Темный лорд

Темный лорд

Андромеда Северова

Глава 1

Холодный утренний свет лился призрачным потоком через равнодушный оконный проём, едва освещая большую комнату с аскетичной обстановкой. Огромный сундук, окованный железными пластинами, стол у окна со стулом без изысков, тяжёлый табурет с тазом ледяной воды на нём, у остывающего камина. Хотя, кто бы поклялся, что принесли её теплой.

Широкая массивная кровать с балдахином тонула в полумраке. Серый свет хмурого утра едва-едва доходил до неё, и дальше растворялся в густых тенях. На кровати, застеленной шкурой, под тяжёлым меховым одеялом смутно угадывалось маленькое хрупкое тело. То ли девочки, то ли женщины. Бледное восковое лицо с тёмными кругами под глазами, с посиневшими, чуть припухлыми губами.

Со скрипом открылась дверь. К кровати подошли сухонький старик и низенькая полная женщина в чепце.

Цепкой тёплой рукой он взялся за хрупкое холодное запястье. Женщина рядом приложила пухленькие ручки к обширной груди и с надеждой посмотрела на лекаря.

— Отмучилась, — наконец, отмер он. — Пойдёмте, надо приготовить леди Сесилию в последний путь.

Женщина судорожно всхлипнула, и по круглым щекам заструились слёзы. Только они подошли к двери, за их спинами раздался вздох. Чуть слышный, как дуновение ветерка, но неожиданно громкий в предутренней тишине.

Оба испуганно вздрогнули и остановились. Через мгновение женщина в ужасе прижалась к старику. С трудом удержавший равновесие, лекарь даже не обратил внимания на это недопустимое движение. Он весь подобрался и замер.

Раздался ещё один вздох, и женщина, бывшая минуту назад мёртвой, села в кровати и завозилась, кряхтя и бормоча что-то под нос.

Няня вскрикнула и попыталась выбежать из комнаты. Старик оказался проворнее. Он схватил её за руку и дернул обратно.

— Придите в себя! Мы нужны леди.

— Но Вы только что сказали, что она мертва!

— Чего ты хочешь от старика? В комнате темно, холодно, леди замёрзла. Коснувшись её холодной руки, решил, что она умерла. К счастью, я ошибся.

— Конечно! Я так рада, что жива моя девочка! — она говорила скороговоркой, пытаясь убедить себя в том, что и ей показалось, что женщина была определённо мертва.

— Пусть приготовят горячий бульон и воду, — старик с трудом сглотнул вязкую слюну, стараясь не выдать свой ужас. Он пытался казаться спокойным. — Для начала разожгите камин и зажгите побольше свечей.

Очухавшись окончательно, няня проворно подбежала к камину. Побросала на еле тлевшие угли щепок. Когда они занялись огнём, положила сверху дрова. На несколько секунд исчезнув за неприметной дверью, вернулась с желтоватыми цилиндрами свеч.

Вскоре в комнате стало светлей и уютнее. Весёлое потрескивание дров и живой огонь свечей вдохнули жизнь в мрачную обстановку.

За это время лекарь осмотрел пациентку. Затем, присев на подтянутый к кровати стул, внимательно уставился на девушку.

А та с недоверием и удивлением осматривалась вокруг. По мере осознавания происходящего её глаза становились всё больше, и в них заплескалась паника.

— Иди, распорядись насчёт ванны и бульона, — не поворачиваясь, отдал он приказ няне. Подождав, когда она покинет комнату, он обратился к девушке:

— А теперь поговорим с Вами. Вы кто?

До того момента, как я открыла глаза в тёмной спальне средневекового замка, моя жизнь была самой обычной.

Только что после института, ещё в интернатуре, которую проходила в больнице скорой медицинской помощи. Ещё неделя — и я стала бы полноправным врачом. Мне и место нашлось. Наш куратор решил дать мне шанс начать врачебную деятельность под его руководством. Но у меня были другие планы.

Честно говоря, город меня не привлекал. Я ещё на первом курсе решила вернуться в свой посёлок. Это же здорово, когда ты можешь помогать там, где в тебе реально нуждаются.

Я себя представляла этаким умудрённым годами врачом, через много лет идущей по улице, где все меня узнают и уважают.

Попыталась как-то озвучить свои мечты, и пожалела. Меня приняли за слабоумную. Кто же отказывается от энергичного, кипящего жизнью, города, сменив его на унылую провинцию?

И парень у меня есть. Вернее, был. Я не любила его, просто нравился. Красивый, умный и обеспеченный. Теперь я рада, что не перешла черту, доверившись ему. Всё время держал внутренний тормоз. Глаза у него были пустыми. Совсем недавно мы расстались.

Банальная история. Он встречался одновременно со мной и медсестрой из хирургического отделения. Полногрудая блондинка с аппетитной попой. И чего я так разнервничалась, когда их увидела? Сама не понимаю. Не было ни обидно, ни больно. Всё равно я для себя уже решила с ним порвать. Просто смутилась, и стало неловко.

Я стояла у обочины и ловила такси, когда он догнал меня и окликнул. Не хотелось лжи. Ничего лучшего я не сделала, как броситься через дорогу, пытаясь уйти подальше.

Ласточкой летящая машина врезалась в меня со всей мощью своих сотен лошадиных сил. Онемевшее тело подбросило. Оно пролетело несколько метров и вдавилось в асфальт. Взорвавшаяся атомным взрывом боль поглотила сознание.

С леденящим душу ужасом я бродила в темноте, которая клубилась и ластилась. Не знаю, как долго. Но отчётливо помню, что меня вдруг затопила обида на судьбу, на жизнь. Мало, что выросла сиротой. Мало, что я перебивалась, как могла, чтобы не пасть на колени и не сдаться. Теперь, когда я всего добилась и только начала жить, я умерла. Это я точно знала.

— Говорят, что на долю человека выпадает столько испытаний, сколько он может вытерпеть. Не думаю, что это правда. А если и так, то должно быть что-то или кто-то, ради кого стоит бороться за жизнь. А мне и этой возможности не дали. Почему?

Со всех сторон тьма обступила меня, зашептала, зашуршала. И враз отступила.

Слабый свет серыми сумерками разлился вокруг, и я увидела светлую дорожку. На тона два светлее. Я пошла по ней, сначала медленно, потом всё быстрее, пока не помчалась со скоростью выпущенной пули. Страх, что меня догонит тьма, подгонял.

Вдруг из-под ног исчезла твердь, и я полетела вниз. Удар — и очнулась.

Глава 2

— А теперь, поговорим с Вами. Вы кто?

Растерянная и напуганная, я оглядывалась вокруг. Когда услышала голос, непроизвольно дёрнулась и сконцентрировалась на странном субъекте, напоминающем доктора Айболита. Только этот был суше и более хмур, чем добродушный персонаж из сказки.

— Я? Елена.

Этот голос не мог принадлежать мне. С небольшой хрипотцой, что неудивительно при болезненном спазме в горле, и удивительно нежный. Я непроизвольно схватилась за горло. Это зря. Потому что напугалась еще больше. Это была не моя шея и не мои руки.

Длинные кисти с худыми, почти прозрачными, пальцами на тонких ручках. Даже при их ущербности могла почувствовать, что шея длинная, а не короткая и мягкая, какой должна быть. Ощупала себя. Где моя грудь третьего размера? Полная, упругая. Это подобие, что я щупала, еле тянула на второй, притом, что сдулась, как шарик. А грудная клетка? На ней сыграть можно, представив немыслимый инструмент какого-нибудь варварского племени. Рёбра спокойно можно пересчитать.

Этим я не успокоилась. Откинула невероятно тяжёлое одеяло. Поёжилась от холодного воздуха, но жаркий огонь в камине внушал оптимизм. Ноги — ничего себе, ровненькие такие, не то, что у меня — икс-образные. От полноты. Вернее, я налитая, а не полная. Ладно. Но тоже желали быть лучше. Ноги, имеется в виду.

— Над этим телом издевались? Есть не давали? Что же оно такое несчастное, словно девушка из концлагеря сбежала?

— Вы, наконец, скажете, кто Вы или что Вы такое? — вновь привлек моё внимание Айболит.

— Это не честно. Я Вам себя назвала. А Вы не назвались, да ещё и оскорбляете. Почему я — «что-то»? Я человек. Самый обыкновенный. Но, видимо, умерла и перенеслась не совсем туда, куда надо было.

— А куда Вы должны были переместиться?

— А куда мертвые уходят? На тот свет. Чтобы в ад попасть — я не грешила. По крайней мере, всеми силами людям помогала. В рай — не знаю даже. Это место на рай не похоже.

— Не скажу, что мне Вас жаль. Потому что Вы нужны нам. Но только, боюсь, это далеко не лучшее место, в которое Вы могли бы попасть. А если узнают, что в теле леди Сесилии поместилась чужая душа, Вас просто сочтут сумасшедшей.

— Что? — пискнула я.

— Поэтому, пока больше молчите и не принимайте необдуманных решений. Это очень опасно. Самый страшный человек для Вас — это няня, которая Вас знает. Леди Сесилию, я имею в виду. А другой, не менее страшный — Ваш муж. Но он настолько Вами пренебрегает, что ничего не узнает.

— Вы серьёзно?..

Договорить мне не дали. Услышав шаги за дверью, старик больно сжал мои пальцы. А я накинула одеяло и сползла вниз.

— Женщина, которая была со мной — Ваша няня. Хватит, думаю, сообразительности себя не выдать, — быстро проговорил он мне тихо. — Помогите леди принять ванну, напоите горячим бульоном, и спать. Сон сейчас — лучший лекарь, — это уже слугам.

Доктор строго вперился в меня, предупреждая о необдуманных шагах, а затем удалился.

Около камина была водружена ванна или корыто огромных размеров. Тяжёлая. Тащили два здоровенных амбала. Бойкие девушки в одинаковых платьях быстро наполнили её почти до краев.

Всё мое внимание было отдано пару над ванной. С каким наслаждением я погрузилась в эту воду! Обжигающе горячая вода только принесла облегчение зудящей коже. Снимая ночное платье, я обратила внимание на далеко не свежий запах моей одежды. Но тело-то моё. И за ним не ухаживали.

...
Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→