Горизонты

Somber

Фоллаут Эквестрия: Проект «Горизонты»

Том Пятый: Горизонты

Глава 1

Восприятие

«Я за тобой слежу»

Залы Стойла Девяносто Девять пахли не так, как я помнила: запах антисептических средств витал в углах комнат, под кроватями, и в шкафах. Но всё же, в Стойле вновь звучали живые голоса, живые и полные надежд. Новые жильцы занимались этим местом с таким упорством, которое могла дать только надежда. Сломанные лампы заменялись новыми, со стен соскребали грязь. Повреждённые системы были починены или заменены. Даже пятен крови почти не было видно.

Для переселенцев из Девяносто Шестого, имелось несколько главных отличий между жизнью взаперти в башне, и жизнью взаперти под землёй. Даже «переработка» не вызвала больших проблем с адаптацией, как только они, по большей части, приняли мантру, касающуюся еды в Девяносто Девятом. Самым заметным и важным изменением было то, что они больше не были под присмотром стражей-пегасов. Когда бы они ни захотели, они могли бы выйти за главную дверь, мимо Стальных Рейнджеров, к свежему воздуху и дождю. Если они хотели, они могли уйти, хотя никто так и не отважился удалиться от Стойла дальше, чем до Мегамарта. Всё же, несколько десятков квадратных футов под открытым небом, и попытки устроить сад внутри частокола, возведённого Рейнджерами… были драгоценными вещами.

Из окна в кабинете Смотрительницы, Рыцарь Крампетс смотрела на Атриум, и всех находящихся внутри, смеющихся и болтающих, пони.

— Сложно поверить, что несколько месяцев назад, здесь было пусто и мы рассматривали идею оставить это место. Теперь всё почти также, как и в Троттингеме. Не возьмусь утверждать, но мне кажется, что с момента нашего ухода оттуда моя броня не работала настолько хорошо, — сказала она, шевеля бронированным копытом. Отражение стоящей у окна золотисто-коричневой кобылы, выдавало миру её улыбку. — Нет никаких новостей с запада? — спросила она, посмотрев на нового Главу Безопасности Стойла Девяносто Девять.

Паладин Шугар Эппл Бомбс Стронгхуф изучил несколько бумаг на большом столе, пыхтя через свои густые светлые усы.

— Стойло Двадцать Шесть тоже не сможет послать нам ничего в этом месяце. Группировки, отложив на какое-то время свои разногласия в сторону, всё ещё расправляются с разбредшимися по всей округе остатками армии Красного Глаза.

— Они понимают, что вокруг нас сейчас находятся несколько армий, верно? — спросила Крампетс, медленно идя к нему, чтобы осмотреть карты, лежащие на столе. Карта Хуфа была помечена сотнями маленьких красных и зелёных крестиков.

— Армии, которые мало что делают, — сказал он, прищурив свои голубые глаза, и левитировал другой листок. — Легионы зебр просто стоят, где стояли, и ни чего не делают, а группа пони-сектантов, которые принимают к себе, кормят и вооружают беженцев не так опасны, как остатки сил Красного Глаза.

Крампетс вздохнула.

— Значит, Старейшины всё-ещё не считают Хуффингтон целью высокого приоритета?

— Разумеется — высокого, но не стоящего риска, пока что. Орден видит небольшую выгоду в развитии этого места, в то время как довольно многое необходимо урегулировать на западе. — Его светло-голубая магия левитировала свиток из кучи других листков.

— В этом свитке предполагается наш союз с Предвестниками, дающий нам доступ к технологиям в долине.

— Предвестники? — Крампетс поджала губу, как если бы учуяла что-то скверное.

— Они были врагами Блекджек.

— Но не нашими, — пробормотал он.

— Блекджек уже три месяца как объявлена мертвой. Стойло Двадцать Шесть рекомендует принять эту правду и начать работать над договорённостью. Как минимум, над нейтралитетом.

— Только не говори мне что ты, чёрт побери, рассматриваешь это предложение, — шокировано произнесла она.

Он закрыл глаза, положил свои могучие передние ноги на стол, и выдохнул, заставив свои усы трепыхаться.

— У них преимущество в количестве, но наша позиция безопасна. Кроме того, мне они не нравится. Вся эта идея с «единством для всех» прямо таки источает выгоду для кого-то, находящегося выше всех, как в том случае с Богиней. — Он кинул сообщение обратно на стол.

— Всё же, если они попытаются сделать что-то против нас, мы, возможно не сможем сделать ничего, кроме как запечатать стойло.

— Ну, по крайней мере, мы недавно пополнили запасы, и я привыкла к поеданию еды, сделанной из моего переработанного дерьма, — сказала Крампетс с фальшивой улыбкой. — Хотя, я скучаю по нашему овощному саду.

Громкоговоритель зажужжал, а затем из него донёсся тихий голос Фарсайт:

— Паладин Стронгхуф? Она вернулась.

Оперевшись копытом о стол, он перепрыгнул через него, и, вместе с бегущей прямо за ним Крампетс, помчался к двери. Вида массивного белого единорога в пятисот килограммовой стальной броне, мчащегося вперёд, было достаточно, чтобы убрать всех с их пути. Стронгхуф, не прерывая свой бег, исполнил элегантный пируэт и ловко отодвинул в сторону солдата в силовой броне, не успевшего среагировать на их приближение. Меньше, чем через минуту, он уже выбегал из туннеля в вечный дождь Хуффингтона.

Находящиеся рядом с частоколом сады были защищены от ливня соединёнными между собой заслонками. Выращиваемые там растения, скорее всего, были не самыми здоровыми, но они были единственным источником пищи для тех переселенцев, которые так и не научились «не думать об этом». Возле ворот был другой прикрытый отрезок земли, защищавший торговцев и их браминов от ливня. Гром сотряс небеса, и молния ударила куда-то на юго-восток.

Возле ворот, отгородившись от дождя магическим пузырём, стояла Фарсайт и двое Стальных Рейнджеров. Её уши повернулись в сторону Стронгхуфа, как только они подошли.

— Быстро ты, — произнесла маслянно-желтая кобыла, смотря на ливень незрячими глазами. — Она опять вернулась, — продолжила слепая единорог, слегка нахмурившись.

— Пять минут назад я услышала звук её прибытия.

— Вы услышали её прибытие, Смотрительница? — недоверчиво спросила Крампетс.

— Её магия имеет крайне отчетливое звучание, — чопорно ответила единорог. — Она примерно в сотне ярдов к югу. И я пока что не слышала, чтобы она передвигалась в нашу сторону или телепортировалась отсюда прочь.

— Мы должны… Я должен… — голос Стронгхуфа дрожал от переполнявших его эмоций.

— Почему бы мне, и Рыцарю Крампетс, не сходить вниз и не поговорить с ней, пока она вновь не сбежала? — сказала слепая единорог, вытянув покрытое грязью копыто и трогая воздух, в конечном итоге она похлопала его по плечу, — Раз уж она вернулась сюда в третий раз, то этому должна быть причина.

Он шмыгнул носом и кивнул.

— Да. Да, это было бы… наилучшим вариантом.

А секунду спустя, сверкающая разветвленная молния проскочила по небу, преследуемая треском грома.

Крампетс копытом сняла свой шлем со спины, и одела на голову. С умением, которого можно было достичь только практикой, шланги были закреплены, и её визор активировался, запуская знакомый красный с жёлтым дисплей Л.У.М.-а. Она подвигалась, чтобы убедиться в том, что контроль движений работал. Два полуавтоматических охотничьих дробовика с двумя сотнями патронов должны позаботиться о любых неприятностях.

— Готова, — сказала она через свой респиратор.

Вместе, они вошли в сырой, мёртвый лес, следуя по пути, выложенному Дэусом, пока тот преследовал Блекджек. Крампетс позаботилась о том, чтобы убрать тернистую поросль с дороги, пока они шли. С каждым шагом Фарсайт, её ПипБак издавал щелчок.

— Вы можете ориентироваться здесь, Смотрительница? Во всём этом дожде? — Крампетс спросила, тихо, остерегаясь, что это может быть щекотливой темой для разговора.

— Достаточно, чтобы не врезаться в деревья, — просто сказала она.

Крампетс рассмотрела несколько красных и жёлтых полосок на её Л.У.М.-е, после чего, понизив голос, сказала:

— Вам не обязательно делать это самой, Смотрительница.

На мгновение, Фарсайт остановилась, потом тихо сказала:

— Нет, обязательно. — Потом она улыбнулась в сторону Крампетс.

— Я не против. На самом деле, я рада помочь Стронгхуфу. Если бы он был жеребцом другого рода, всё могло быть только сложнее для нас. Если честно, мне нравится быть снаружи. Если у меня нет обязанностей в Стойле, я, может, попробую погулять немного дальше от дома, — искренне сказала она.

— Пустошь — опасное место для любого пони, не говоря уже о… — затихла Крампетс.

— Не говоря уже о той, что не может видеть? — спросила она довольным тоном, и Крампетс издала утвердительный звук. — Я думаю, что могу восстановить зрение в Коллегии. Шикенери прихватил пару кибер-глаз для меня… но я никогда не использую что-то в этом роде.

Она, сжав губы, на мгновение закрыла глаза, а потом продолжила:

— Я считаю, что моё положение позволяет понимать мир лучше, чем когда я обладала зрением. И я не возражаю против компании зрячих пони, вроде тебя. — Её уши дёрнулись. — Дождь скоро усилится.

— Дождь идёт уже около трёх месяцев, без остановки, — вздохнула Крампетс.

— Хотелось бы знать, почему эта «Дарительница Света» не может дать нам передышку, — сказала она, посмотрев вверх, а по её визору барабанил дождь.

— Мне никогда не позволяют выходить под дождь без письменного разрешения и вооружённого эскорта, и, я думаю, ты найдёшь это вполне терпимым, — ответила Фарсайт. — Взрыв мог нанести неустраняемые повреждения башням П.О.П. в Хуффингтоне. Или, возможно, надо винить то, что вмешивается в радиопередачи. Хуффингтон всегда имел проблемы с дождём и грозами, даже до войны.

— Ну что тут скажешь, когда девяносто дней ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→