Навь Остров. Территория забытых богов

Владимир Кучук

Навь Остров. Территория забытых богов

Глава 1

Пятый час Матвей и Алексей были в дороге, выдернутые из родного города неожиданно вмешавшимися в их спокойную и размеренную жизнь обстоятельствами. Едва пересекли границу между своей и соседней областью, их не преминул тормознуть осоловевший от дневной духоты и монотонности своей работы инспектор на посту ДПС. Новенький японский джип Алексея, на котором ехали друзья, безусловно, показался ему лакомым кусочком, но, после тщательной проверки машины и документов, заметно погрустневшему старшему лейтенанту пришлось отпустить путешественников, пожелав счастливого пути.

— Через город поедем, или по «объездной»? — Спросил Матвей, недавно сменивший друга за рулем.

— Да нет, Мот, поехали по кольцу, чего мы в городе не видели. — Алексей широко зевнул. — Вдруг пробки будут, да и шумно там. А мне, чего-то, поспать охота.

Устроился Леха шикарно: откатил кресло до упора назад, почти полностью откинул спинку и с комфортом улегся, уложив скрещенные ноги, по-американски, на «торпеду».

— Жратвы у нас предостаточно, заправлены под завязку, — бормотал он уже сквозь сон, — так чего ж нам там делать, в городе то? Так что ты крути баранку, старик, крути. Устанешь — буди. Только не уставай еще, хотя бы, часик. Ладно?

Матвей, кинув взгляд на засыпающего друга, приглушил радио. Судя по карте на планшете, до объездной дороги было километров сто, вдвое меньше предстояло проехать вокруг города, а там, до села Дубравино Березовского района — конечного пункта их путешествия, еще двести с лишним километров. Все бы ничего — не такие уж и большие расстояния, но, учитывая одну из главных бед России — дороги, даже на таком «звере», как внедорожник «Мицубиси», сильно разогнаться не было возможности.

Погода полностью соответствовала времени года: зелень вокруг почти набрала полный объем, вернувшиеся с юга пернатые носились в небе по каким-то своим неотложным делам, заливая пространство звонким и мелодичным пением. Легкий ветер, залетавший в салон через приспущенное стекло, приносил с собой насыщенные, ни с чем несравнимые и неповторимые запахи весны.

Таким же настроение было и у Матвея. «Не зря говорят, — думал он, притормаживая перед карабкающимся в гору и безбожно пыхтящим самосвалом, — о фантастической способности жизни преподносить сюрпризы. Ведь всего неделю назад у меня были совершенно другие планы и намерения, в которые эта поездка совершенно не входила. Вернее, поездка должна была состояться, но не в Российскую глубинку, а на пляжи Средиземного моря. И — бац! Все кувырком! Ну, что ж, буду надеяться, что поговорка «что не делается — все к лучшему» оправдается и в моем случае».

* * *

А всего лишь неделю назад Матвей, переполненный счастьем, как трамвай пассажирами в час пик, мчался на легковушке по улицам родного города. Его настроение разделяли, казалось, все вокруг: и весеннее солнце, лучи которого пробивались сквозь молодую листву, лаская лица соскучившихся по теплу людей, и многочисленные прохожие, вальяжно прогуливающиеся по тротуарам, и инспектор ДПС, лихо машущий полосатым жезлом, выручая «зависший» на перекрестке светофор. Даже три грации с кувшинами на плечах из скульптурной композиции, украшающей фонтан в центре площади, улыбались во всю ширину своих мраморных лиц. Да о чем тут говорить, если даже движок отцовской «девятки», привыкший периодически выкидывать всяческие фортели в самое неподходящее время, с самого утра работал безукоризненно и тихонько урчал как сытый и довольный жизнью кот!

Все дело в том, что Матвей собирался совершить очень важный, может быть — самый главный поступок в своей жизни — сделать предложение, как это принято говорить, руки и сердца своей любимой девушке.

Надя, Надежда, Наденька! Как же долго ждал он этого дня!

С голубоглазой блондинкой с фигурой Дюймовочки он познакомился совершенно случайно, прямо посреди улицы, недалеко от «политеха», в котором, на тот момент, учился на четвертом курсе. Девушка стояла, опершись об фонарный столб, с отчаянным видом разглядывая в руке оторвавшийся от туфли каблук. Матвей, мгновенно оценив обстановку, сразу предложил свою помощь и, совершенно не замечая слабые попытки вежливого отказа, повез на тут же пойманном такси Надежду домой.

Дома их встретила предупрежденная по мобильнику мама, которая сразу усадила девушку за стол, а Матвей, достав отцовский ящик с инструментом, принялся за ремонт обуви. Каблук сидел на месте уже через двадцать минут, но нужно было подождать, пока клей должным образом засохнет, поэтому спаситель мог наслаждаться обществом прекрасной незнакомки еще целый час.

В непринужденной беседе во время чаепития выяснилось, что Надежда приехала недавно из небольшого поселка, расположенного в ста километрах от их города. Живет у своей тетки, учится на вечернем отделении местного финансово-экономического института и подрабатывает на кафедре физики «политеха» лаборанткой. Дома, в поселке, живут ее мать и младшие брат и сестра.

С того дня они почти не расставались. Влюбленности Матвея, как говорил отец, не замечал только памятник Ильичу на площади, всегда смотрящий только в одну сторону с гордо поднятой головой. Все мечты, мысли, разговоры с родителями были заняты только Надеждой.

— Не надумал ли ты жениться, парень? — с деланной тревогой в голосе спрашивал отец, оторвавшись от любимой газеты и глядя поверх очков, сдвинутых на самый кончик носа. — Ты же помнишь наш уговор: только после окончания института, когда на ноги встанешь!

— Не переживайте, ма, па! — весело отвечал счастливый влюбленный, — условия будут соблюдены полностью. Кстати, работой по окончанию института я уже, кажется, обеспечен!

— Это как это? — отец совсем отбросил газету. Мать перестала греметь на кухне посудой, появилась на пороге комнаты, вытирая руки фартуком.

— Какой работой, сынок?

— Хорошей, родители! Как раз по моей специальности. Приходил начальник службы безопасности одного из самых мощных банков нашего города.

— Это который на Кутузовской площади, как его… «Рубин», кажется?

— Именно, батя! В общем, их заинтересовала тема моего диплома и все мои наработки по информационной безопасности финансовых учреждений они хотят попробовать применить у себя в банке.

— А какую зарплату обещали? — чуть подумав, спросил отец.

— Ну, на первое время тысячи две. А если испытательный срок пройду успешно, то еще столько же.

— Ой, а чего ж так мало то, сынок — две тысячи, — запричитала мать, — меньше, чем пенсия у бабушки была!

Матвей недоуменно посмотрел на мать, затем на отца, а когда до него дошло, громко засмеялся.

— Две тысячи евро, родители, евро, а не рублей! А в рублях это больше сотни будет!

— Больше сотни чего, сынок?

— Рублей, мама, больше сотни тысяч рублей!

* * *

Получив диплом, Матвей вышел на работу в банк чуть ли не на следующий день и через пару месяцев уже был полноправным винтиком огромного и сложнейшего финансового механизма. С зарплатой не обманули, так что вчерашний студент, всю учебу довольствовавшийся стипендией, различными подработками и помощью родителей, мог, наконец, вздохнуть свободно в финансовом плане, и даже почувствовать себя чуть ли не миллионером!

Тогда то и решил Поляков, что заветный час настал, и он абсолютно готов на ответственейший мужской поступок.

Первым делом о грядущем событии были поставлены в известность родители.

— Что ж, сынок, — всхлипнула мать, — ты у нас уже не маленький. Как говорится, мы тебя благословляем. Только…, ты уж прости меня, дуру старую, но…

— Что, мам?

— Душа не на месте, Мотя. Понимаешь… то, что ты любишь Надю, мы видим и совершенно в этом не сомневаемся. Но… любит ли она тебя — мы с отцом не совсем уверены.

— Ладно, мать, хватит уже! — Подорвался со стула отец. — Уверены, не уверены…. Сами разберутся! Ты это, Матвей, как решил, так и поступай. Я одобряю. Мужик! Мы с матерью вам поможем, насколько сможем. Сразу, как…. в общем — после всей лирики сразу с Надюхой сюда. Нужно будет это дело обмыть и обсудить планы на будущее.

* * *

И вот крылья любви в виде повидавшего всего на своем веку произведения отечественного автопрома принесли счастливого влюбленного к подъезду, в котором жил, как скажут классики, предмет его воздыханий и вожделений. Немного пришлось повозиться с парковкой машины, так как тот пятачок, на котором Матвей обычно ставил «девятку», полностью был погребен под огромного размера «крайслером». Схватив с заднего сидения огромный букет роз и проверив целостность коробочки с золотым колечком во внутреннем кармане пиджака, Матвей поправил галстук, пригладил прическу и решительно направился к подъезду.

Они не виделись уже четвертый день, так как у Нади на носу была сессия, и она всецело отдалась занятиям. Матвей решил, что это даже к лучшему — он сможет спокойно подготовиться к такому важному шагу, который будет для любимой неожиданным и очень приятным сюрпризом.

Взлетев на третий этаж, без пяти минут жених немного потоптался у заветной двери, собираясь духом, а затем вдавил кнопку звонка.

После трели за дверью послышались шаги.

— Кто там? — раздался приглушенный голос тети Гали — Надиной тетки.

Матвей отпрянул в сторону, чтобы не быть видимым в глазок, и измененным голосом с нотками возмущения выдал.

— Ваши соседи снизу! Вы нас заливаете!

— Ох, заливаем! — послышались причитания за дверью. — Как заливаем! Я же не…

Защелкал замок и дверь, наконец, распахнулась.

...
Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→