УБЕЖАТЬ ОТ ЗВЕРЯ

Автор: Э.К. Джонстон

Рейтинг: 16+

Серия: Вне серий

Главы: Пролог+32 главы

Переводчик: Екатерина Б.

Редактор: Екатерина Л.

Вычитка и оформление: Натали И.

Обложка: Таня П.

ВНИМАНИЕ! Копирование без разрешения администрации группы и переводчиков ЗАПРЕЩЕНО!

Специально для группы: K.N ★ Переводы книг

(https://vk.com/kn_books)

ВНИМАНИЕ!

Копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков запрещено!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Пролог

После школы я иду на пробежку. Обычно мне хватает тренировки между занятиями и уроками физкультуры, и я не тренируюсь дополнительно. Но на этой неделе я чувствую, что взорвусь, если не буду двигаться. Поэтому я бегаю. Пробегая вверх и вниз по улицам Палермо, рассматривая дома и разноцветные листья на деревьях, я напоминаю себе, что мое тело — это моя собственность, без ограничений. Я бегу по проселочной дороге, под ногами скрипит гравий — пока от запаха сосны меня не начинает тошнить, тогда я мчусь обратно, к безопасности бетонного тротуара. Я бегу и бегу, и когда вечером наконец-то засыпаю, я настолько уставшая, что не помню свои сны

Как-то вечером я пробегала мимо церкви, которую мы с отцом посещаем каждое воскресное утро, когда оба бываем дома (ну… это примерно раз в месяц, в удачный месяц). На протяжении всей следующей недели я каждый вечер пробегала мимо этой церкви, но сегодня свет в кабинете пастора включен. Когда-то давно церкви были открыты постоянно, как пристанище для нуждающихся. Но, полагаю, мир меняется. До происшествия у меня никогда не возникало мыслей о церкви, но когда я вижу включенный свет, ноги сами замедляются около нее, и я стучу в дверь еще до того, как осознаю свои действия. Сильный удар моего кулака отдается по деревянной двери. Я уже готова передумать, но сбежать было бы грубо. Дверь открывается в тот момент, когда я уже решаю, что свет оставили включенным случайно. Появляется одетый в обычную одежду пастор, выглядя при этом слегка сконфуженно. На мгновенье, когда он узнает меня, его глаза распахиваются, а затем он придает лицу нейтральное выражение.

— Здравствуй, Гермиона, — говорит он. Интересно, он помнит мое имя потому, что хорош в своей работе, или потому, что меня показывали в новостях. Он не спрашивает, в порядке ли я. Вместо этого жестом приглашает меня войти и закрывает за мной дверь. Возможно, потому, что я нахожусь в церкви. Возможно, потому, что этот мужчина крестил меня. Но я не боюсь его.

— Здравствуйте, преподобный Роб, — говорю я, и звук закрывшейся двери эхом разносится по коридору. — Надеюсь, я не отрываю вас от дел?

— Нет. Нет. Просто готовлюсь к воскресенью. Столько лет, а я все еще немного побаиваюсь выступать, вплоть до начала проповеди.

Я иду следом за Робом обратно в освещенный кабинет, заполненный старыми книгами. Пастор указывает мне на один из стульев. Только сейчас я понимаю, что именно хочу сказать, о чем хочу попросить.

— Не хочешь выпить воды или чая? — спрашивает он. — Это все, что у меня здесь есть.

— Я в порядке. Спасибо, — чувствую себя чрезвычайно неловко. Я все еще ищу в себе силы сделать это. — Я не часто прихожу сюда.

— Все нормально, — пастор комфортно располагается в своем кресле. Люди больше не чувствуют себя комфортно рядом со мной. — Я знаю, как пролетает жизнь. Церковь и графики работы не всегда совпадают, так что я придерживаюсь политики открытых дверей.

— Точно, — говорю я. — У меня к вам две просьбы. Одна немного самонадеянная. А вторая… тоже самонадеянная.

— Пожалуйста, говори, не стесняйся.

— Спасибо, — на мгновение я замолкаю, собираясь с мыслями. Я думаю о взглядах, обращенных на меня в магазине, и делаю глубокий вдох. — Пожалуйста, не просите людей молиться за меня.

Часть 1

А летняя аренда дарует слишком короткое свидание.

Глава 1

— Клянусь Богом, Лео, если ты бросишь еще хоть один носок, то я лично сброшу тебя в озеро, — кричу я, мои колени прилипают к виниловой обшивке сиденья, пока я поворачиваюсь к задним рядам. Когда мы загрузились в автобус, парни заняли задние места, и поскольку оттуда доносился странный запах (ну очень странный запах), мы были только счастливы позволить им занять их. Однако я не ожидала постоянного обстрела носками.

— Как будто ты смогла бы, Винтерс, — кричит он в ответ. Остальные парни начинают улюлюкать.

— Возможно, я и маленькая, — отвечаю я, — но я ловкая.

— Мне ли этого не знать, — Лео кидает хитрый взгляд, и улюлюканья переходят в недвусмысленные свистки.

Я снова начинаю заводиться из-за свернутых носков, едва слушая Лео, но обращаю внимание на Кларенс, которая выглядит так, будто жаждет расплаты. Я смотрю на остальных, а затем резко отворачиваюсь, глядя вперед, но к тому времени, как снова сажусь на свое место, я улыбаюсь. Остальные девушки наклоняются ко мне, их заплетенные лентами косички свисают по плечам не менее угрожающе, чем мировое скопление змей. Конечно, вполне возможно, змеи хотят, чтобы мы именно так и думали.

Я чувствую, как под колесами автобуса меняется дорога. Всего лишь миг до гравия. Мы уже близко.

— Серьезно, Гермиона, — шепчет Полли достаточно громко, чтобы услышали остальные девушки. Мой помощник капитана команды и лучшая подруга тоже чувствует наше приближение. — В этом году мы точно скинем задницу Лео в озеро.

— Да ладно. Нам надо придумать что-то получше этого!

— Точно, — взвизгивает Астрид, ей пятнадцать, и она соглашается со всем, о чем говорим мы с Полли. Власть опасна, или она может быть такой. Но это однозначно весело.

— Это будет самая лучшая кричалка в лагере, — говорит другая новенькая, перегнувшись через спинку сиденья. Она все еще настолько низкого роста, что я уверена, пока она пытается подобраться еще ближе к нам с Полли, ей приходится приподнимать колени над своим сиденьем. Я не могу вспомнить ее имя. И этому нет оправданий. Я должна быть лучшей.

— Девочки, — говорю я таким голосом, будто раскрываю им тайну Вселенной, — это будет самая лучшая кричалка года.

— Вперед, «Медведи»! — кричит Полли, вскидывая в воздух руки с идеальным маникюром и тряся воображаемыми помпонами. Парни со своих мест топают ногами в ответ. Даже водитель автобуса попадает под ее чары, и я ловлю его на том, что он смотрит на нас через зеркало заднего вида и улыбается. Я единственная, кто знает ее достаточно хорошо, чтобы понимать, насколько она невыносимо саркастична. Это и есть суперсила Полли. Не имея других вариантов, она стала черлидером, но хотя она и выглядит как образец совершенства, под этой пластиковой ширмой скрываются ростки презрения и пренебрежения, поэтому я рада, что она на моей стороне. Как бы там ни было, если Полли поддерживает тебя, ты должна считаться с этой силой.

Как всегда, тщательно просчитанный и культивированный энтузиазм Полли заразителен, поэтому, как мы и планировали, когда автобус проезжает мимо огромной деревянной таблички «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЛАГЕРЬ MANITOUWABING», окна опускаются, и большинство из нас выкрикивают в окна, насколько сильно мы любим нашу школу и как мы гордимся быть «Боевыми Золотыми Медведями». Наверное, Полли это кажется нелепым — и, вероятно, она права — но мне все равно. Мы — команда. От новобранцев, отчаянно старающихся приспособиться к нам, до моего парня, который все еще не выходит из моей головы со своими бросками носков. Мы — команда, и мы въезжаем в лагерь — самые громкие и самые гордые из всех. Я бы ни на что на свете не променяла это.

* * *

Автобус сворачивает к стоянке, покрышки скрипят на грунтовой дороге, поскольку около нас останавливается минивэн, мы остаемся на своих местах. Тренер Кэлдон выползает из машины. Мгновенье она растягивается, при этом ее идеальные прямые угольно-черные волосы практически касаются земли. Ей около сорока, но у нее гладкое лицо с таким цветом кожи, за который мы все смогли бы убить. Она до сих пор обладает атлетическим телом — тонкое, мускулистое и чрезвычайно скоординированное — но я знаю, что в университете она порвала связки, и ей тяжело переносить долгие поездки на машине. Когда она разминается настолько, чтобы идти без заметной хромоты, то сразу направляется в офис. Тем временем ее дочь вылетает из машины со стороны пассажирского сиденья, и через мгновенье, когда водитель открывает для нее дверь, одним внушительным скачком запрыгивает на ступеньки автобуса.

— Всем привет! — кричит она. Флори всего десять, но мы все от нее без ума. Мне немного грустно, что меня не будет рядом, когда она начнет заниматься черлидингом в средней школе. — Мама ушла, чтобы зарегистрироваться и получить наши хижины. Она хочет, чтобы вы все сидели смирно, пока она не вернется.

Это кое-что говорит о силе Александры Кэлдон, потому что ее указания переданы десятилеткой, и эффе ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→