или на тракторе… Здесь же гладенький асфальт, побеленные бордюры, заправка на въезде в село, цветники, ровненько посаженные вдоль дорог стройные молодые тополя, видневшееся вдалеке колесо обозрения, аккуратные домики, убранные огороды … Их новый дом… Как здесь все будет?

Вообще, 1988 год стал для Лиды годом очередной смены места жительства. Брянск, Ростов, Изюм и, вот теперь, это село в Донецкой области, председатель которого пригласил ее на должность агронома-цветовода. Предоставили жилье – квартиру в доме на два хозяина с собственным двором и огородом. Обещали обеспечить работой мужа… Любимого мужа, который после их выпуска из института как перекати-поле сменял места жительства, таская за собой жену и ребенка. И вроде не военный, а озеленитель, лесник, которому полагается быть вполне оседлым и привязанным к своему объекту озеленения, но нет - места работы у него сменялись минимум раз в год. И муж, подхватив жену и дочку, уговорив молочными реками и кисельными берегами на новом месте, снова устремлялся вдаль… Устремлялись-то в светлую вдаль, но оказывались… То в съёмном мини - домике (шаг в длину, два в ширину) на окраине города, то в каком-нибудь глухом лесничестве. И, что факт, каждое новое место жительства все более невыгодно отличалось от предыдущего. Тенденция немного пугала… А, вообще, похоже, Лиде достался в мужья лесник-кочевник - новый вид, чтоб его…

В этот раз вопреки сложившейся традиции, инициатором переезда выступила она, махнув рукой на свою скромную должность при муже (что поделаешь, при одинаковом образовании предпочтение в должностях отдают мужчине) и надеясь увести мужа из-под удара. Олег работал руководителем, однако был с подчиненными мягок и добродушен, старался просто, по-дружески, договориться со всеми, вместо того, чтобы жестко требовать. В результате собственные подчиненные стали его подставлять, втихомолку разбазаривая лес и прикрываясь его именем. В лицо улыбались, а за спиной хихикали и наживались, отвечая на все вопросы – «лесник сказал»… Обидно… А ответственность-то ему нести…

А еще Лиде все же хотелось остановиться, осесть, и, желательно, не в глухом лесничестве, где до ближайшего транспорта - электрички, пять километров лесом. Это конечно красиво, экологично и вообще замечательно, но не тогда, когда в семье есть маленький ребенок, а садик и ближайшая больница за двадцать километров… Да она чуть не поседела, когда у ребенка реакция манту была положительная! И вообще молодой женщине хотелось иметь свой дом, а не съёмную квартиру в лесу у кикиморы на куличках, свой двор, в который не забредают лесные жители, перепутав его со своими владениями, огород, который по весне, когда пора садить картошку, не превращается в озеро из-за разлива Северского Донца. Лида хотела иметь возможность строить какие-то планы на будущее, иметь возможность обеспечить хоть минимальным бытом дочку. Именно поэтому в этот раз переезд устроила и организовала она. И, нужно отметить, получилось у нее очень даже неплохо. Точно лучше, чем в прошлые разы у мужа.

Они приехали на новое место жительства солнечным сентябрьским вечером на «КАМАЗе» с прицепом. Машину для перевозки вещей ей выделил председатель колхоза, в котором она устроилась на работу. В грузовике с прицепом были аккуратно сложены (хоть на первый взгляд так и не выглядело) и закреплены: мебель, посуда, разная утварь, личные вещи, сосновые дрова. Также, к дровам в прицеп были втиснуты десяток овец, куры. Остальная живность в составе кошки и маленькой собаки приехали в кабине грузовика вместе с хозяевами. Дом, в котором им предстояло поселиться, находился на прямой, не так давно построенной улице, состоящей из новеньких одинаковых строений. Лида его уже видела, когда впервые приезжала осматривать возможное место жительства. Ей понравилось. В доме, а точнее квартире в одноэтажном доме на два хозяина, были большие окна и высокие потолки, печное отопление и водопроводный кран во дворе. Также во дворе были построенные из шлакоблока капитальная летняя кухня и сарай, также - на два хозяина. Ворота отсутствовали, но в наличии был забор со стороны улицы и от соседей, а также металлические столбики для ворот и калитки. Ворота председатель обещал выписать в счет зарплаты. Двор был даже частично заасфальтирован! Буквально через несколько дворов село заканчивалось выходом на бескрайнее поле с виднеющейся вдалеке прозрачной посадкой из посаженных в этом году молодых березок.

Пятилетняя дочка в обнимку с кошкой бродила с восторженными глазами по еще пустым, просторным побеленным помещениям, рассматривая свой будущий дом, пока сама Лида, разгружая вещи, прикидывала, что и где будет расположено. Вот здесь можно соорудить сарай для овечек, там - посадить сад, здесь - разбить клумбу с розами, а там - посадить несколько плодовых кустарников, там вишни будут, а здесь яблоня… И, кстати, нужно будет припахать сестру или отца что-то нарисовать на стене дома у входа. На их предыдущем доме были нарисованы красивые белые аисты – достопримечательность практически всего лесничества… Дом должен быть красивым и оригинальным! Это ж ее дом!

Заскочив в помещение с очередной сумкой вещей, Лида невольно засмотрелась в одно из двух огромных окон кухни – вид из них открывался просто замечательный. Огород, на который выходили окна, упирался в бескрайние зеленые поля, вдалеке разделенные лиственными лесополосами, и уходящие в бездонное небо, где кружили птицы… Такой простор… И она сейчас чувствовала себя как птица, вырвавшаяся в безоблачное, бескрайнее небо… Новый просторный дом, с высокими потолками и большими окнами (ее мечта после крохотных окошек и низких потолков предыдущих квартир, от которых чувствуешь себя не человеком, а каким-то подземным зверьком), новая работа, новое место жительства, новые люди… Ворох планов и светлых надежд. Ветер в крыльях и яркое солнце… Прямо как те степные чайки, летящие вдаль… В спину Лиде словно дыхнуло теплым ветром, подталкивая взлететь. Она удивленно обернулась. Вроде неоткуда… Хм, наверное, форточка открылась от хлопающей двери, из-за постоянного хождения туда-сюда людей, разгружающих вещи. Настроение было замечательное.

- Лида, куда кровать Русланы ставим?- послышался голос мужа. В комнату зашел, держа в руках перевязанную «бечёвкой» деревянную разобранную детскую кроватку, Олег. Этот высокий широкоплечий зеленоглазый парень с открыт ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→