Только одно желание

Только одно желание

Светлана Казакова

Глава 1

Айрин Портер перевернула страницу и потёрла виски. Головная боль представлялась ей колючим шариком, который крутился внутри черепной коробки, никак не желая останавливаться. Был только один выход – закончить на сегодня работу, ехать домой, выпить обезболивающую таблетку и попытаться заснуть в надежде, что та подействует.

Бросив взгляд на часы, Айрин обнаружила, что время уже довольно позднее.

Айрин занималась текстологией. Она работала в Ноттингемском университете, но чаще за его пределами – в архивах, музеях, библиотеках, а также других учебных заведениях, где хранились рукописные тексты. Иногда приходилось ездить в другие города на конференции. Айрин родилась в пригороде Ноттингема, но окончила Лондонский университет, где изучала текстологию, палеографию, а также английскую литературу. Ей предлагали остаться в Лондоне, но она решила вернуться в Ноттингем, где получила в наследство от родственников отца небольшую квартиру.

К настоящему моменту Айрин считала, что сделала правильный выбор, хотя когда-то колебалась. Возможно, жизнь в Лондоне предоставляла больше перспектив, но здесь ей нравилось, и всё было привычным. Айрин исполнилось двадцать семь лет, и, учитывая, что мужа и детей у неё не было, работа занимала значительную часть её жизни.

Областью научных интересов Айрин были тексты девятнадцатого и начала двадцатого века.

В настоящее время Айрин занималась поэтессой по имени Лорен Даффи, которая совсем молодой погибла в начале двадцатого века. Лорен была своего рода феноменом – она рано начала писать стихи и получила известность, хотя в те времена поэтам женского пола не так-то легко было прославиться. Стихи её в настоящее время вошли в школьную программу.

Работать с рукописями Лорен было настоящим ужасом для любого специалиста. Она не отличалась аккуратностью и часто перечёркивала всё, что писала, а иногда и вовсе густо замазывала текст чернилами. Почерк у мисс Даффи тоже оказался не самый лучший. Кроме того, Лорен могла начать писать в одной тетради, а продолжить в другой либо на отдельных листах бумаги.

Айрин чувствовала, что начинает уставать уже в самом начале работы, хотя это было для неё большой редкостью. Обычно она ощущала энтузиазм, приступая к работе с новым автором. Это вносило в её однообразную жизнь что-то свежее, способное заинтересовать. Но, едва увидев почерк Лорен Даффи, Айрин уже поняла, что мучений с этой работой будет немало.

Айрин привыкла, что наиболее трудной работе нужно уделять больше времени, сил и внимания,   чем той, которая кажется простой. Вот и сейчас она совершенно забыла о времени, с головой погрузившись в работу, изучая дневники, которые ещё не были изданы. В  этих дневниках могли быть новые стихи Лорен, но почему-то Айрин в этом сомневалась. Пока же в тетрадках были только различные записи, которые Айрин про себя называла девичьими. Лорен писала о своих повседневных занятиях, о  родных и  знакомых, о  нарядах, книгах, а  ещё, разумеется, о  молодых людях.

Покидая архив, в котором проходила работа, Айрин кивнула ночному охраннику, который заступил на свой пост. Тот даже не удивился, видя, как она задерживается. Никто уже этому не удивлялся.

Выйдя из здания архива, Айрин направилась к машине, которая выделялась среди других машин на стоянке своими небольшими размерами. По дороге по полупустой улице она вспоминала, есть ли у  неё что-нибудь на ужин, достаточно ли кошачьего корма для питомца, хватит ли бензина на утро. Иногда, заработавшись, Айрин становилась на редкость забывчивой, поэтому не могла быть уверена в том, что её не ждут пустой холодильник, голодный кот и опустевший бензобак.

Вспомнив, что кот ещё не успел съесть весь запас корма, а дома есть овощи, из которых можно сделать салат на ужин, она успокоилась. Что же касается бензина, то и здесь всё оказалось в порядке. Айрин решила включить перед сном какой-нибудь фильм, чтобы отвлечься от Лорен Даффи, её дневников и кошмарного почерка.

В подъезде Айрин встретился сосед, который спускался по лестнице с ирландским сеттером на поводке. Соседа звали Лиам Конрой. Он жил в квартире напротив уже полтора года, а недавно развёлся с женой.

Эта женщина по имени Эммелин казалась такой же вычурной и претенциозной, как и её имя. Она курила на лестничной площадке, громко включала музыку, когда муж был на работе, и пахло от неё на весь подъезд мерзкими приторными духами. По правде говоря, Айрин её терпеть не могла и совершенно бесстыдно радовалась, когда оказалось, что Эммелин здесь больше не появится.

Ещё одной причиной её нескромного ликования был сам Лиам Конрой.

Она помнила свою первую встречу с ним в подъезде сразу после его переезда. К тому времени Айрин уже привыкла, что в квартире напротив давно никто не живёт, и тем больше было удивление, когда она увидела выходящего из квартиры мужчину примерно её возраста или чуть старше. Незнакомец посмотрел на неё и широко улыбнулся, откидывая со лба густые тёмные волосы.

 - Добрый вечер! Я ваш новый сосед Лиам Конрой, - проговорил он, протягивая ей руку. – Будем знакомы.

 - Добрый вечер, мистер Конрой, - ответила Айрин. Его широкая ладонь оказалась тёплой, а рукопожатие довольно крепким. – Айрин Портер, - представилась она.

 - Просто Лиам, пожалуйста, - уточнил он. – Мы с женой только что приехали из Бодмина.

 - Из Корнуолла, - произнесла Айрин. – Всегда мечтала побывать в этом прекрасном   месте.

 - Здесь тоже красиво, - не остался в долгу Лиам Конрой. – К тому же, у вас тут жил Робин Гуд.

 - А у вас – король Артур, - ответила она, и оба рассмеялись, как будто были давними друзьями. – К тому же, есть множество кельтских преданий, да и писателей Корнуолл весьма вдохновлял. Дафну дю Морье, например.

 - Интересуетесь кельтской культурой? – уточнил новый сосед. – Я бы многое вам мог порассказать о Думнонии, - добавил он, используя кельтское название полуострова. Я преподавал в колледже Бодмина.

 - Здесь тоже будете преподавать? – поинтересовалась   она.

 - Нет, здесь у меня будет другая работа. Нужно помочь пожилому родственнику с его бизнесом. У него, кроме меня, никого нет.

Айрин собиралась что-то сказать, когда дверь за спиной нового соседа открылась, и появилась женщина.

 - Это моя жена Эммелин, а это наша соседка Айрин, - представил их друг другу Лиам.

 - Ты мне нужен, - безапелляционно заявила лощёная блондинка в дверях, смерив соседку таким взглядом, что, если бы им можно было убивать, от той бы уже ничего не осталось. – Сейчас.

 - Простите её, - произнёс Лиам, когда Эммелин снова скрылась за дверью. – Устала после   переезда.

 - Ничего страшного, - ответила Айрин. – Рада была познакомиться.

На последней фразе она, несомненно, покривила душой, поскольку познакомиться ей было приятно только с одним из соседей. Но Айрин понимала, что у неё нет шансов. Женатые мужчины были под запретом.

А около двух месяцев назад соседи оформили развод, и теперь Лиам жил в квартире один. Вернее, с ирландским сеттером по имени Микки. Пёс появился после развода, и можно было сделать вывод, что Эммелин не хотела заводить животных.

 - Как-то ты поздно, - проговорил Лиам, увидев Айрин, которая поднималась по лестнице. – Много работы?

 - Да, - ответила она, наклоняясь, чтобы потрепать Микки по голове. – Хорошей прогулки!

 - Спасибо. Заходи в гости.

Проводив соседа взглядом, Айрин повторила про себя его последнюю   фразу.

Ночью Айрин открыла глаза и не сразу поняла, что именно её разбудило. Какой-то глухой стук, слишком неожиданный для ночи. Приподнявшись на локте, она бросила взгляд на электронный будильник, на котором тускло светились цифры, показывающие начало четвёртого утра.

Решив всё же выяснить источник шума, Айрин встала с постели, не обуваясь, прошлась по комнате, включила освещение и осмотрела спальню. На полу возле книжных полок лежала книга. Рядом сидел рыжий мейн-кун  Рори.

 - Твоя работа? – произнесла Айрин, поднимая  книгу.

Рори невозмутимо развернулся и направился в сторону двери. Размышляя над тем, как он умудрился сбросить с полки книгу, Айрин посмотрела на имя автора и не сразу поняла источник своего удивления. Лорен Даффи – странное совпадение, если учесть, что именно её дневниками занималась в настоящее время Айрин.

На обложке был размещён портрет Лорен – репродукция работы одного знаменитого в те времена художника. Считалось, что сходство на портрете получилось гораздо лучше, чем на фотографиях. Некоторое время Айрин всматривалась в изображение, пытаясь представить себе эту девушку с плохим почерком.

На портрете Лорен было лет восемнадцать-девятнадцать – немногим меньше того возраста, когда её не стало. Каштановые с рыжим оттенком волосы казались причёсанными небрежно, как будто девушка не привыкла уделять много времени своему внешнему виду, но и без того выглядела яркой. Зелёные глаза смеялись. Лорен прижала ладонь к щеке и смотрела куда-то в сторону, как будто там находилось что-то интересное для неё. Художник уловил момент, когда девушка выглядела абсолютно естественной, ничуть не застывшей, какими чаще всего были позирующие для портретов модели. Казалось, Лорен вот-вот сорвётся с места. Её можно было легко представить современницей, гуляющей по улицам Лондона, веселящейся на рок-концерте, живой и очень юной.

В этой книге, которую Айрин подарили когда-то давно, содержались наиболее известные стихотворения Лорен. Все они были откровенными, безукоризненными, острыми, как самурайский меч. Не верилось, что их написала совсем молодая девушка, не имеющая достаточно жизненн ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→