Пленница. В оковах магии

Оглавление

Пленница. В оковах магии

Оглавление

АННОТАЦИЯ

ГЛАВА 1. Источник

ГЛАВА 2. Эликсир

ГЛАВА 3. Связь

ГЛАВА 4. Попытка

ГЛАВА 5. Помощь

ГЛАВА 6. Сводня

ГЛАВА 7. Цель

ГЛАВА 8. Помощница

ГЛАВА 9. Вторая попытка

ГЛАВА 10. Любопытство

ГЛАВА 11. Приготовления

ГЛАВА 12. Бал

ГЛАВА 13. Желание

ГЛАВА 14. Виеры и аристократы

ГЛАВА 15. Поединок

ГЛАВА 16. Последняя встреча

ГЛАВА 17. Жизнь

ГЛАВА 18. Шаг

ГЛАВА 19. Обещания и желания

ГЛАВА 20. Цветок

ГЛАВА 21. Свадьба

ГЛАВА 22. Когда все узнали

ЭПИЛОГ

Пленница. В оковах магии

Марьяна Сурикова

АННОТАЦИЯ

Даже собственная магическая сила не в состоянии спасти, когда в игру вступают чувства, когда презрение к той, кто ниже по происхождению, вдруг оборачивается губительной одержимостью. Аристократ и плебейка, ректор с сильнейшим магическим даром и обыкновенная целительница, чья сила лишь в том, чтобы спасать жизни других людей. Говорят, любовь не купишь, но что, если простая магическая привязка вдруг оборачивается неконтролируемой страстью? И как быть, когда разум и взаимная ненависть оказываются слабее связавших уз?

ГЛАВА 1. Источник

Зор поднялся по ступенькам старого особняка, вошел в мрачный холл и скинул плащ на руки подбежавшему слуге. Второй в это время принял тяжелый ректорский медальон на длинной золотой цепи, отнес на положенное место в стеклянном шкафу, запер и повесил ключ себе на шею. Да, все слуги в этом доме знали, что при малейшем несоблюдении правил, отклонении от определенных действий, неповиновении последует наказание. Какое? Зависит от тяжести проступка.

Ректор одной из самых старинных академий Амадина неспешно направился вверх по ступенькам. Пока его прислужники смотрели вослед, он шёл, распрямив плечи и держа ровно спину.

Эта проклятая усталость будто въелась в его вены, день ото дня груз её становился тяжелее. Только маленькая пленница могла помочь ему в такие моменты, только рядом с ней удавалось вдохнуть полной грудью. Как же он ненавидел стремительно бегущие годы. Именно теперь, когда за плечами опыт прожитых лет, отточенные до совершенства магические навыки и заслуженная слава, он день ото дня всё больше презирал свою жизнь. Пустота была в душе, пустота и жгущая изнутри искра противного, мерзкого и отчаянного желания, притушить которую не хватало всей его магии.

Он вошёл в её комнату, привычно опустился в ждущее только его прихода кресло и посмотрел на сидящую на кровати изящную фигурку. Девушка обхватила колени руками и смотрела в окно знакомым отрешённым взглядом. Тонкая, хрупкая, почти ненастоящая, почти... но его ладони слишком хорошо помнили жар её кожи и этот невесомый шёлк густых мягких волос. Зор прикрыл глаза, прогоняя наваждение.

— Бэла, — его голос резко прозвучал в тишине, — иди сюда.

Едва слышный тихий вздох, и послышался звук лёгких шагов. Послушно и равнодушно она подошла, протягивая к нему руки.

Прохладные ладони коснулись лба, по телу потекли живительные потоки чужой, но ставшей уже знакомой энергии. Расслаблялись мышцы, силой наливались мускулы, грудь расправлялась и кислород наполнял каждую клетку. Под тонкими пальцами разглаживались морщины на лбу, волосы, напоминавшие тусклые нити выбеленной пряжи, приобретали свой естественный блеск, становясь похожими на густой мех белоснежного барса. Зор вздохнул, открыл глаза, отстранился от тонких рук, и Бэла послушно опустила ладони. Он окинул взглядом опустившиеся худенькие плечи, устало поникшую голову. Сегодня потребовалось слишком много энергии. Еще днем его вызвал к себе король и дал на редкость трудное задание, с которым Зор справился, но Бэле сейчас пришлось восполнить все его энергетические затраты.

— Иди.

Девушка отвернулась к кровати, длинные волосы взлетели, коснувшись пушистым кончиком его руки, и Зор поморщился от досады, потому что руки напряглись сами собой, схватив помимо его воли густую косу, а девушка тихонько вскрикнула, резко затормозив. С трудом разжал собственную ладонь. Его тело не подчиняется ему. Больше всего сейчас хотелось не отпускать, а намотать косу на руку, притягивая девушку ближе, стиснуть ладонями тонкую талию и попробовать на вкус её почти прозрачную мраморную кожу.

Громко хлопнув дверью, Зор вышел в коридор и прошагал в свою комнату, скинул рубашку, остановился перед большим зеркалом. Скоро, совсем скоро ему исполнится триста шестьдесят лет, а он не выглядел даже на сорок по меркам тех простолюдинов, чья магия уснула сразу после рождения, потому что никто и не думал её развивать. Дар требовал ежедневного кропотливого труда, зато магическая сила дарила долголетие.

Ректор прислонился лбом к холодной поверхности, усмиряя жар, вновь прокатившийся по напрягшимся мышцам. Да, он не выглядел как старик и не чувствовал себя таковым, когда она находилась рядом.

Следовало найти другую целительницу или лучше целителя, но сделать это теперь сложнее, намного сложнее, чем раньше. А еще у него появился некий могущественный враг. Кто он, ректор не знал, но чувствовал, что этот тайный недоброжелатель узнает о его планах едва ли не раньше самого Зора. Сколько замечательных идей так и не было воплощено в жизнь по, казалось бы, случайному стечению обстоятельств. Но не быть ему аристократом, если он не отыщет этого мерзавца!

Зор опустился на кровать, разглядывая тяжелый бархатный балдахин над головой. Зря он польстился на самую сильную из всех, но ему и в голову не могло прийти, какая проблема встанет перед ним спустя время. Красивое личико, красивое тело, он даже не обратил на это внимания, ведь она была плебейкой по рождению, обычной безродной виеркой. Зор прижал ладони к вискам, сдавливая голову, вспоминая, как в первый раз увидел лучшую ученицу Школы целителей.

— Это она, вон та девушка.

— Рыжеволосая?

— Да.

— Семья есть? Насколько сложно выкрасть её?

— Мать и брат, отца нет. Живут небогато. Выкрасть сможем, главное, потом спрятать получше.

— Не беспокойся, если она попадет ко мне, никто не сможет забрать ее обратно. Как ее имя?

— Бэла Хингис.

— Через неделю я придумаю план и поставлю тебя в известность.

— Буду ждать.

Зор наблюдал, прислонившись к углу здания, как смеющаяся девушка в компании подруги вышла за ворота Школы целителей. Он бросил взгляд на толпу, привлеченную перепалкой двух магов. Между возмущенными спорщиками то и дело проскакивали в воздухе голубоватые искры.

Они пытались выяснить, по чьей вине вдруг перестали отзываться эсканилоры . Маги обвиняли друг друга, говорили что-то о взаимоисключающих потоках, о невозможности одновременного использования разнополюсных магических вещиц и собрали вокруг себя немало зевак. Ректор старейшей академии королевства едва заметно повел рукой, подавая знак одному из своих верных вышколенных слуг.

Натянув капюшон плаща пониже, тот быстро пошел вниз по улице, а по дороге словно ненароком натолкнулся на девушек. Споткнулся, сбил с ног подругу рыжеволосой целительницы и рассыпался в извинениях.

Зор неспешно направился в сторону беседующих людей, он остановился за спиной Бэлы Хингис как раз в тот момент, когда слуга запустил руку в карман, а потом швырнул в лицо ничего не подозревающей подруги серебристый порошок. Девушка схватилась руками за шею, Бэла вскрикнула, вскинула засиявшие целительской магией ладони, и руки мага за ее спиной сомкнулись на тонких запястьях. Волна жара пробежала по коже, и защитные браслеты упали на землю. Вместо яркого солнечного дня перед глазами девушки наступила темнота.

Подъехавшая карета заслонила их от взглядов собравшейся на другой стороне улицы толпы. Люди, отвлеченные иным зрелищем, и не заметили, как маг подхватил потерявшую сознание девушку и быстро внес в карету, а слуга прыгнул следом.

Всё произошло так стремительно, что остальные учащиеся целительской школы даже не успели выйти за ворота. Именно Бэле с подругой, успешно справившимся с заданием, преподаватель позволил покинуть практическое занятие на пять минут раньше остальных. Удивительно, но сегодня всегда строгий и ворчливый господин Сальторес похвалил обеих учениц и милостиво разрешил отправляться домой до финального звонка.

Когда несколько минут спустя студенты потянулись на улицу, то, к собственному изумлению, заметили на тротуаре бесчувственную девушку, а вот вторую, рыжеволосую целительницу, они с тех пор больше не видели.

Очнувшись на широкой кровати в незнакомой комнате, Бэла тревожно огляделась вокруг и вздрогнула, увидев в кресле напротив незнакомого мужчину. Беловолосый маг откинулся на высокую спинку, непринужденно разглядывая очнувшуюся целительницу.

«Аристократ!» — гулким гонгом прозвучало в голове Бэлы, и именно это осознание заставило сердце забиться тревожней. Целительница никогда не имела дела с аристократами, но подобная манера держаться не была свойственна ни одному из знакомых девушке виеров. Ровная спина, изящные, но не тонкие руки, расслабленно лежащие на подлокотниках, длинные пальцы, сжимавшие полупрозрачную белую трость. Гордая посадка головы и взгляд, взгляд человека, абсолютно уверенного в том, что каждое его пожелание будет исполнено.

Девушка сжалась под этим пронизывающим взором, безотчётно подтянула колени к груди и обхватила их руками. Подрагивающие пальчики скомкали подол темно-синего платья. Где она оказалась?

— Кто вы? — голос дрогнул, и целительница крепче стиснула кулаки.

— Меня зовут Зор Анделино, слышала это имя?

Бэла кивнула, но тревога не улеглась, а превратилась в настоящий бушующий в душе ураган. Ан ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→