Книга духов и воров

Морган Родес

Книга духов и воров

Над переводом работали:

Переводчик: Marina Kostritsa

Редактор: Лилия Кострица

Перевод предоставлен группой

Falling Kngdoms | Translation books

Глава 1

Кристал

— Будьте осторожны, когда прицеливаетесь этой штукой, молодая леди. Однажды она создаст Вам проблемы.

Старик, за которым Крис ходила по пятам в течении 20 минут, взглянул на нее через объектив камеры. Когда он наморщил лоб, глубокие морщинки, казавшиеся ей очаровательными, собрались над переносицей.

Она сделала быстрый снимок картины.

— Спасибо за совет. — сказала девушка, одарив улыбкой, прежде чем сбежать.

Это будет великолепный снимок, пока один из ее самых лучших. Глаза, которые видели по меньшей мере 80 лет жизни. Лицо обветренное и состарившееся, с тысячами историй для рассказа. Безусловно, этот снимок стоил того, чтобы поместить его в портфолио.

Глаза Крис непрестанно заморгали в течении нескольких секунд, когда она, проходя мимо банка с цифровыми часами, увидела который час. «Бэкка убьет меня.» — подумала она.

Обычно уроки в школе заканчивались в 3, но в школу она сегодня не пошла, и совершенно потерялась во времени, пролетевшем так незаметно. В воздухе пахло весной после такой долгой и холодной зимы. Холодный ветерок был свежим, чистым и полным возможностей, чуть смешиваясь с запахом цемента, пыли и выхлопных газов.

Без пяти шесть она наконец — то достигла точки своего назначения. За пять минут до закрытия.

Книжный магазин The Speckled Muse находился на западном краю Аннекс, района, примыкающей по соседству к территории Университета Торонто и Королевскому музею Онтарио. Оживленные улочки, молодые лица в толпе — благодаря университету неподалеку — много ресторанов и маленьких самостоятельных магазинов.

Крис остановилась и сделала снимок поблекшего от ветров и дождей знака, находящегося впереди — она делала похожие фото на каждом возможном углу за последние два года. Вместе с названием магазина, написанном причудливыми, раскрашенными буквами, была картина маленькой девочки в больших очках, с косичками и в веснушках, сидящей сверху на стопке книг.

Это была карикатура той Крис, какой она была в пять лет, до того как научилась читать. До того как стала носить контактные линзы из-за раздражающей близорукости и использовала толстые очки только по крайней необходимости.

Это было в то время, когда Хэтчеры были семьей, а не тремя отдельными частями.

Что-то теплое задело ее ногу и она, нахмурясь, опустила камеру.

— Кто выпустил тебя, Чарли?

Чарли, прелестный черно-белый котенок, ответил тихим «мяу», как будто спрашивая о чем — то Крис.

— Пошли. — Крис нагнулась и подняла его, прижимая к груди. — Ты слишком далеко зашел, малыш.

Месяц назад, в начале марта, когда были еще заморозки, она обнаружила его за мусорным ящиком за квартал от магазина и возле ее любимого места, где продавали суши. Он был не больше ладошки руки, выглядел одиноким и несчастным. Она принесла трясущийся комочек домой и долго настаивала, чтобы они оставили его.

Мать только взглянула и сказала «нет». Но младшая сестра Крис, Бэкка, сразу же вмешалась и стала спорить о ничтожной кошачьей судьбе. Оказавшись между совместными аргументами двух дочерей, Джулия Хэтчер наконец смягчилась. Пожалуй, это был единственный раз за столько времени, когда Крис и Бэкка согласились хоть в чем-то. Сестра назвала его Чарли в честь одной из ее любимых книг «Чарли и шоколадная фабрика».

Теперь Крис, открывая, толкнула входную дверь, вызвав этим знакомый, мелодичный перезвон дверного колокольчика, который сигнализировал о том, что зашел покупатель. Сразу же она почувствовала жаркий взгляд Бэкки через весь магазин.

«Да, я знаю, я опоздала. — подумала она. — Что нового?»

Почта лежала на маленьком столике возле двери кучей, явно нетронутой. Несколько коричневых картонных коробок с книгами были сложены за ними.

Магазин «The Speckled Muse» находился в историческом трехэтажном здании — одном из самых старых в Торонто, относящемуся к середине девятнадцатого века. Прадедушка Крис, человек богатый и влиятельный в городе, купил здание 70 лет назад и подарил своей, обожающей книги, жене, чтобы она могла открыть книжный магазин. В настоящий момент он выглядел как новый, но самому названию было более 60-ти лет.

Когда — то их прадедушка растратил состояние на ничтожные инвестиции, и не оставил им ничего, кроме самого магазина.

«The Speckled Muse» — достопримечательность Торонто. Один из самых старых книжных магазинов в одном из самых старых зданий, поэтому о нем, как и о многих древних зданиях, поговаривают, что его навещают призраки. Крис еще не видела доказательств существования привидений — кроме как слышала редкие стоны и скрипы, обычные для любого старинного особняка.

Все это, и правда, и слухи, помогали убедить покупателей зайти в дверь и пройтись по книжным рядам, больше напоминающим лабиринт, уголкам и закоулкам магазина, который, вопреки маленькому и причудливому фронтону, выделялся внушительным интерьером, который удивительным образом, казалось, не заканчивался, а вновь и вновь продолжался.

Первый этаж здания был отдан магазину, а верхние два составляли дом Хэтчеров, на которые можно было попасть по витой железной лестнице в самом конце основного этажа. Три спальни и ванная на верхнем этаже, кухня, гостиная, и вторая ванная на втором. Вполне достаточно места для троих. А теперь и для Чарли, конечно.

— Большое спасибо, что пришли. — Бэкка протянула сдачу покупателю за стойкой. Ее волосы светло-медового цвета, открывая лицо, были заплетены в неплотную косу, спадавшую на правое плечо. За ухом у нее был карандаш, о котором, Крис могла поклясться, та совершенно забыла. — Надеюсь, Вам понравится книга.

— Спасибо Вам, что помогли мне найти ее! — Покупательница — рыжеволосая женщина с густым румянцем на щеках и широкой улыбкой, в которой Крис быстро узнала постоянного покупателя — прижала пластиковый пакет с логотипом магазина к груди. — Моя мама читала мне ее, когда я была маленькой. Это настоящее сокровище. И по такой хорошей цене!

С очаровательной улыбкой и приветливым кивком в сторону Крис, женщина покинула магазин со своим купленным за умеренную цену сокровищем, крепко держа его в руках.

— Бэкка Хэтчер — мечты становятся явью, одна книга за раз. — сказала Крис весело.

Ответа не последовало, только тот же взгляд, пока младшая сестра двинулась от длинного деревянного прилавка к двери, обходя нагроможденные книги, которые необходимо зарегистрировать и разложить по полкам. Она повернула знак «Закрыто».

Здесь пахло временем — запах старых книг и кожи. Это был запах, который Крис любила, так как он напоминал запах дома, но сейчас ей захотелось проветрить помещение.

— Ну и как? Не поздороваешься с единственной сестрой во всем белом свете? — продолжала настаивать Крис.

— Ты должна была быть здесь два часа назад.

Крис пожала плечами: — Я была занята. Я знала, ты справишься сама.

Бэкка застонала: — Невероятно. Тебя это даже не волнует, не так ли?

— Не волнует что?

— То, что ты…ты…. — Щеки Бэкки краснели с каждым произнесенным словом. Если и было что-то, что в общем можно было сказать о сестрах Хэтчер, так это то, что они не слишком сдерживали свои эмоции.

— Я…я….? — Крис подсказала. — Что? Заставила тебя провести два лишних часа с твоими любимыми вещами, пока мама занимается повседневными делами?

— Мне пришлось пропустить книжный клуб из-за тебя!

Крис внутренне съежилась. Бэкка любила свой дурацкий книжный клуб, как шестилетний ребенок любит мармеладных мишек: — Знаешь, тебе правда стоит найти хобби, не имеющее ничего общего с книгами. Развивайся и расти. Живи немного. — она указала на окно, которое выходило на постоянно оживленную улицу Батерст — За окном тебя ждет целый мир открытий.

— Ты права. Мне нужно другое хобби. — ответила сестра. — Возможно, я займусь фотографированием.

Она сказала это таким тоном, что это прозвучало как оскорбление.

— Все равно.

— Ты такая же как отец — знаешь это? — добавила Бэкка.

«Замечательно, — подумала Крис, — вонзи нож еще немного».

Внезапно Крис захотелось отложить камеру, любимый Pentax 80 — х, который использовали при съемках фильмов в темной комнате. Он не был модным и однозначно не был цифровым. Вспышка сломалась давным-давно и была выброшена, но для Крис это не было значимым и не играло никакой роли, так как она любила использовать естественный свет.

Вместо этого, держа камеру одной рукой, а другой — баюкая мурчащего Чарли, она сделала снимок. Бэкка подняла руку, чтобы закрыть лицо, но было слишком поздно.

— Ты знаешь, я ненавижу, когда меня так фотографируют!

— Тебе следует преодолеть это. — Крис уже знала, что большинство людей ненавидят, когда их фотографируют, поэтому она больше предпочитала делать снимки незнакомцев украдкой по всему городу. Она не имела понятия, почему Бэкка была так стеснительна перед камерой. Девушка могла бы быть моделью. Львиная доля красоты в семье перешла к младшей сестре, факт, с которым Крис боролась, чтобы он не доставлял ей лишнего беспокойства.

— Какое же ты ничтожество, знаешь? — ответила Бэкка. — Думаешь только о себе.

— Отцепись. — Несмотря на внешнюю браваду, искорки вины зажглись в животе Крис, как всегда. Определенно было время сменить тему. — Ты знала, что Чарли выбежал на улицу?

— Чт ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→