Читать онлайн "Наёмники Гора"

автора "Норман Джон"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Джон Норман

Наёмники Гора

1. Окрестности Самниума

— Не знаю как другие женщины, — заявила она, — но я из тех, кто хочет принадлежать мужчине полностью.

— Остерегайтесь своих слов, — предупредил я её.

— Я — свободная женщина, — сказала она. — Я могу говорить всё, что мне нравится.

Я не мог запретить ей этого. Она действительно была свободна, и, соответственно, могла говорить, всё что хотела, не спрашивая разрешения. Она стояла передо мной, смело откинув за спину свой капюшон. Она не остановилась на этом, и отстегнула свои вуали, позволив им собраться на её горле и плечах. Лёгкое движение рук, кивок головы, и её длинные, тёмные волосы рассыпались за её спиной. С красивого, мягко округлённого, с тонкими чертами лица, меня с интересом разглядывали тёмные глаза.

— Вы отстегнули свою вуаль, — заметил я.

— Да, — с вызовом ответила она.

— А Вы дерзкая, — улыбнулся я.

— Да, — надменно признала она.

Я на мгновение задумался, размышляя над этим. Конечно, было бы не трудно лишить этой женщину высокомерия.

— И почему же Вы отстегнули свою вуаль передо мной? — полюбопытствовал я.

— Возможно, потому, что Вам могло бы понравиться то, что Вы видите, — заявила она.

— Смелая женщина, — кивнул я.

Она нетерпеливо вскинула голову.

— А у Вас есть хотя бы минимальное представление о том, что могло бы означать, «принадлежать мужчине полностью»? — усмехнувшись, спросил я.

— Так Вам нравится то, что Вы видите? — уточнила.

— Сначала, ответьте на мой вопрос, — потребовал я.

— Да, — ответила она.

Интересно, правда ли это. Хотя всё может быть. В конце концов, она — гореанка.

— А теперь, — сказала она, — ответьте на мой вопрос!

— Не стоит нарываться на неприятности, если только Вы не готовы принять все последствия этого, — предупредил я.

Она вздрогнула и, опустив глаза, проговорила:

— Говорят, что это есть в каждой женщине, и я ощущаю это в себе, сколь с ужасом, столь же и с тоской и нетерпеньем.

— Интересно, правда ли это, — сказал я.

— Я не знаю, — призналась она, — но я знаю, что это есть во мне, и оно страстное, мощное и непреодолимое.

— Вы смелая, — покачал головой я.

— Свободной женщине можно быть смелой, — сказала она.

— Верно, — согласился ей с ней.

— Мне нужно это для меня самой, для того чтобы быть самой собой, — призналась она.

— Говорите яснее, — потребовал я.

Она была свободной женщиной, и я не видел никакого смысла облегчать её положение.

— Я хочу быть женщиной полностью, согласно законам природы, — попыталась объяснить моя собеседница.

Я пожал плечами.

— Моё сердце кричит, — всхлипнула она, — от потребности, быть взятой, и купленной, принадлежать и подчиняться, быть принужденной к покорности, к зависимости, к самоотверженной службе и любви!

Я, молча, смотрел на неё, ожидая продолжения.

— Я прошу Вас об этом, потому что Вы — мужчина, — выдохнула она.

— Говорите яснее, — повторил я.

— Пожалуйста, нет, — сказала женщина, замотав головой.

Я снова пожал плечами.

— У меня пол рабыни! — вызывающе заявила она.

— Пол рабыни? — переспросил я.

— Да!

— И Вы — член того пола?

— Да! — зло бросила женщина.

— Понятно, — протянул я.

— Я устала от попыток быть похожей на мужчин! — призналась она. — Эта ложь отнимает меня у меня самой! А я не хочу лгать самой себе. Я хочу исполнять своё предназначение!

— Ты знаешь, что это необратимо по Вашему желанию? — поинтересовался я.

— Я хорошо знаю об этом, — кивнула женщина.

— Рабовладельцы бывают разные, — предупредил я, — и Вы будете в полном расположении любого из них.

— Я знаю, — прошептала она. — Но Вы так и не ответили на мой вопрос. Нравлюсь ли я Вам?

— Трудно что-либо сказать о женщину, — заметил я, — одетой и скрытой таким образом.

Она испуганно уставилась на меня.

— Раздевайтесь, — велел я, собираясь оценить её.

Она подняла руки к вуали прикрывавшей её горло и плечи, и, сняв её, аккуратно положила ткань на траву. Мы стояли не более чем в сотне ярдов от ворот Тесея города Самниум, что приблизительно в двухстах пасангах к востоку и немного к югу от Брундизиума. Оба города, как выяснилось, были союзники островного убарата Кос на континенте. Женщина мягко выскользнула из своей обуви, и вздрогнула, должно быть, почувствовав прикосновение жёстких стеблей травы к своим лодыжкам. Она нерешительно смотрела на меня, её руки нащупали и теребили жёсткий высокий парчовый воротник её одежд сокрытия, с их многочисленными петельками и крючкам, державшими всю эту охранную конструкцию, на её горле, и заканчивавшийся почти под подбородком.

— Не тратьте моё время попусту, — сказал я ей.

Наконец, женщина решилась и, распахнув свои одежды, сбросила их, сначала, верхнюю, пошитую из плотной богато украшенной ткани, а затем и нижние, более лёгкие и тонкие, со своих маленьких нежных плеч. Оставшись одетой только в шёлковом похожем на комбинацию платьишке, она нетерпеливо посмотрела на меня.

— Полностью, — велел я, — догола.

И она предстала передо мной, еще более раздетой, чем многие из девушек выставленные на рабский прилавок, и ожидающие своей продажи, поскольку она не носила ни ошейника, ни цепей, ни клейма. Торговец, направлявшийся к воротам Тесея, встал, как вкопанный уставившись на неё. То же самое произошло и с парой солдат, гвардейцев Самниума. Под их пристальными, оценивающими взглядами, женщина выпрямилась. Ни один из них не поморщился, ни плюнул на землю.

— Как Вас зовут? — поинтересовался я.

— Леди Шарлотта из Самниума, — представилась она.

— Теперь, медленно повернитесь передо мной, Леди Шарлотта, — скомандовал я. — Теперь положите руки на затылок и выгните спину. Хорошо. Вы можете встать на колени. Вы знаете позу рабыни для удовольствий? Отлично. Как Вы чувствуете себя, стоя на коленях перед мужчиной?

— Я никогда прежде не стояла так перед мужчиной, — призналась она.

— И как Вы себя при этом чувствуете? — повторил я свой вопрос.

— Я не знаю, как это объяснить, — ответила Леди Шарлотта. — Я очень смущена. Это столь ошеломляет. Я не уверена, я просто не знаю с чем можно сравнить то, что я чувствую. Это как головокружение, или эйфория.

— Поднимите подбородок, — приказал я. — Теперь, колени шире.

Женщина подчинилась мне, немедленно и без колебаний.

Вот теперь, можно было оценить Леди Шарлотту во всей красе. Я вынужден был признать, что она могла бы стать весьма приемлемым экземпляром. Она была красивой и чрезвычайно женственной. Один из солдат, даже облизнулся от переполнявших его чувств.

— Наступают тяжёлые и мрачные времена, — сказал я ей. — Говоря это, врятли я сообщаю Вам что-то, чего Вы ещё не знаете. Хочу только добавить, что там, куда я иду, будет опасно.

Она выжидающе смотрела на меня.

— Советую остаться в городе, — сказал я. — Там Вы будете в безопасности.

— Нет, — мотнула головой Леди Шарлотта.

— Нет? — переспросил я.

— Нет, — твердо ответила она. — Я не Ваша. Я не должна повиноваться Вам.

— Встаньте на четвереньки, — приказал я ей.

— Да, именно так, — сказал я, и вытащил рабскую плеть из своего мешка.

— Я свободна! — выкрикнула женщина.

— Я думаю, что это поможет Вас почувствовать свою свободу ещё острее, — сказал я, встряхивая эти пять гибких широких ремней, и вставая позади неё.

— Ай! — закричала ударенная женщина, падая на живот. — Это же очень больно!

Мгновением спустя, когда боль проявилась во всём её обилии, она заплакала.

— Я не знала, что это будет так больно, — призналась она, с недоверием в глазах глядя на меня.

— Я ударил Вас, всего один раз и не сильно, — объяснил я ей.

— Это было не сильно? — задохнулась раздетая, ударенная, плачущая и испуганная Леди Шарлотта.

— Да, всего лишь слегка, — сказал я. — А теперь возвращайтесь в город, там вы будете в безопасности.

— Нет, — зарыдала она. — Нет!

Я присел рядом с лежащей в траве женщиной, в упор, глядя на неё.

— Нет, — всхлипнула Леди Шарлотта. — Нет, нет!

Я снова оценил её красоту.

— Пожалуйста, — прошептала она.

— Ну ладно, — вздохнул я.

Леди Шарлотта, было, ликующе посмотрела на меня, но я вдавил её лицом в траву. При этом она плакала от облегчения и радости. Вынув рабский ошейник из своего мешка, я грубо и бесцеремонно защёлкнул его на шее лежавшей на животе нагой женщины.

— Неплохо, — бросил торговец, отворачиваясь.

— Хорошо, — поддержал один из солдат, отправляясь по своим делам.

Я полюбовался бывшей Леди Шарлоттой. Теперь она была в ошейнике. Моём ошейнике. Теперь она была рабыней. Моей рабыней, испуганно смотрящей на меня снизу вверх.

— Я Ваша, — шепнула она.

— Да, — кивнул я.

— Пожалуйста, ударьте меня ещё раз, — попросила она, — чтобы на сей раз, я смогла чувствовать плеть так, как её чувствует рабыня. Я хочу почувствовать Вашу плеть, как Ваша рабыня.

— Хорошо, — сказал я и, взяв её за волосы, вынудил встать четвереньки.

Снова я встал позади неё, на сей раз не став бить её немедленно, а позволив ей ждать, как ожидает и боится этого любая рабыня, знающая, что удар неминуем, но не представляющая точно, когда именно он упадёт и взорвёт болью её спину. Наконец, ремни с хищным шипением внезапно обрушились на неё, и снова она закричала, сбитая в траву, в которую тут же отчаянно вцепилась.

— Вы наказали меня, — простонала женщина. — Вы мо ...