Часть первая.

Клинок и птица.

Глава I.

Интермедия I.

Квин дрожал.

Не от холода, хотя подходящая к середине ночь успела выпить все тепло из окружающих домов и той подворотни, в которой он сидел уже полчаса, прижавшись спиной к медленно леденеющей стене. И не от страха – улица была знакома ему, словно собственная ладонь. Тени, движущиеся по ней и пропадающие в переулках, он помнил наперечет.

Задумываться над причинами, заставляющими вздрагивать мышцы, было опасно. Стоило мыслям об этом занять его, и дрожь бы усилилась, проникая глубже, открывая путь холоду, противостоять которому гораздо труднее. Поэтому Квин старался думать о чем-то постороннем, не имеющем отношения к темной улице: теплой каморке, которую недавно покинул, сестре, кашляющей за перегородкой, и чайнике, остывающем на электрической плитке…

Медленно теряющем тепло…

Он резко выдохнул, стараясь согреться, и темнота в глубине подворотни пришла в движение, словно услышав его. Пара человек, показавшихся оттуда, до смерти напугали бы Квина еще неделю назад. Сейчас же их кожаная броня, нашивки и оружие казались ему естественными. Более того – он был рад их видеть.

– Вы долго. – Проворчал он для порядка, и удивился тому, каким высоким оказался его голос… просто какой-то писк. Старший из наемников, высокий, с черными волосами, поблескивающими в темноте – не обратил на его слова ни малейшего внимания. И швырнул ему сумку, тяжелую, с широкими пластиковыми ремнями.

– Что, задницу отморозил? – Спросил второй наемник, пониже ростом, хорошо знакомый Квину. – Ничего, тяжесть потаскаешь – согреешься.

– А где… все? – Спросил Квин.

– Перед тобой. – Сказал высокий наемник. – С нами прогуляешься, тут недалеко. Где башня с баком знаешь?

– С чем?

– Бак с водой на вышке. – Уточнил Финг, второй наемник, и хлопнул Квина по плечу. – Ты же вроде как храбрец? Сам вызвался, я тебя за язык не тянул.

– Водонапорная.... – Квин с трудом восстановил равновесие и забросил сумку за спину. – Да тут два квартала пройти наверх, и свернуть…

– Вот и двинули. – сказал Финг.

– Но я думал…

– И зря. – Отрезал второй наемник. – Не твое это дело, думать. Сумку тащи, и под ноги смотри.

– Вот-вот. – Поддержал его Финг. – Не так просто в Шипы попасть, как кажется, братишка. Сперва поработать придется.

Они вышли из подворотни, словно охотники в глубокой пустыне, ожидающие атаки – высокий наемник впереди, Финг позади, а Квин посередине. Сумка с чем-то тяжелым и твердым то и дело била по спине, заставляя спотыкаться. К тому же наемники словно специально выбирали участки улицы, освещенные хуже всего, даже не приближаясь к редким фонарям. Несколько раз они останавливались в темноте, по шипящей команде высокого наемника, пропуская мимо гвардейские патрули. И еще раз ждали дольше, минут пять, пока компания пьяных Молотов выясняла отношения посреди улицы.

Водонапорная башня проступила в звездном небе квадратной тенью, и только тогда Квин понял, как замерз.

– Здесь. – Сказал он. – Пришли.

– Вот и хорошо. – Обрадовался Финк. – Не такая она и большая, верно?

– Точно. – Ответил высокий наемник. – По одному на опоры будет достаточно, пару сохраним, пригодятся.

– А что делать? – Спросил Квин.

– Тебе – заткнуться. – Высокий отобрал у него сумку и бросил на землю.

– Дальше мы сами. – Сказал Финк, доставая оттуда что-то небольшое, прямоугольный сверток, слабо различимый в темноте. – А ты пока отдохни… типа.

– Я не понимаю, это же…

– Как и я. – Громкий шепот прозвучал словно в голове Квина, заставив вздрогнуть.

Финк выронил сверток и обернулся. Рядом с ним возник, заплясав, словно светлячок, зеленый индикатор зарядов – высокий достал игольник, и теперь водил стволом из стороны в сторону, ища цель.

– Че за…

– Вы взорвете вышку, возможно, убив людей в окружающих домах. Разрушите часть улицы. Зачем?

– Эй, покажись…

– Из-за денег? Но через два дня они не будут стоить здесь ничего. – Голос приблизился, и совсем рядом с Квином проступила серая тень. Человек в плаще, вроде тех, что носят жители пустыни, стоял между ним и наемниками, неизвестно как там оказавшись. – Вы не успеете их потратить.

– Да ну. – Индикатор пропал из поля зрения Квина. Теперь ствол смотрел в его сторону, на неизвестного, стоящего между наемниками. – Ты вообще кто будешь?

– Я вижу, что речь не об одной вышке. – Шепот стал громче, и Квину захотелось зажать уши. Слова, произнесенные со странным выговором, словно ввинчивались ему в мозг.

– Обо всех, что с этой стороны холма. – Неожиданно ответил Финк, который тоже успел достать игольник, и держал его на весу. – Их всего три, вроде.

– Вот как?

– Да. Эта водная, и еще две с орудиями. – Речь Финка стала ускоряться, слова полились потоком. – Те, что пониже, на восточную сторону смотрят. Нам не говорили, но я слышал, как мелкий сказал про них. Мы вроде как и знать об этом не должны…

– Заткнись! – Прошипел высокий наемник, видимо, совершенно переставая понимать, что происходит. – Что ты несешь?!

– Но я краем уха слышал. Еще две группы должно быть, или даже три – те, что с базы в Яме пойдут. Там большая база, и они сами по себе…

Хлопнул игольник и Финк замолчал. Квин, зажав уши руками и опустившись на корточки, наблюдал, как тот покачивается, а затем мягко оседает на мостовую. Давление стало сильнее, словно шепот, на самой грани слышимости, сдавливал голову с двух сторон. Высокий наемник пытался прицелиться в незнакомца, стоящего совсем рядом, но что-то явно мешало ему. Игольник, отблескивая в свете звезд, плясал, словно рыба в канале, не дающаяся в руки незадачливому рыбаку.

– Значит, вас больше? – Снова прозвучал шепот. – Я исправлю это.

– А… иди к черту! – Ответил высокий наемник. Игольник в его руках неожиданно повернулся, и в темноте раздался еще один хлопок.

Квин не услышал, как тот упал. Незнакомец смотрел теперь прямо на него, каким-то невозможным образом он видел в темноте его лицо, обезображенное металлическими осколками, врастающими в кожу.

– Я… не знал. – Сказал Квин, отвечая на безмолвный вопрос. – Кредиты, работа… купить еды.

– Сестра. – Ответил шепот, озвучивая его мысли. – Сестра больна, нужны лекарства, больше никого. Комната, дом, тепло. Не хочу быть здесь, хочу домой.

– Да. – Согласился Квин и заплакал.

– Беги. – Сказала сломанная маска.

И Квин побежал.

I.

– Ты видел Бога?

– Где?

– На небе. Ты же был на небе, ты должен был увидеть Бога.

– Небо – это тонкая оболочка, за которой лежит холодная пустота. Там нет жизни, и воздуха. Люди строят там особые дома, из металла, и обогревают их изнутри. Много таких домов складываются в небесные города, парящие над особыми точками на Земле.

В коридоре на втором этаже не горел свет, но шепот разносился далеко. Мириам отлично слышала оба голоса, присев на верхней ступеньке лестницы. Не то, чтобы она собиралась подслушивать – скорее во всем были виноваты несколько стаканов молока, выпитых перед сном, заставивших ее проснуться в час ночи, и спуститься в альков, на первом этаже. А проигнорировать стук в дверь, которым Таня пыталась добудиться Джино, она просто не могла.

– То есть Бога там точно нет?

– В пустоте – нет. Но те из нас, кто верит в него, считают, что он находится во всем – в свете, воздухе, воде, в самом пространстве и каждом из нас. Например в тебе…

– Во мне?

– Ну конечно. Если его нет в детях, то значит он точно не существует… – Джино рассмеялся. – Так говорила учительница, в младшей школе.

– Твоя мама?

– Нет, учительница. Мы рождаемся не так, как вы, а в специальной машине. А потом детей воспитывают всех вместе, сначала в яслях, потом в школах…

– Машина делает детей?

– Ну да, можно и так сказать.

– И у тебя не было мамы?

– Получается, что нет.

– Это плохо. Слушай, но если Бог есть во всем, то он есть и в тебе?

– Ну… наверное.

– Почему же ты тогда так болеешь?

– Потому что… – Голос Джино, приглушенный дверью, зазвучал еще тише, словно он, как и Таня, сел, опираясь спиной о дверь. – Потому что я сам в этом виноват.

– Но что ты такого сделал?

– Я спустился на Землю, и этого достаточно. Я мог выстрелить себе в голову, и это тоже было бы моим выбором. Никто, кроме меня, не был бы за это в ответе…

– Но это не правильно!

– Почему? Все справедливо. Я получил награду, сообразно своему поступку.

Таня замолчала ненадолго, обдумывая его слова.

– Но если бы ты мог решать снова, ты бы остался дома… наверху?

– Не знаю, об этом не хочется думать. Почему ты задаешь все эти вопросы?

– Я думала, небесные люди знают ответы на все.

– Это не так. Я обычный человек…

– Неправда, ты очень умный…

– И очень усталый. – Не выдержала Мириам, и встала со ступеньки. – Ему же нужно спать, Таня!

Голос она не повышала. Наверное только поэтому Таня не вскочила с криком, а только сжалась, по прежнему прижимаясь к двери.

– Я боялась, что завтра он… что не успею спросить обо всем.

– Это Мириам? – Спросил Джино.

– Да.

– Спасибо за рисунок.

– Не за что. Это просто бумага, и немного мела…

– Это еще и мое лицо. – Голос Джино прозвучал глухо, снизу. Мириам присела у двери, рядом с Таней, чтобы лучше его слышать. – О котором ты мне напомнила…

– Би сказала, что ты будешь спать…

– Я спал достаточно. Девочка права, насчет завтра. Сколько тебе лет, Мириам?

– Шестнадцать. Осенью будет семнадцать, а что?

– Осень… это когда зеленеют деревья, да? Вся долина становится зелен ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→