Разум побеждает: Рассказывают ученые

РАЗУМ ПОБЕЖДАЕТ

Рассказывают ученые

Составитель Е. В. Дубровский

От издательства

Познание — процесс диалектический, крайне сложный, противоречивый и бесконечный, как бесконечна и неисчерпаема сама природа. То, что сегодня кажется нам всеобъемлющим знанием о каком-либо явлении, завтра может стать частным случаем какой-то более общей теории и т. д. Наши знания постоянно углубляются и обогащаются.

Это, однако, не значит, что наука не дает нам достоверных сведений о мире. В каждый данный момент мы обладаем вполне реальным, достоверным научным знанием. Это подтверждается всей человеческой практикой, нашим повседневным опытом.

Вспомним, например, что всего три-четыре десятилетия назад у нас не было еще ни космических кораблей, ни атомных электростанций, ни электронно-вычислительных машин. В то время в этих направлениях велись лишь научные поиски, выдвигались гипотезы, создавались для большинства людей непонятные теории. Сегодня же все эти достижения современной научно-технической революции прочно вошли в жизнь людей, в их производственную, научную и культурную деятельность, принося весьма весомые плоды.

Одна из главных особенностей процесса познания состоит в его бесконечном, все ускоряющемся движении вперед. Ведь наука изучает бесконечную, вечно движущуюся и изменяющуюся материю, конкретные ее свойства и закономерности. Вот почему у познания не может быть «конца», у науки — абсолютных истин. У нее всегда есть и будут вопросы, на которые она пока — на определенном этапе своего развития — не может дать ответа.

В то же время прогресс науки, особенно стремительный в наши дни, приводит к тому, что неспециалисту, человеку неподготовленному трудно бывает угнаться за его темпами, понять суть новейших научных теорий и открытий. И тогда возникают недоуменные вопросы, неточные ответы на которые могут привести к ложным, идеалистическим и даже прямо к религиозным представлениям.

Очень много таких вопросов возникает в связи с развитием областей науки, требующих специальных знаний, углубления в сферу абстрактных теорий и гипотез. Это в первую очередь относится к комплексу наук о Вселенной, ее происхождении и развитии, о развитии Земли и к наукам, изучающим самые сокровенные глубины материи, неживой и живой, — ядерной физике, физике элементарных частиц, молекулярной биологии. Здесь еще очень много неясного, непознанного, предположительного, то есть такого, что еще может быть истолковано в идеалистическом или религиозном духе. И надо сказать, что современные теологи весьма усердно этим занимаются. В отличие от науки, дающей в каждый определенный момент, в каждую историческую эпоху незавершенную, незаконченную картину, утверждают они, религиозное откровение является единственным источником абсолютной истины.

Но так называемая абсолютная истина религии обрекает ее приверженцев на слепое поклонение недоказуемым и ничем не подтверждаемым догмам, в то время как неполнота научного знания есть обязательное условие вечного движения от незнания к знанию, постоянного углубления человеческого разума в законы бесконечно разнообразного и бесконечно развивающегося материального мира.! В этой книге публикуются статьи и интервью крупных советских ученых о развитии тех областей фундаментальных естественных наук, которые подчас порождают неверные толкования, идеалистические, механистические, а порой и прямо мистические представления. Авторы стремились не только рассказать о достижениях и путях дальнейшего развития той или иной отрасли науки, но и мировоззренчески осмыслить новейшие открытия.

По сути, главная тема этой книги — материалистическое осмысление достижений астрофизики, космологии, космогонии, планетологии, экологии, физики микромира и молекулярной биологии, причем осмысление из «первых рук» — идущее от ученых, которые сами этими науками непосредственно занимаются. Книга состоит из пяти разделов: вступительного, вводящего читателя в круг философских и мировоззренческих проблем, связанных с новейшим этапом развития человеческого познания, трех основных, в которых сгруппирован материал о научных открытиях второй половины XX века в мегамире, макромире и микромире, и заключительной статьи академика Б. М. Кедрова «О закономерностях развития естествознания». Внутри разделов материал распределен под двумя рубриками: «Ученые рассказывают» и «Ученые дают интервью». В первой даются авторские статьи, во второй — ответы ученых на вопросы редакции.

Чтобы ввести читателей в круг сложных научных проблем, о которых идет речь в книге, и подчеркнуть атеистическое значение достижений современной науки, каждому разделу предпослана вступительная статья, в конце разделов дается разъяснение некоторых специальных терминов.

В подготовке книги принимали участие В. Г. Астахова, Л. В. Жигарев, В. Н. Комаров, А. М. Лепихов, Ж. М. Мельникова, В. К. Черникова, А. С. Харьковский.

Как человек познает природу

(Вступительный раздел)

Ученые рассказывают

А. А. Бутаков, кандидат философских наук

Ю. К. Плетников, доктор философских наук

Что такое материя!

Семьдесят лет назад в книге «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленин сформулировал диалектико-материалистическое определение одной из основных философских категорий — понятия материи. «Материя, — писал он, есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них»[1].

Какое значение имеет это ленинское определение для познания и преобразования мира, прогресса естествознания и науки в целом? Прежде чем ответить на поставленные вопросы, сделаем небольшой исторический экскурс.

Понятие «материя» зародилось и получило широкое распространение в философии Древнего Египта, Индии, Китая, а затем Древней Греции и Рима. Мыслители древности рассматривали материю как основу мира, «строительный материал» для всех вещей. Они стремились найти так называемые первоначала простейшие элементы, «кирпичики» мироздания. Чарваки (Древняя Индия) такими первоначалами объявляли землю, воду, воздух и огонь. Представители ионийской школы (Древняя Греция) выделяли что-то одно: Фалес — воду, Анаксимен — воздух, Анаксимандр — некую неопределенную материю (апейрон), Гераклит — огонь. Несколько позже древнегреческие философы Левкипп и Демокрит выдвинули идею атомизма. Они считали, что все многообразие мира зависит от соединения и разъединения атомов — мельчайших неделимых материальных частиц (подревнегречески атом и значит «неделимый»).

Древние материалисты не видели различия между материей и конкретным материальным объектом. Понятие материи они отождествляли со своим представлением о строении материального мира. Подобный подход был традиционным для философов-материалистов, стоявших на позициях метафизики, и в последующие эпохи. Некоторые современные философы и естествоиспытатели также пытаются ставить знак равенства между материей и веществом (или даже между материей и одним из физических свойств — массой). Характерно, например, что в изданном в 1957 г. в ФРГ «Философском словаре» говорится: «Материя (лат.) — вещество; понятие, первоначально обозначающее отличительный признак очевидной пространственной телесности, еще без противополагания его жизни, душе и духу… и только после ряда исторических превращений развившееся в понятие «мертвого вещества», которое является также и понятием, противоположным понятиям жизни, души и духа; в области мировоззрения это оформляется в материализме… в сфере науки — в современном естествознании». На рубеже XIX–XX вв. эта метафизическая методология привела некоторых естествоиспытателей к нелепому выводу об «исчезновении материи». Но на этом мы специально остановимся ниже.

Следует, правда, заметить, что в метафизическом (механистическом) материализме Нового времени в основе понимания материи чаще всего лежало не понятие первичного материала («первовещества»), а понятие основных, первичных, неизменных свойств, общих для всех материальных предметов (то есть «первосвойств»). Причем определялись они строго геометрически и физически. Однако в рамках материалистической философии возникает и Другая тенденция в понимании материи. Так, для Д. Бруно и Б. Спинозы материя есть мир в целом. Материя у них равна природе. Эта принципиально новая концепция явилась важным этапом на пути развития учения о материи.

Начиная с XVIII в. в материалистической философии (прежде всего у Д. Дидро и П. Гольбаха) появляются и теоретические предпосылки современного научного понимания материи. Так, у П. Гольбаха категория материи уже не связывалась с конкретными физическими и вообще частными свойствами материальных объектов. В своей знаменитой книге «Система природы» он писал: «Материя вообще есть все то, что воздействует каким-нибудь образом на наши чувства»[2]. Или в другом месте: «Все, что действует на наши чувства, есть материя»[3]. Но, несмотря на бесспорное достоинство определения П. Гольбаха, признак, по которому он пытался определить понятие материи, явно недостаточен. Ведь на наши чувства воздействуют не только материальные, но и духовные явления. Причем при определенных условиях влияние последних может быть сильнее материальных воздействий. В ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→