Приключения в Абсурдии

Наталья Константиновна Беляева

Приключения в Абсурдии

Глава 1, в которой мы представляем вам Абру, Кадабру, их развлечения и короля Абсурда Первого

Самое подходящее место для начала сказки, конечно же, лес. Немало там сохранилось для нас всяких тайн и чудес. Давайте и на этот раз отправимся в его загадочную чащу. Зайдем тихонечко, не нарушая привычной жизни ее обитателей. Тс-с… Слышите? Где-то поют.

По опушке шла метла,

На хвосте попона,

Под уздцы ее вела

Толстая ворона.

А навстречу им бежал

Уж на трех копытах,

Увидал их и заржал,

Будто конь убитый.

Вот забрали всех троих

В сумасшедший табор…

Сочиняли этот стих

Абра и Кадабра.

Кто же такие эти сочинительницы странных песен? Сестры они. Абра и Кадабра. Молоденькие, всего-то по 700 лет каждой. Абра худенькая, все косточки пересчитать можно. И ростом она — точнехонько метра два с хвостиком. Носик у Абры под стать росту. Зато глаз совсем не видно. Кадабра тоже неплоха. Более степенна. В обхват со стог сена. В общем, одна сестра — в длину, другая — в ширину…

Ясное дело, эти сестрицы не простого звания, а волшебного. Но, видимо, могущество каждой не дает им жить дружно. В данный момент у них временное перемирие на одни сутки. А следующим утром.

Следующее утро снова началось со скандала. Сухопарая Абра помчалась спозаранку в лес и набрала целый подол грибов, именуемых дедушкиным табаком. Вернувшись в избушку, вредная Абра подкралась к постели Кадабры и начала хлопать перед ее носом грибными шариками. Бежевая пыльца «табака» немного повисела перед лицом Кадабры и тут же подействовала.

— А-а-а-ап-чхи! А-а-а-ап-чхи!.. — взорвалось в избушке.

Это «а-а-а-ап-чхи» повторилось неоднократно и сильно повлияло на обстановку в доме. С полки сорвалась посуда, разбилось большое блюдо. Застучали по полу миски. С печки упало лукошко и накрыло кошку. Кошка с воем помчалась по комнате. Зацепила у печки ухват. Тот, падая, ударил по лбу Абре. Завертелась от боли Абра и бросилась на Кадабру. Кадабра очень возмутилась.

— Ты, Абра, — кричит, — тощая швабра!

— А ты, Кадабра, — рычит Абра, — настоящая… жабра!

— Нету, петушки такого слова, — радуется Кадабра.

В общем, началось побоище местного значения. Но описывать его дальше мы не будем. Неприятно и совестно: девушки, а дерутся. Долго донимали сестрицы друг друга. Наконец, умаялись и затихли. Но на этот раз не помирились. Уселись каждая в свой угол и начали ворчать.

АБРА:

Змеюку завтра притащу,

Охочую кусаться,

Тебе за шиворот пущу,

Тогда не будешь драться…

КАДАБРА:

А я всю ночь не буду спать,

Собакой стану лаять.

Возьми змею в спою кровать,

Пускай тебя пугает.

АБРА:

Повой собакою в избе,

Тьма кошек соберется,

Тогда, Кадабрушка, тебе

От них бежать придется.

КАДАБРА:

Я мышеловку отопру,

А мыши хуже змея,

И ты, голубушка, к утру

От страха онемеешь.

Стращали родственницы друг друга до самого обеда. И уже в воздухе попахивало новой дракой. По тут…

Тут заходила ходуном печка, отодвинулась от стены. И из черного проема вышел сам дядюшка Абсурд, король страны Абсурдии. Он никогда не входил в двери, всегда находил эффектный способ появления. Так произошло и сейчас. На голове дядюшка носил самую модную по нынешним временам прическу. Выглядела она так: волосы на затылке были вздыблены, а вокруг все выбрито наголо. Левая бровь у дядюшки отсутствовала. Он ее, видимо, выщипал. Зато под левой половиной носа красовался черный ус. Правого же уса Абсурд не имел. Носил дядюшка парчовую широкую разлетайку. Но короткую, как пиджак. Одну ногу дядюшка обувал в модный башмак, вторую — в лапоть. И все эти странности украшала тяжелая металлическая цепь, спускавшаяся с шеи до колен. Она была настолько массивна, что сестрицы всегда боялись за благополучие тонкой шеи родственника. Впрочем, так же они боялись и его самого. Ох и суров был дядюшка Абсурд! Не с ласковыми словами и подарками явился он к племянницам и на этот раз.

— Деретесь, кошки драные?! — закричал он на Абру и Кадабру, затопав ногами. — Сколько в волшебной начальной школе приложили учителя сил, чтобы сделать из вас единое магическое заклинание! Нет, вам ученье на пользу не пошло. Никак не можете жить дружно. Совсем захирело могучее заклинание «Абракадабра». Но с сегодняшнего дня я на ваших безобразиях поставлю точку, не будь я королем Великой Абсурдии. Приказ готов. Слушайте!

Жестом фокусника король Абсурд вынул из широкого рукава разлетайки свиток, развернул его и начал читать:

— Мы, король Великой Абсурдии Абсурд Первый, и наша жена королева Ахинея Вторая повелеваем:

д) племянницам нашим Абре и Кадабре срочно заключить временное перемирие, выражающееся в трехкратном обмене поцелуями;

г) избу им предлагается прибрать до заката солнца и закрыть на ключ, который отдать на хранение соседке Сове;

в) вечером выйти из леса и отправиться в город Дружный;

б) там разыскать неразлучных родственников, поссорить их и обманом привести в Великую Абсурдию;

а) за успешное выполнение задания мы, король Абсурд Первый, и наша жена королева Ахинея Вторая не наградим наших племянниц Абру и Кадабру ни орденом, ни медалью, и не отметим благодарностью. Но, может быть, они кое-что и получат из наших высочайших рук.

Выслушав дядюшкин приказ, присмиревшие Абра с Кадаброй клюнули друг друга троекратно в щеки и стали собираться в дорогу.

Глава 2, в которой мы знакомимся с неразлучными родственниками Антоном и Ниной

Антону и Нине посчастливилось быть братом и сестрой. Не малы, не велики были ребятишки. Антошка учился в четвертом классе, Ниночка — в третьем. Как говорится, погодки. И мама порой, смеясь, дразнила их:

— Погодки, погодки, какая погодка?

А они не обижались. На такие симпатичные шутки могут обидеться только дураки. Нина же и Антон были весьма сообразительными детьми. И к тому же обаятельными. Ниночка голубоглазая, беленькая, коса до пояса. Ямочки на щечках. Ловкая, подвижная. Антон сестренки немного смуглее. Улыбку он держит в запасе. Но Ниночку любит нежно. И ссорятся дети редко. А что им делить? Правда, бывают тренья из-за пробужденья. Будильник заливается, Антон уже одевается. А Ниночка сладко спит. Сопит и губами чмокает. Сердится Антон:

— Вставай, сестра!

Нина делает вид, что продолжает спать. Антон сдергивает с нее одеяло. Но и на это Нина не реагирует. Тогда брат срочно сочиняет поднималку:

Тот, кто любит долго спать,

Заболеет ленью…

Не пора ль тебе прогнать

Сонное сопенье?

Ой, гляди, уже идет

Лень на мягких лапах,

Разевает сладкий рот,

Хочет Нину сцапать!

— Ой, боюсь! — пугается Нина понарошку и вскакивает.

— Страшно? — смеется Антон и делает круглые глаза.

— Испугал, Антошка-картошка! — делает сердитый вид Нина и небольно мутузит брата.

Потом они совместно делают зарядку. Умываются, брызгаются, обтираются и завтракают. В это же время питаются кот Кузьма и собака Шишок. Кот Кузьма гордый и степенный. Шишок маленький, черненький и вертлявый, чистый домовенок. Поэтому его и прозвали Шишком. Он всегда съедает свою порцию быстрее, чем Кузьма, и норовит что-нибудь еще урвать у кота. И начинается между ними кошачье-собачья склока. Но дело это обычное, и дети на них внимания не обращают. Да им и некогда возиться утром с животными. В школу пора.

На занятия Антон и Нина бегут рядышком, не поодиночке. Брат никогда не оставляет сестру одну, даже когда за углом его поджидает закадычный дружок Алешка. Собственно, Алеша тоже против Нины ничего не имеет. Хорошая она девчонка, свойская, компанейская, не ябеда.

Так жила-поживала эта славная троица, пока…

Пока Абра и Кадабра не добрались до города Дружного.

Глава 3, в которой мы узнаем о злоключениях Абры, Кадабры и их гадких поступках в городе

Бредут Абра с Кадаброй по лесу, спотыкаются, ворчат, но меж собой не ругаются. Боятся дядюшкиного гнева. Вездесущий он волшебник: все увидит, все услышит. Но языки у сестриц чешутся, на месте не лежат. Очень им хочется на ком-нибудь злость сорвать.

— Идешь тут как каторжница, — бормочет Абра. — Ноги уже обмозолила.

— И никому до нас горемычных дела нет, — подхватывает Кадабра.

— Дядюшка, — продолжает Абра, — мог бы племянницам хотя бы завалящего «Жигуленка» подарит!..

— Мигом бы домчались до города, — поддерживает ее Кадабра. — Хотя по этим буеракам и на машине не проехать. По воздуху лучше.

— На самолете что ль? — хихикает Абра. — Для твоей физиономии самолет слишком хорош. Тебя, страшилу, только в ступе возить можно.

— А где ее взять, ступу-то? — вздыхает Кадабра.

— Свистнула бы у Бабы Яги. У этой бабуси все имеется, — завидует Абра. — Захожу на днях — сидит, телевизор смотрит. Я вижу, программа вроде бы не та, что у нас. Интересуюсь, откуда, мол, бабуля, такие виденья? Улыбается хрычовка. «Это я, — говорит, видик приобрела. Теперича Змей Горыныч мне из-за границы видеокассеты приносит. Три голо ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→